Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Это было не просто первое место. Это было высшее место! Подумаешь, Сема не поднялся выше второго на официальном «Захвате флага»! Все это мелочи. Главное, Збруев признал его превосходство! «Петроградские» были если не посрамлены, то хотя бы уязвлены. Разве не бальзам на душу?..

Павел вытащил зажигалку и несколько раз чиркнул кремнем, извергнув красивые, пушистые снопы искр. Однако пламя даже не думало появляться. Может, бросить наконец это гиблое дело, как говорит его сестра Ольга? Наверное, это знак! Точно, надо бросить курить, немедленно. Или хотя бы уменьшить дозу, а то ведь и…

В заднем кармане брюк задребезжал телефон. Ну вот, пожалуйста. Еще один знак. Демонстративно переломив сигарету и выкинув ее в урну, Павел подмигнул улыбающейся ему девушке (на пальце у нее, какая досада, красовалось обручальное кольцо) и достал маленький неприметный телефон. Номер не определился. Хм… Павел нахмурился. Это же секретный телефон, хакерский. Кто бы это мог быть? Может, Жека хочет с победой поздравить? Так ведь он уже поздравил. Или Пахом отметить зовет? Но у того номер всегда определялся — как ни старался Пахом его скрыть. Павел нахмурился, а телефон все продолжал тихо подрагивать, призывая ответить таинственному абоненту. А, к черту: не попробуешь — не узнаешь. Случайностей-то не бывает! Наверняка все очень просто объясняется.

— Алло? — осторожно ответил он.

— Павел? — раздался в трубке незнакомый бархатистый голос. — Павел Крашенинников?

— Да, — на автомате выдохнул Павел и тут же запаниковал. Кто это?! Полиция? ФСБ?! Тот хмырь из жюри? Блин, попал! Но он же ничего не сделал!.. Почти ничего… Нужно сваливать отсюда!

— Не вешайте, пожалуйста, трубку, — поспешно сказал незнакомец, — я ваш друг. Это честно. Я не из органов, не из института и не ваш знакомый. В том смысле, что это не розыгрыш.

— Как вы… — голос Павла немного охрип. — Откуда вы знаете этот номер? И ваш не определился… — Он принялся настороженно оглядываться, но на него никто уже внимания не обращал. Павел медленно спустился с крыльца и отошел в сторонку. У него в груди появилось неприятное томящее чувство.

— Это не так уж и сложно на самом деле, — ответил голос. — Хотите узнать как?

— Ну… э-э… — Павел лихорадочно соображал. Пытаются заинтересовать, будто маленького ребенка. Грубо, однако! — Что вам нужно, извините? — Уверенность снова вернулась к нему.

— О, извините, Павел, я не представился. Мое имя Клим, и оно настоящее. Хочу от всего сердца поздравить вас с очередной победой в этом непростом хакатоне. Ваше решение, бесспорно, впечатлило меня; правда, я бы его реализовал чуть иначе, особенно что касается скрытой его части.

— Э-э… ну… спасибо, — пробормотал Павел. — Но кто вы?

— Скажем так: я представитель одной весьма серьезной организации, которая хотела бы предложить вам работу, поначалу удаленную, а затем… А затем видно будет. Наше наименование вам все равно ничего не скажет, мы не публичная компания, по крайней мере в вашем понимании. Зато платим более чем хорошо. Но ведь ваш интерес не только в деньгах? Я обещаю по-настоящему интересные темы, технологии и буквально море возможностей. За год вы узнаете столько, сколько все ваши знакомые хакеры не узнают и за всю свою, будем надеяться, долгую жизнь…

— Погодите, — прервал словесный поток Павел. Это ему начинало нравиться все меньше и меньше. Они действительно считают его настолько наивным? — Я не занимаюсь ничем подобным.

— «Ничем подобным» — это чем? — спокойно спросил голос.

— Ну… криминалом всяким. Я не кардер. И сайты валить не собираюсь. И банковские счета — это не ко мне!

— Успокойтесь, Павел, вам никто и не предлагает криминал! Какие еще сайты, какие счета? Конечно же вы вправе предполагать такое, и я не осуждаю вас, даже напротив! Очень хорошо, что вы не доверяете каждому встречному и отлично понимаете разницу между злом и добром. Нам ведь неплохо известно, что вы придерживаетесь правильных моральных устоев, но при этом еще и довольно талантливый малый, потому и обращаемся к вам… за помощью.

— За помощью?

— Именно, Павел, именно. И готовы, повторю, хорошо платить за нее — на постоянной основе. Однако сразу же отмечу, что многие товарищи, работающие на нас, сами готовы платить, лишь бы иметь доступ к тому… к чему они его имеют.

— И что же это такое? — хмыкнул Павел. И тут его озарило: — Вы занимаетесь Форексом. Валюта, рынок акций, фьючерсы и тому подобное, да?

— Всему свое время, Павел, всему свое время. Но это вовсе не Форекс и не рынок акций, даже не близко. Но куда интереснее! Впрочем, мы еще не уверены, что наше с вами сотрудничество выйдет на необходимый уровень. Однако для того чтобы доказать свою серьезность, позвольте вручить вам аванс. Сто пятьдесят тысяч для начала устроит? Разными купюрами, не мечеными и не находящимися в розыске. И уж конечно, самыми что ни на есть настоящими. Прямо у вас под носом. Можете взять их. Хотите? Вы не будете обязаны нам чем-либо, это я вам обещаю. Все чисто.

— Чего?.. — просипел Павел. Да это же развод! Банальный, тупой развод. И совсем не смешной. Интересно, кто это прикалывается: Жека небось?

— Аванс, — терпеливо повторил голос. — Можете взять, но лишь с одним важным условием, несложным для вас, я так полагаю.

— Каким же? — глухо отозвался Павел.

— Полное молчание. Никому не говорите о нашем разговоре, деньгах, предложении. Ничто и никому. Это очень важно. Почему — сами потом поймете. Считайте это абсолютной коммерческой тайной. По рукам?

Вот оно! Крючок! Оп, и насадили нежно, а потом так мя-а-агонько потянут, и вот ты уже трепыхаешься на бережку, и вот с тебя счищают чешую… С полгода назад его уже пытались затащить в свою так называемую «команду» одни нехорошие типы. Нет, тогда речь точно не шла о простом хулиганстве в виртуальном пространстве: нужно было ломать банкоматы, ставить на них «жучки», менять программное обеспечение, воровать пин-коды, в общем, снимать деньги — Павлу сказали об этом прямо и откровенно. И ведь он чуть было не согласился! Более того, на своеобразном собеседовании по «улучшению качества отъема бабла у наивного населения», немного подумав, даже предложил новый хитроумный способ, при котором с аппарата снимались деньги не клиентов, а самого банка: требовалось проделать в боку небольшое отверстие (что сделать дрелью со специальной насадкой не так уж и сложно), подключить кабель (шину, на профессиональном языке), и — р-раз! кошельки капиталистов сели на серьезную диету. Стоило, конечно, надеть форму обслуживающего персонала и подготовить липовые удостоверения, но этих мер было достаточно — ведь как правило, местной охране по барабану техника, стоящая в «предбанниках» супермаркетов и не относящаяся непосредственно к колбасе на полках. Но когда Павел пришел домой, то… что-то случилось — он вдруг понял, что вот она, кривая дорожка! Стоит один раз оступиться, и пошло-поехало. Проведя ночь в тягостных размышлениях, к утру он передумал становиться черным хакером и впоследствии никогда не жалел о своем решении, несмотря на то, что ему некоторое время даже угрожали, мол, ты «видел наши лица».

— По рукам? — нетерпеливо повторили в трубке.

— Не-а, — спокойно ответил Павел, — не по рукам. Грубо работаете, Клим. Всего хорошего!

— Стойте! — встревожился вербовщик или, как часто таких называют, хантер. Впрочем, это был очень странный «охотник за кадрами». — Вы действительно считаете это все розыгрышем?

— Как минимум. А может, и кое-чем похуже.

— А как же технологии, знания? Вам они не нужны? Вы даже не понимаете, чего можете лишиться! С амбициями же у вас все в порядке? Все в порядке. Тогда что стоит попробовать? Отказаться сможете в любой момент, гарантирую.

— Да ну!.. — На Павла вдруг накатила ужасная усталость. И на фига он ответил на этот звонок? Деньги, говорите? Сто пятьдесят тысяч не мечеными? Ага, свежо предание…

— Послушайте-ка, Павел, — в голосе Клима зазвучали металлические нотки, — у меня нет на вас много времени. Перезванивать я вам точно не буду, это не в наших правилах. Вы неплохой кандидат, но вовсе не единственный. Далеко не единственный! Упу?стите свой шанс — потом только на себя пеняйте. Впрочем, вы так никогда и не поймете, чего лишились… Ладно, не хотите — как хотите.

Павел нахмурился. А может, согласиться? Нет, что-то здесь не так. Явно какая-то подстава!

— Деньги в мусорке, на ступенях, где вы стояли пару минут назад, — сообщил вдруг голос. — Вы еще кинули туда сигарету, помните?

Хакер вздрогнул. Этот тип следит за ним прямо сейчас. Он где-то здесь!

— Все нормально, Павел, — сказал Клим. — Не оглядывайтесь, привлечете к себе ненужное внимание. Но вам нечего опасаться, это вовсе не бомба, так же как и не скрытая камера для нового телешоу. Но деньги еще там. Пока еще там. Просто подойдите, вроде как жвачку выкинуть, быстро засуньте руку и достаньте пакет: он небольшой, серая такая оберточная бумага, перевязан обычной бечевкой. Сразу же суньте его в сумку, которую расстегните, пожалуйста, заранее. Любопытным скажете, будто проездной по глупости выкинули. В общем, проявите ловкость рук. Все поняли?