Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Забудь! Хольми знает этот город как свои пять пальцев. Так что ему лучше быть за рулем, а ты сможешь вертеть головой по сторонам. Разве можно что-то увидеть, когда занят дорогой?

— Если только сам Хольми не возражает.

Парень остался сидеть на своем месте и не показал свое отношение к заданию на следующий день. Впрочем, кроме меня его мнением здесь никто не интересовался.

— Все будет в порядке, Бруни. Завтрашний день на Хольми.

Я проигнорировал кашель Чжоу. Понятно. Она уже решила, что я не премину затащить парня в кусты и там развлечься с ним. Что она обо мне воображает?!

Мне не дали возможности хоть что-то сказать Хольми, Эрика позвала следовать за собой. Я дал себе слово найти возможность поговорить с ним позже. Если он будет в гостевом домике вместе с Чжоу, то у меня будет весьма веский предлог, чтобы навестить его там. Вопрос лишь в том, захочет ли он со мной поговорить. Или лучше оставить это до завтра?

Мы поднялись на второй этаж по узкой винтовой лестнице. Как выяснилось, мои чемоданы кто-то уже успел отнести наверх и оставить в бывшей своей комнате.

— Здесь три спальни и папин кабинет, — пояснила Эрика.

Дочь хозяев больше не стеснялась — ее речь была спокойной, как будто она встречала старую бабушку, а не будущего жениха.

— Та дверь — это спальня родителей, эта — моя, а эта дверь спальни Хольми. Здесь остановишься ты.

Карие глаза быстро и горячо стрельнули в меня. В голове молнией промелькнула мысль, что неплохо было бы запереться на ночь…

Она открыла дверь, и мы вошли в довольно просторную комнату. Я даже не удивился тому, что мне здесь сразу понравилось. Очень. Понравилось. Хольми раньше спал на широкой, двухспальной кровати. Интересно… Он всегда здесь спал один? На темно-синем покрывале лежали четыре белые подушки. В помещении царила не только идеальная чистота, но и воздух стоял свежий. Здесь явно долго проветривали перед моим приездом.

Две из четырех стен были выкрашены в серый, почти черный цвет, две оставались белыми. На полках была масса книг и два скейтборда. В углу комнаты ближе к окну пустой мольберт.

— Твой брат любит рисовать? — обойдя свои же собственные чемоданы, спросил Эрику.

— Да, он рисует и очень красиво. Хольми хотел поступить в художественное, но отец настоял на том, чтобы братик выучился на специалиста по логистике.

— И что он?

— Подчинился, конечно. Разве можно ослушаться папу?

Я не удержался, чтобы не коснуться пальцами края мольберта. Это касание напомнило мне сегодняшнюю встречу с Хольми на пляже. Трепет его век, тяжелое дыхание и горячее возбуждение, так сильно покорившее меня…

— Бруни?

— Да. Я здесь, продолжай.

— Что продолжать?

Я осекся. Чуть не попросил ее продолжить рассказывать о ее брате. Более того, чуть не простонал при этом! Черт!!!

— В том плане, что… Куда, например, я могу положить свои вещи?

— Вещи? А… Мы с мамой освободили тебе несколько полок в его шкафу и повесили дополнительные вешалки. Ты не возражаешь, что твои вещи будут в одном шкафу с его одеждой? Я понимаю, ты привык к другому… Я слышала, ты жил в очень большом доме в Китае…

— В квартире. Нет, все отлично! В смысле… — я опять осекся. — В смысле, несмотря ни на что, я не настолько привередлив к окружающим меня обстоятельствам и вещам. Все отлично. Главное, чтобы Хольми не обиделся.

— Хольми? С чего бы?

— Ну… Мало ли, ему не нравится, что в его личной комнате поселился какой-то мужик.

— Какой-то? Да ты что! Мы тебя так ждали! А Хольми перебьется. Он давно съехал от нас. К тому же он такой молчун. Мне всегда было трудно понять, о чем он думает. В любом случае… В этом доме скоро будет перепланировка и эта комната перестанет быть его. А вещи отправятся в чулан. Они все равно ему не нужны. Он и забыл про них, бывает дома очень редко.

Очевидно, приняв мое молчание за понимание, она открыла ближайшую к себе дверь и щелкнула выключателем:

— А здесь душ и прочее. На первом этаже есть сауна. Послезавтра будет банный день. Такой порядок заведен в нашем доме.

— Отлично. Я бы сейчас с удовольствием принял душ и лег спать. А… Скажи, а мою помощницу устроят…

— С ней мама и Хольми. Ты можешь видеть гостевой домик из этого окна.

Она сказала правду. Из окна теперь моей комнаты было отлично видно небольшое одноэтажное строение во дворе. Я отодвинул занавеску, и первым, кого заметил на пороге гостевого домика, оказался ее брат. Парень как раз заносил чемодан Мэйли и незнакомую мне сумку.

— Они замечательно там устроятся, — сказала Эрика, подойдя ко мне. — Там две комнаты и даже есть кухня.

— Мне все-таки кажется…

— У них все будет хорошо.

Засмотревшись на происходящее у домика, я так увлекся, что не заметил, как невеста положила свою ручку мне на бок, приподнялась на цыпочки и дотянулась губами до моей небритой щеки. Мой взгляд в этот момент столкнулся со взглядом словно почувствовавшим на себе мое внимание и обернувшимся в нашу сторону Хольми. Позади него появилась Оливия, она тоже увидела нас. И мой взгляд.

Я спасался бегством. Не в прямом смысле. Почти не в прямом — схватил за талию Эрику и резко повернув свою голову, перехватил поцелуй ее губ своими губами. Девчонка опешила, но не оттолкнула. Через мгновение обвила ручками мою шею и ответила на поцелуй. От которого я ничего не почувствовал. Только разочарование. Одно разочарование. А заодно отрезал себе все пути к отступлению. Теперь ее мать видит, что у нас начинаются отношения — теперь к радости своей помощницы и я не смогу преступить черту. Я выбрал сторону, на которой буду играть.

И как же хорошо, что я не видел того, как отреагировал на мой поступок ее брат.

— Спокойной ночи, — пролепетала Эрика.

— Спокойной ночи. До завтра, буду с нетерпением ждать!

Я помахал ей, пока она закрывала дверь. Улыбка исчезла с моего лица и первым делом, что сделал — прошел к окну и плотно задернул занавески. Запрещаю себе туда смотреть. Извинюсь перед ним завтра. Когда остыну.

Очень надеюсь на то, что остыну к тому времени.

Глава 4

Я принял душ, умылся, обернул бедра полотенцем и разлегся на его кровати с книгой. Писать не хотелось. Издательство прислало несколько глав из моей последней книги на доработку, я пока решил даже не открывать письмо. Подождут. Сроки договора еще терпят, в спешке сейчас нет никакой необходимости.

За последний час с кровати вставал лишь один раз — во дворе послышался стук двери и в это же самое время я решил, что в комнате прохладно, необходимо срочно закрыть окно. Увидел нарушителя своего спокойствия. Из гостевого домика на улицу вышел парень. На небе уже сгущались сумерки, но во дворе горели уличные фонари, однако и без их помощи я увидел его оголенный торс достаточно ясно. Хольми вышел на улицу в спортивных шортах и принялся делать разминку перед пробежкой. С минуту… Целую минуту я наблюдал за ним, прежде мысленно отхлестал себя по щекам и силой не заставил отойти от окна.

Вернулся на кровать, уткнулся в книгу, подавив жар, проснувшийся у меня ниже пояса.

Дьявол! С этим надо что-то делать. Я голодный. Уже очень давно голодный. С другой стороны… может быть это даже хорошо? Почему бы не использовать мое состояние во благо? Почему бы не попробовать теперь, когда я так голоден, покрыть недостаток полезных веществ в организме, использовав помощь женщины. Эрики? Это может сработать. На самом деле может.

Эти мысли меня не только успокоили, но и почти мгновенно охладили. Перехотелось просто все, как только я представил себе Эрику обнаженной! Не заметил, как уже со всей серьезностью погрузился в книгу, в сюжет и забыл о реальности. Буквально убежал от нее. Не очень надолго. Пока в дверь моей комнаты не раздался короткий стук, после чего она распахнулась, а вошедший своевольно переступил через порог, так и не дождавшись моего приглашения.

Я оторвал взгляд от страниц, не сразу вернулся в реальность. На пороге стоял Хольми. Взмыленный, запах его пота моментально заполнил все помещение и проник в мои легкие, не забыв по пути затянуть карамельным туманом и сознание, и взор. Парень все еще был в шортах, он тяжело дышал, а по его загорелой коже скатывались капли пота и воды. Эти капли ласкали его настойчиво эротично, заставляя меня завидовать им в эту секунду.

Мой неожиданный гость скользнул по мне быстрым взглядом, сразу за этим отвел глаза в сторону и бросил довольно грубо:

— Мне нужно взять кое-что из моих вещей.

Он прошел к шкафу и открыв дверцу принялся что-то искать на полках. Я отложил книгу в сторону и сел на кровати, спустив ноги на пол. Проговорил следующее, пытаясь одновременно не показать, что потоп слюны в моем рту мешает мне говорить. Как ни странно, получилось вполне сносно:

— Разумеется, как тебе будет удобно. Я все же должен предложить тебе поменяться комнатами. Не разбирал свои чемоданы, могу перебраться в домик прямо сейчас. Я бы не хотел стеснять тебя своим присутствием. Это неправильно.

— Тебе здесь неудобно? — парень обернулся ко мне и еще раз скользнул по мне взглядом голубых глаз.

Я опять не понял — был ли он раздражен или заинтересован. Что ж такое? Ему не нравится, что сижу на его кровати?