Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— В Гардавии правят втроем. Сами императоры решили поделить власть.

Наги кивнули мне в знак приветствия. И я сделала то же самое. Подумала было «раскошелиться» до реверанса. Но потом решила все же придерживаться традиционных для земных женщин способов встречи иномирцев. Сковородка уже была, теперь вопрос за застольем.

В общем, насмотревшись на все это безобразие, я разместилась с мужчинами за столом и подумала, что у нас получилась вполне обычная рядовая палата дурдома. Осталось только вызвать санитаров, чтобы они сами себя упаковали в смирительные рубашки после увиденного.

Причем Рун уселся рядом со мной и время от времени словно случайно задевал меня бедром или плечом и… не знаю, что происходило, но теплая волна вдруг накрывала меня с головой, рассыпаясь мурашками по коже. Кажется, я с юности ничего похожего не испытывала. В такие минуты Рун замирал и начинал дышать так, словно только что вынырнул из глубины.

Тельвен принялся ловко расставлять на столе еду. И я почему-то вспомнила Задорнова, пока перечислялся список блюд.

Выступления нашего знаменитого сатирика о том, как любят наши люди называть еду непонятными даже для них самих терминами. Типа «холодец Цунами». Страшно даже представить, что творится с организмом после подобного лакомства. Или, к примеру — бифштекс Вулкан. Как-то даже пробовать опасливо.

Вот где работники «бистро», «ресторанов», «кофеен», расположенных где-нибудь в деревне «Большое выдрино», открыли бы для себя целую вселенную названий кулинарных шедевров.

Сарку очень напоминало спагетти с морепродуктами. Да и на вкус было очень даже недурственно. Прямо находка для «итальянской харчевни» «Мать твоя крестная».

Холет походил на шашлык с овощами. То, что нужно для «турецкой пельменной» «В Анталию за талией». А макти — такие небольшие кусочки рыбы, завернутые в какие-то злаки из другого измерения и водоросли — очень подошли бы для «японской хачапурной» «Харя Кири» (Кирилл, владелец хачапурной, просто не знал, что слово “харакири” не имеет к нему отношения и никак не призвано прославить его имя в веках).

Так думала я, пока блюда появлялись на столе, а Рун, как заправский хозяин дома, наливал всем чай в мои чашки. Я решила не мешать. Если мужчины накрывают на стол, лучше не сбивать у них эту чудесную программу. Даже если эти мужчины хозяйничают с вашей посудой и приборами, как со своими.

Наконец все расселились, и Рун заботливо положил мне всех блюд на пробу, после чего обратился к Тельвену.

— А кто остался руководить Академией?

— Мендрас, кто ж еще? — Бета покосился на меня и добавил: — Это оборотень-лев. У него не забалуешь.

— Хорошо. Что обо мне слышно? — продолжил расспросы Рун.

— Слухов много, и все они очень разные. Кто-то судачит, что вас убили и тело спрятали, чтобы не вызывать панику. Кто-то, что вы пропали без вести, но еще вполне можете вернуться. А кто-то…

Рун поднял руку, и Тельвен замолк, словно его поставили на кнопку «стоп». Вот теперь я видела, что мой гость — не просто зверюга, способная разгромить всю гостиную, но еще и почитаемый сородичами оборотень. Тот самый, из фэнтези, с тегом «ну, очень властный герой». Тем временем, «властный» решил высказаться:

— Надо направить слухи в стратегически правильное русло. Дескать, возможно, я еще жив. Но тяжело ранен. Поэтому и скрываюсь. Пытаюсь залатать дыры, восстановиться, чтобы вернуться. Пусть те, кто на меня покушался, занервничают и попытаются меня найти.

— Хорошая мысль! — усмехнулся Эманор.

— Думаю, да, неплохая, — более сдержанно высказался Ненталь.

Рельгор хмыкнул и покачал головой:

— Ловля на живца всегда была самым эффективным методом.

— Э-э-э! — Сама не заметила, что подняла руку, как школьница, которая торопится ответить хорошо вызубренный урок. Наги и вельмеры тоже удивились. Ненталь и Рельгор выпрямились и уставились на меня. Эманор издал потрясенный возглас. Тельвен хлопнул глазами, а Ленгель прищурился. Вот могу потрясти иномирцев до основания. Мало того, что могу — умею и практикую!

Тем не менее, все замолкли, давая мне высказаться. Чем я, конечно же, сразу воспользовалась. Мало ли? Еще передумают. Все-таки хвостатые императоры, крылатые министры и я… где-то на другом конце шкалы удивительных тварей.

— Получается, это у меня вы скрываетесь раненый? Так?

Рун кивнул.

— Как бы это сказать… У меня здесь не пансионат для того, чтобы ректоры из магических измерений поправляли подорванное здоровье. Да и армии у меня нет. Так что вряд ли я смогу отбить вас у подлых предателей. И, честно говоря, не очень хочется, чтобы к императорам и бетам из других измерений в моем доме присоединились еще и киллеры-иномирцы. Мне кажется, это слишком для моего скромного жилища. Чересчур большая честь, я бы сказала. Можно как-то уменьшить ее до такой степени, чтобы и я, и мой дом остались в целости и сохранности?

Наги и Рун хохотнули. Беты подхватили. Когда все вдоволь насмеялись, глава вельмеров снова взял слово.

— Никто не узнает, что я здесь. На Земле магия есть только у нас с императорами Гардавии. Благодаря их уникальным женам-попаданкам. Я уже говорил об этом.

— Я помню, — с сомнением в голосе подтвердила я.

— Так что отследить меня тут никто не в силах.

— И все равно мне как-то не спокойно. Если намереваетесь устроиться тут на временное проживание, я требую соответствующую охрану и обеспечение. А то вон вы сколько едите! — указала я на опустевшую тарелку Руна. — Я все понимаю — дракон-то немаленький, всего нужно напитать силой. Но я к свадебному застолью не готовилась! Да и вообще — быстро купить столько продуктов не получится. Затратно, опять же возникнут вопросы. Почему это ко мне, одинокой женщине, вдруг приезжают фуры с мясом. Сложно будет объяснить соседям, что я просто на высокобелковой диете…

Рельгор толкнул Руна в ребра локтем.

— Что-то мне это напоминает…

— Помню-помню! Твоя жена-попаданка так же говорила, когда ты со стражниками ввалился в ее дом, — усмехнулся вельмер.

— Мы все обеспечим! И еду из других измерений, чтобы фуры соседям глаза не мозолили. И охрану! — бодро сообщил Ленгель.

— Тогда у меня еще вопрос! — не унималась я. Ну, на самом деле, вначале моему жилищу грозило превращение в убежище для беглых ректоров, а теперь так и вовсе — в военную базу иного измерения. — Где будут дежурить ваши вояки? То есть, я бы не хотела принимать у себя в гостях табун крепких солдат, которые, перекидываясь в драконов, элегантно превращают мое скромное жилище в роскошные развалины. Я не готова к подобным реконструкциям дома.

— А на Земле все женщины такие язвы? — вдруг вклинился в разговор Ненталь. — Мне просто интересно. У меня жена такая же. Недавно вернулся с совета императоров позже обычного. А она… «Прости, любимый. Кот, которого я помыла и расчесала против шерсти, сбежал. А то я готовила его для встречи всяких там “гуляющих сами по себе” допоздна нагов. Коты, как гуляющие сами по себе, таких мужиков принимают за своих… соперников и царапают до одури».

Я усмехнулась. Ну да, русская школа женского выживания. Либо мужик тебя… превратит в босую, беременную и на кухне, либо ты превратишь его в… ласкового котика. Жена Ненталя популярно объяснила, что делают русские женщины с гуляющими сами по себе «котярами». Даже если те, вместо шерсти, при обращении покрываются чешуей. Ситуации это вообще никак не меняет. Притом, женщины даже рук не пачкают — все исключительно чужими лапками.

Рун посмотрел на меня так, словно я — на самом деле, лучшее, что он видел за всю свою жизнь. А если учесть, что еще недавно вельмер уверял, будто живет не одну тысячу лет… Мда… Похоже, русские женщины самые прекрасные не только на Земле.

И мне стало так… не по себе и одновременно приятно, легко… Что-то забытое в быстротечных годах молодости вдруг мелькнуло внутри, озарило светом, наполнило силами. Я словно заново родилась от этого взгляда мужчины, исполненного искренним, неподдельным восхищением. А еще почему-то ласки и нежности… Таких, что даже сердце замирало, и тепло разливалось в груди.

И меня настолько вынесло, проняло, уж не знаю, какой тут ближе глагол… Однако даже здравые мысли о том, что этого мужчину я едва знаю, к тому же он даже не человек!!! выветрились из головы махом.

С минуту на кухне повисла тишина. Такая… я бы сказала, приятная, нежащая слух. Без этого тонкого звона в ушах от того, насколько накалена атмосфера.

А потом Ненталь сказал:

— Все с тобой ясно, Рун. Я понял.

Вельмер развел руками. Рельгор кивнул: мол, да, я тоже все осознал. Эманор улыбнулся. А беты Руна молчаливо кивнули. Причем, почему-то мне, а не своему повелителю.

Мда… Вот это пантомима в стиле «догадайся, мол, сама». Это они слишком долго земных женщин познавали, кажется. Даже песни наши на свой лад переиначили.

В воцарившейся тишине я наконец-то громко поставила чашку с чаем на стол и уточнила:

— Вы все же не ответили! Я не возьму на постой роту иномирных солдат! В любом случае и без оговорок! Что бы там ни означали эти ваши понимающие друг друга взгляды и «все с тобой ясно, Рун». Я, конечно, могу объяснить соседям, что у меня внезапный лагерь ролевиков. И те играют по миру какой-нибудь там Ясмины Сапфир из цикла «попаданки и повелители змей». Но это уже как-то слишком.