Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Триллиан ринулась через комнату со скоростью, какой не развивала уже много лет.

— Вот и посмотрим, что твой отец скажет насчет твоего брака.

Рэндом почему-то вдруг резко помолодела.

— Папа, — всхлипнула она. — Папа! Моя идиотка-мать не любит моего мужа!

Отец уронил голову на грудь. Ему отчаянно хотелось вернуться к чаепитию.

2

Форд Префект обследовал небесную комнату. Он дышал на стены, чтобы увидеть, не запотеет ли поверхность, он строил стенам зверские рожи в ожидании ответной реакции, а в конце концов осторожно дотронулся рукавом. Когда материал рубашки не выказал признаков возбуждения электронов от высокой температуры, Форд осмелел настолько, что ткнул в стену пальцем. Стена тут же пошла рябью, и по ней побежали, сменяя друг друга, сцены брачной церемонии флабузов, хижин на тропическом пляже и диких оргий. Рябь, а вместе с ней иллюзорные воспоминания улеглись, и стена снова не показывала ничего, кроме лазурного неба.

— Вы не возражаете? — произнес голос, исходивший, казалось, отовсюду. — Выражаясь несколько старомодно, порох в пороховницах сыроват уже… Если вы согласны посидеть неподвижно, я могла бы поддержать эту иллюзию еще немного.

— Так ты говоришь, эта, заарктурь твою медь, комната — иллюзия? — возмутился Форд, снова ткнув в стену пальцем.

— Вы не… Разве я не говорила… Ну да, да, иллюзия. Этот вестибюль существует исключительно у вас в головах. У вас у всех. Эта комната виртуальна. Или вам хотелось бы, чтобы я донесла эту информацию до вас иным способом?

Форд почесал подбородок и не без огорчения заметил, что он не столь скульптурен, каким был на Хэй-Виляй.

— А как насчет видео?

Небо разом исчезло, сменившись несколькими изображениями птицы-робота, нетерпеливо щелкавшей клювом.

— А, — кивнул Форд. — Путеводитель «Автостопом по Галактике, мод. II». Так я и думал. Я тебя не видел с… — Форд порылся в воспоминаниях (которые с каждой секундой делались все отчетливее), — с тех пор, как ты пыталась разнести Землю к чертям собачьим.

— Вовсе нет, — возразила птица. — Совсем не с тех пор. Подумай хорошенько.

— Я вижу, ты апгрейдилась. Перья, там, золотые…

— Это иллюзия, бетельгейзианин. Я выгляжу так, как хочу выглядеть. Как делал ты — там, на курорте. Помнишь подбородок?

Форд мечтательно вздохнул.

— Еще бы. Это было круто. Особенно тень — профиль прямо-таки божественный.

— Я видела нескольких богов, — заметила птица. — У некоторых с подбородком так себе. Как по-твоему, зачем Локи так культивировал свою бороду?

Форд немного подумал.

— Возвращаясь к моему вопросу… так как насчет видео?

H2G2-2 нахмурилась, что, поверьте, не так просто сделать с клювом вместо носа.

— Ты что, не слышал? Порох в пороховницах заканчивается. Я не смогу долго удерживать этот вестибюль.

— Да тут ничего сложного. Всего-то двухмерная анимация, древняя такая хреновина. Я знаю, ты сможешь, если захочешь как следует.

Птица драматически закатила глаза и исчезла с одной из стен, а на ее месте возник черный экран с четырьмя схематическими, почти проволочными фигурами. У одной имелись в наличии немного неестественные выпуклости на груди, у другого — ущербный подбородок.

— Ха-ха, — хмыкнул Форд, обращаясь к небу. — Очень смешно.

На экране возникла мультяшная птица, парящая над головами четырех проволочных человечков.

— Добро пожаловать, — объявила птица, — на видеопрезентацию, которую мне хотелось бы назвать «Иллюзии для идиотов».

Форд предупреждающе помахал в воздухе пальцем.

— Значит ли это, что все люди в построенной тобой иллюзии идиоты, или это просто идиотское объяснение?

Птица не обратила на него ни малейшего внимания.

— Как многомерный, суперсовременный, всезнающий путеводитель, оснащенный лучшей моделью мордоорганического мозга, способной производить более десяти триллионов операций в наносекунду…

— Поближе к делу! — рявкнул Форд экрану. — И быстрее, а то я задницей чувствую приближение плохих новостей, и мне хотелось бы побыстрее понять, в чем их суть. Кое-кто в этом помещении неважно справляется с плохими новостями, и мне стоило бы предварительно обработать истину, прежде чем выкладывать ее.

— Что ж, если ты кончишь ныть…

— Я кончил. Будь добра, продолжай.

Птица неспешно откашлялась, наслаждаясь драматическим эффектом.

— Как я говорила уже… Будучи столь совершенным биогибридным организмом, я без труда воткнула пучок нейронов в центры сна каждого из ваших мозгов — кстати, бетельгейзианец, твой найти оказалось сложнее — ну, а потом замкнула вашу нейронную сеть на мою.

Форд нахмурился.

— А ну покажи мультики, — потребовал он.

Голубые лучи протянулись от кончиков крыльев нарисованной на экране птички; они воткнулись в уши нарисованных человекоподобных фигур, выскочили у каждой из другого уха и, вернувшись к H2G2-2, уперлись ей в лоб.

— То есть ты нас усыпила и спроецировала сновидение?

— Я продлила вам жизнь, и довольно надолго.

— Но эта жизнь чисто виртуальна, так что на деле мы нигде не были?

— Совершенно верно. Нигде и никогда.

— Значит, мордоорганический, говоришь?

— Я старалась объяснить по возможности сжато.

Форд снова потыкал в стену, на этот раз двумя пальцами, наблюдая за причудливым взаимодействием нескольких разных изображений.

— Значит, все это сон. И не только эта комната?

— Нет, — холодно ответила эта птица. — Не только эта комната.

Форд потыкал еще.

— А как далеко назад?

— До «Бета-клуба».

— «Бета-клуб»… Что-то не нравится мне, как это звучит. Как пожарная рында. Бета-дзынь-блям-клуб. — Форд перестал расхаживать вдоль стены и застыл на месте. — Пресвятые какашки!

— Большое спасибо, — заявила птица — Путеводитель «Автостопом по Галактике, мод. II», — за несдержанность выражений. Я запрограммирована подпитываться энергией оскорблений.

— Можно подумать, мы так не умеем, — огрызнулся Форд.

Необходимое пояснение. У некоторых биологических видов, например, у цифролей с Сезефраса Магны, газового гиганта из системы Плеяд, дело обстоит в буквальном смысле слова так. Цифроли — крошечные плавающие представители семейства гастро-зоо, поглощающие излучаемую хищниками враждебную энергию и использующие ее в качестве собственного источника энергии. Чем больше злится хищник, тем быстрее уплывают от них в газовом океане цифроли. Сезефрас-магнусианские газовые драконы научились подбираться к цифролям как бы невзначай — небрежно насвистывая какой-нибудь модный мотивчик или притворяясь, будто ищут оброненную монетку. Как правило, цифроли попадаются на эти дешевые приемы, и их не спасают ни мощные энергетические фильтры, ни детекторы заподлянки.

Память у Форда прояснилась все-таки не до конца.

— «Бета-клуб»? В Лондоне? Но это же… Я даже не помню, как давно это было!

— Это было тогда, и это есть сейчас. Мое восприятие не фильтруется, поэтому я способна видеть все точки моего существования одновременно.

— А где находимся мы — нищие существа с фильтруемым восприятием? — Чем дальше, тем меньше нравилась Форду эта птица; он решил, что она не начнет ему нравиться, даже если желудок ему будут разъедать несколько порций «Пангалактического грызлодера».

— Вы все еще находитесь в клубе. С тех пор не прошло ни секунды.

Форд схватился за волосы.

— Зачем? Зачем, заарктурь твою медь?

Мод. II закатила свои многопиксельные глаза.

— Вот и оказывай после этого кому-нибудь услугу. Нет, правда.

— Услугу? — возмутился Форд, плюнув на то, что его могут услышать остальные. — Если бы ты хотела оказать нам услугу, могла бы убрать нас к чертовой матери с этой планеты, которую вот-вот разнесут в клочья.

— Это вступило бы в прямое противоречие с заложенной в меня программой. Я просто продлила вам жизнь на несколько десятилетий.

— Кто тебя об этом просил? Не я!

— Подобная просьба поступила от Рэндом Дент. Она вторая по старшинству из моих хозяев. Когда землянин-подросток поняла, что планету, на которой она находится, уничтожат, она высказала сожаление о том, что ей не дали возможности прожить жизнь так, как она хотела. Я выполнила ее пожелание таким образом, чтобы оно не противоречило моей первоочередной задаче.

— А что мы, остальные?

— Мисс Дент включила в свое пожелание родителей, а также их тугоумного приятеля с маленьким подбородком.

Форд чувствовал себя уязвленным.

— Маленьким подбородком? Она так и подумала?

— О да, — с нескрываемым ехидством ответила птица. — Несколько раз.

Тут до Форда начало что-то доходить.

— Вторая по старшинству? А кто первый?

— У тебя нет полномочий меня допрашивать! — огрызнулась птица.

Форд избрал тактику газовых драконов с Сезефраса Магны.

— Я понимаю. Само собой, столь потрясающее существо, как ты, не обязано отчитываться перед низкорожденным бетельгейзианцем вроде меня. Однако не кажется ли тебе, что для меня не было бы горше пытки, чем постигать всю замысловатость твоего сложного плана?

Птица склонила голову набок.

— Я знаю, что ты задумал.

— Разумеется.

— Я воспринимаю все отдельные моменты времени разом.