Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— И пусть, — произнес он мечтательно. — Не все сбылось. / О чем мечтал. / О чем я бредил. [Перевод А. Маракулина. — Примеч. пер.]

Фрэнки Мартин-мл. Мартин? А, без разницы, главное — певец классный…

Зеленые лучи подбирались все ближе. Артуру обожгло их жаром щеку.

Того и гляди, облезу, подумал он.

— Эй, смотри-ка, — радостно воскликнул Форд. — Мои синие замшевые туфли. Вот круто!

3

Тем временем у Триши Мак-Миллан, жительницы этой Земли, которая не провела Зарквон знает сколько лет в созданной H2G2-2 иллюзии, возникла идея.

— Я поговорю с ними, дорогая, — сказала она девочке, которая, возможно, являлась ее нерожденной дочерью из неизвестно какого измерения. — Грибулонцы меня послушают. Я для них что-то вроде иконы.

И с этими словами исчезла в коридоре, который и сам через пару секунд исчез, разнесенный в конфетти зеленым лучом.

Артур слишком отупел, чтобы ужасаться. Вместо этого он испытал нечто, похожее на зависть.

По крайней мере Триша умерла, имея перед собой цель. Она нашла ответ на свой вопрос, и это не какое-нибудь тухлое «сорок два». А я только и могу, что сидеть, не в силах ничего поделать.

Еще Артур испытывал сомнения, хорошо знакомые ему с тех пор, как он начал странствовать по Галактике. Втайне он часто подозревал, что сошел с ума. Что нет на свете ни «Золотого сердца», ни Зафода Библброкса, и уж наверняка нет никакой Глубокой Мысли. Что же касается строителей планет, магратиан, то это совершенный вздор. Даже больший, чем говорящие мыши, которые и правят на деле планетой.

— Пардон, папаша, — произнесла крыса, нетерпеливо постучав по его ботинку.

— Извини, приятель, — пробормотал Артур, механически отодвинув ногу.

Все это безумие. Наверняка его сейчас обследует бригада стажеров, до сих пор не отошедших от тяжелого бодуна, по каковой причине все галлюцинации пациента Дента им глубоко до лампочки.

И если уж им до лампочки, с какой стати должен переживать из-за этого я?

За его спиной разлетелась и просвистела щепками над головой дверь мужского туалета. Секунду спустя штаны его начали пропитываться какой-то подозрительной жидкостью.

Форд усмехнулся.

— Воистину сказано: под лежачий камень…

— Думаешь, нам нужно бежать за крысами?

— Бежать? Куда? От всей планеты сейчас ничего не останется. Мы можем не торопиться. Тем более, эти ребята — не из наших, не из автостопщиков. — Форд расстегнул сумку, порылся в ней и достал нечто, похожее на самокрутку. — Йехххх, — счастливо вздохнул он. — Не зря приберегал.

Артур даже удивился и обрадовался тому, что его, оказывается, может еще что-то интересовать.

— Что это?

Форд покосился на него и нахмурился.

— Это что, тоже сарказм?

— Нет. Это искренний вопрос, проистекающий от моего невежества.

— Что ж, раз так, рад просветить тебя, дружище. Это сигарета.

— А… — Энтузиазм Артура как-то разом иссяк.

— Но не простая, — продолжал Форд, держа самокрутку так, как держат драгоценный хрустальный бокал или что-то в этом роде.

— У тебя там что, компактный генератор лучей смерти?

— Конечно, нет.

— Может, тогда телепортатор?

— Ну, эта штука нам не помешала бы. Но нет.

— То есть это просто мелко резаные сушеные листья табака, завернутые в бумагу?

— Табак? Бумага? Право же, Артур, вы, земляне, используете свои мозги всего на десять процентов возможностей, да и эту часть заполняете преимущественно тем, что так или иначе связано с чаепитием. Это фалианский болотный червь-альбинос. Явно зараженный. Всю свою жизнь он поглощает галлюциногенный газ. А потом умирает и высыхает.

Артур посмотрел наверх. Луч смерти, не замедлившись ни на мгновение, слизнул верхний этаж. В образовавшийся просвет Артур увидел беспорядочно кувыркающийся самолет — довольно большой, кстати. Ему показалось, что кто-то поет «Кумбайю».

— Ты не слишком ударился в подробности? Или это только мне кажется, что у нас остались считанные минуты? И счет выражается однозначным числом. Где-то между одним и тремя.

— Подожди, не перебивай. Автостопщики называют такие «палочкой радости». Одна затяжка — и ты ослепительно, до свинячьего визга счастлив. Ты любишь всех на свете, прощаешь всех врагов… в общем, все такое. Две — и тебе до безумия интересно все на свете, даже жуткая смерть, которая, возможно, надвигается на тебя. «Вот это будет круто, — говоришь ты себе. — Вот это, блин, апгрейд, переход на новый уровень существования. На что это будет похоже? Заведу ли я там новых друзей? Найдется ли там пиво?»

— А после третьей затяжки? — поинтересовался Артур, покорно исполняя роль слушателя.

Форд порылся в сумке в поисках зажигалки.

— После третьей затяжки мозг взрывается, так что ты чувствуешь себя немного хреновато.

— А… — сказал Артур, пытаясь представить себе, сколько автостопщиков укоротило свои дни, прежде чем узнало об этом фокусе с третьей затяжкой.

— А вот и мы, — хмыкнул Форд, доставая пластиковую зажигалку с надписью «КОРОЛЕВСКИЕ ВЛАДЕНИЯ» на баллончике. — Одну затяжку или две?

Артур никогда не принадлежал к заядлым курильщикам. В тех редких случаях, когда его уговаривали взять сигарету, он ощущал себя таким виноватым перед легкими, которые подарили ему родители, что от одного этого ему уже становилось дурно. Помнится, как-то на школьной вечеринке он пытался изображать из себя крутого и сунул в рот «Силк-Кат» — кончилось это тем, что он пытался не облевать хозяйскую чихуахуа, а в результате облевал саму хозяйку. Он до сих пор ежился при воспоминании о том вечере, а иногда даже начинал оглядываться по сторонам, не тычет ли в него пальцем кто-то из присутствовавших на той вечеринке.

— Мне не надо, спасибо. Плохо переношу.

— Что ж, дружище, как хочешь, — кивнул Форд, щелкая зажигалкой. — Ослепительное счастье, я иду!

— Давай уж сразу попрощаемся, что ли, Форд? Мне не жаль ни одной минуты.

— Правда?

— Нет. Не совсем. Есть несколько минут, без которых я бы вполне обошелся.

Например, минута, когда исчезла Фенчёрч.

Форд едва успел затянуться в первый раз, когда посередине вестибюля возник ниоткуда и плюхнулся на пол огромный, колышущийся как кусок желе кактус. Секунду-другую он колыхался просто так, потом превратился в огромный, налитый кровью глаз. Глаз закрутился, дико оглядываясь по сторонам, потом подпрыгнул и превратился в квартет головоногих моллюсков пом-пом, безукоризненно стройно игравших на тысяче казу.

— Прекрасно, — всхлипнул Форд, утирая скатившуюся из глаза слезу. — Я так… Слов нет.

Моллюски взяли пронзительно высокую ноту и исчезли в облачке радужных пузырьков, лопавшихся с мелодичным звоном, а на их месте возник белоснежный космический корабль, похожий на сияющую слезу с напоминающим стебли сельдерея оперением.

— «Золотое сердце»! — выдохнул Артур. — Вы, наверное, шутите.

Необходимое пояснение. Космический корабль «Золотое сердце» столь прекрасен, что одного взгляда на его рекламный буклет достаточно, чтобы подросток мужского пола разом повзрослел на пару десятилетий, оказавшись в самом разгаре кризиса среднего возраста. «Золотое сердце» приводится в движение как традиционными двигателями, так и революционным невероятностным приводом, что позволяет кораблю находиться одновременно в нескольких разных местах до тех пор, пока он не решит, где ему хочется находиться больше всего. Правда, побочными эффектами невероятностного поля «Золотого сердца» являются совпадения, дежа-вю и кипы давно выброшенной корреспонденции.

Форд загасил палочку радости о подошву, сунул бычок обратно в сумку и легко вскочил на ноги.

— Идем, Артур. И не строй из себя такого удивленного. Землю уничтожают, а нас спасает Зафод. Так случается всегда — ну, с разницей в деталях и в несколько световых лет. Ну и путешествие!

— А при чем здесь палочка радости?

— Всего одна затяжка, старина. Я ослепительно, до свинячьего визга счастлив. Мне показалось, перед новой встречей с Зафодом это не помешает.

Артур, пошатываясь, спустился по ступенькам.

— А как же Триша? Разве она с нами не полетит?

— Эй, Триллиан — это тот же самый человек. Судьба может позаботиться только об одной. Порадуйся за Тришу — она уже на новом уровне. Чистая энергия. Посмотри, какие краски!

Артур нахмурился.

— Зеленые? Смертоносные? Да, вижу. Хотя предпочел бы наблюдать их издалека. Может, уберемся отсюда?

— Совершенно согласен, Артур. Если мы не уберемся, это может повредить мои крутые туфли. Хотя если они из синих сделаются лиловыми… Пожалуй, я не против.

Артур мягко подтолкнул Рэндом к сияющему белому кораблю.

— Идем. Нам пора улетать.

— Фертль, — всхлипнула девочка. — Хочу моего Ферти!

— «Хочу Ферти»! — передразнил ее Форд, игриво ущипнув Триллиан. — Мило, не правда ли?

Белый корабль покачнулся, и на землю плавно опустился откинувшийся трап. В проеме люка показался Зафод Библброкс, президент Галактики, объявленный в межпланетный розыск непревзойденный специалист по саморекламе. В ясных глазах его светилось Эго планетарного масштаба; золотые кудри разметались по плечам. Немного неряшливо… впрочем, ему шло.

— О'кей, давайте-ка начистоту, — объявил Зафод, похлопав себя по лбу. — Привет, земляне. Я снова прилетел к вам на помощь. — Тут, похоже, он заметил разворачивавшееся перед ним уничтожение планеты. — Постойте-ка минуту. Это ведь вам не Ирландия!