logo Книжные новинки и не только

«Чисто семейное дело» Юлия Федотова читать онлайн - страница 1

Knizhnik.org Юлия Федотова Чисто семейное дело читать онлайн - страница 1

Юлия Федотова

Чисто семейное дело

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

— Нет, вы только посмотрите, какой ужас! — с несвойственной ей экспрессией вскричала Меридит, зачем-то задирая кверху босую ногу.

— Какой ужас? — вяло переспросила Энка, откладывая чертеж. Ей все не удавалось приспособить башенки к пирамиде. Как ни старалась, получалось сущее безобразие.

— Где у вас ужас?! — выглянула из кухни возбужденная Ильза. Руки у нее были в фарше, а нос в муке, не иначе надумала печь пироги.

— Да вот! Ноготь, видите?! — Диса гордо продемонстрировала желающим большой палец левой ноги. Ноготь на нем в самом деле выглядел нездоровым — пожелтевшим и утолщенным. Но прежде сотника Меридит не слишком удручали даже кровавые раны, поэтому Ильза не могла понять, чем вызваны столь бурные эмоции. Зато Энка догадалась сразу!

— Грибок подцепила! — всплеснула руками она. — Вот беда! А я вчера твои сапоги надевала, когда бегала в лавку!

— А вот не надо чужие вещи без спросу хватать! — рассердилась диса. — Значит, это из-за тебя у меня сегодня весь день стелька сползала! И вообще, грибок тут ни при чем, это я начала перевоплощаться в троллиху! С ноги! Потому что слишком давно не воевала.

Энка так и села, где стояла, — на кровать боевой подруги.

— Ты что, спятила?! Мы всего две недели как из похода!

— Не две, а почти три. И вообще, то был мирный поход, а не война.

Последнее заявление было столь неожиданным, что Ильза выронила нож. При всем своем уважении к старшей по званию, она никак не могла согласиться считать очередное предприятие по спасению мира «мирным походом».

— Мужик придет! — машинально отметила Энка. — Последние месяцы мы только и делали, что сражались с нежитью. Чего тут мирного, скажи на милость?!

Но Меридит была непреклонна в своих суждениях. Истребление нежити не имеет никакого отношения к военным действиям, это мирное, бытовое занятие вроде прополки огорода или выведения клопов, разве что более опасное. А настоящее сражение было только одно — с защитниками Пращура. Этого, по условию проклятия, недостаточно. Теперь она в любой момент рискует стать троллихой!

— И что ты предлагаешь? — Сильфида решила перевести беседу из теоретического русла в практическое.

— Наняться в Аполидий. Там наверняка кто-нибудь с кем-нибудь воюет… — заявила диса, но помолчав и собравшись с духом, добавила: — Или даже в Сехал, будь он неладен!

Это было уже серьезно.

— Ты же терпеть не можешь Сехал!

— Что поделаешь! Из двух зол надо выбирать меньшее. Лучше лето в Сехале, чем вся жизнь в образе троллихи!

От порога донесся шум — это вернулись Хельги с Эдуардом, Ильза посылала их в сарай за углем для плиты.

— А мы завтра уходим воевать в Сехал! — радостно объявила дочь сенатора Валериания, скорая на выводы и решения.

— Как?! — Хельги выронил ведро, оно опрокинулось, угольки разлетелись по полу. — Вы с ума сошли?!

— О! Кто-то большой придет! — сказала Ильза радостно. Обычно, когда она от неожиданности роняла предметы, ее упрекали в недостатке выдержки. Дескать, хороший воин должен контролировать свои эмоции и рефлексы. Так-то они сами контролируют!

— Вы с ума сошли? — продолжил магистр Ингрем. — Со дня на день должна прийти галера с моими образцами! В конце месяца у меня отчет на Ученом совете! У нашего нового континента еще даже названия нет…

Тут возмущенная сильфида не выдержала, перебила:

— Тебе, собственно, что важнее, Ученый совет или жизнь сестры по оружию?!

Хельги заметно побледнел. Пожалуй, будь у него в руках ведро — выронил бы снова.

— А что случилось с моей сестрой по оружию?!

— Перевоплощаюсь в троллиху! — объявила та с достоинством.

Физиономия Хельги приобрела нормальный оттенок, было совершенно очевидно, что он не воспринял угрозу всерьез. Но и как шутку, в отличие от Эдуарда, не расценил. Он умел с первого взгляда определять, когда диса говорит всерьез, а когда придуривается (к примеру, у сильфиды разграничить эти два состояния было практически невозможно).

— Что за глупости? С чего ты вообразила?

Меридит предъявила брату по оружию деформированный ноготь, после чего последовал диалог, аналогичный приведенному выше.

Хельги эти доводы не убедили, он просто смирился с неизбежным: если девицы вбили что-то себе в голову — голосу разума их не остановить. И дело не в перевоплощении, просто кое-кого потянуло на приключения. Что ж, он мог это понять. Жизнь в постоянном балансировании между жизнью и смертью затягивает не хуже шай-таньей воды или одурманивающей травки из Сехала. Хельги и сам не отказался бы тряхнуть стариной, наняться в войско, но теперь у него были другие приоритеты.

— Давайте, по крайней мере, дождемся галеры с образцами. Я очень боюсь их потерять.

— Да чего ждать… — начал было Эдуард, но бывший наставник глянул на него так, что закончить фразу принц не решился.

А если бы и решился — все равно не успел бы. Потому что в дверь громко постучали, Энка пошла открывать. Трое мужиков стояли на пороге — двое незнакомых, согнувшихся под тяжестью объемистых заплечных мешков, а третий — не кто иной, как наследный принц Рагнар собственной персоной! Незнакомцы же оказались просто носильщиками из числа его подданных. Они доставили образцы Хельги, и Рагнар их сразу отослал. Сам рыцарь нес груз иного рода. Не могла же королева Оттонская оставить голодными друзей любимого сына, так и не попавших на торжества по случаю очередного спасения мира! Две огромные корзины и заплечный мешок рыцаря были набиты всяческой снедью.

— Боги великие! Да тут еды на месяц! — всплеснула руками Ильза. — Где мы станем ее хранить — ума не приложу!

— Мама считает, это всего лишь скромный обед, — покаянно вздохнул Рагнар. — Я пытался ее переубедить, но она уступила только кабана.

— Какого кабана? — округлила глаза девушка.

— Кабана на вертеле, запеченного целиком. Она хотела и его вам послать. Я едва отбился.

— Молодец! — от души одобрила Ильза. — Давай я тебя поцелую!

Рыцарь охотно подставил щеку, Меридит отвернулась, чтобы не видеть. Она уважала и ценила Рагнара как верного друга и соратника, но даже представить себе не могла, как можно целовать его по доброй воле. Энка понимающе хихикнула — от ее излишне проницательного взгляда ничего не могло укрыться.

— Кстати, ведь мы не ждали тебя так скоро! — припомнил Эдуард. — Ты же собирался провести дома хотя бы пару месяцев!

— Собирался! — горестно молвил нежданный гость. — Но смертный предполагает, а Судьба располагает. Беда у нас стряслась. Я, собственно, за помощью пришел. Одному мне не справиться!

— Что, у вас война?! — всполошилась впечатлительная Ильза, — Дольн опять напал?! Или орки?!! — Собственные домыслы перепугали ее больше слов рыцаря.

Тот в ответ пренебрежительно махнул рукой.

— Да если бы! Война — дело привычное, стал бы я вас беспокоить из-за такой малости! Невесту мою похитили, вот что!

— У тебя похитили… что?! — От удивления глаза демона-убийцы сделались почти синими.

— Не-вес-ту! — громко и четко, чтобы не оставить сомнений, повторил Рагнар.

— Силы Стихий! Неужели ты ухитрился за две недели найти себе невесту?!! — Энка была потрясена. — Неужели такое возможно?!!

Удивляться было чему. Рагнар и прежде очень легко поддавался женским чарам, но на то, чтобы… нет, не признаться, хотя бы намекнуть о своих чувствах, ему обычно требовались долгие месяцы. В делах сердечных грозный воин был робок, будто юный пастушок. И вдруг — невеста… Как гром среди ясного неба! Откуда такая прыть?

— Да это не я! Я ее даже в глаза не видел! Пока мы гонялись за Пращуром, папаша подыскал мне невесту. Но ее похитили. А я обязан ее вернуть, это дело рыцарской чести! Поэтому…

— Погоди! — перебила Меридит. — Что-то я ничего не понимаю! Почему ты должен считать невестой даму, которую в глаза не видел?! Вдруг она страшная, как болотник? Или просто не в твоем вкусе? Есть у нее родные, пусть и спасают. Ты-то тут при чем?

— Так я же толкую тебе про рыцарский долг! Дама в беде! И потом, я папаше доверяю, он не стал бы сватать мне всякую дрянь. А из родни у нее только отец, король Бонавентур Пектопан Кнусский, он уже не в том возрасте, чтобы кого бы то ни было спасать.

— Пусть отправит своих подданных!

— Вы что, не знаете правил? Если кто-нибудь из подданных спасет принцессу, то по традиции становится ее мужем и получает полкоролевства в придачу. Королю Бонавентуру это ни к чему. Да и нам тоже, у Оттона в Кнуссе свой интерес, папаша планировал династический брак… И вообще, к чему столько вопросов? Если отказываетесь, скажите прямо! Пойдем вдвоем с Орвудом! — обиделся рыцарь.

— Да не отказываемся мы! — вскричал Эдуард поспешно. — Как ты мог подумать?! Просто у нас Меридит в троллиху перевоплощается!

— Вы что, серьезно?! — Рагнар изменился в лице. Такого поворота он не ожидал. Украденная невеста тут же вылетела из головы, и он с ужасом воззрился на боевую подругу, вообразив, что последние минуты видит ее в привычном облике.

— Абсолютно серьезно! — подтвердила диса и продемонстрировала доказательство. — Видишь, коготь? Мы как раз собирались наняться в Сехал, пока процесс не стал необратимым.

— Ерунда! Это просто деформированный ноготь. Такое у всех бывает! — подал голос брат по оружию, за что и получил от любящей сестры тычок кулаком в ребра.

А Рагнар неожиданно просиял:

— Вот и прекрасно! Убьем сразу двух зайцев! Я нанимаю вас для спасения невесты! Такие дела всегда приравниваются к боевой операции. Особенно если учесть, кто ее спер.

— А кто ее спер? — насторожилась Ильза.

— Стопроцентной уверенности нет, но несчастный отец предполагает, что это сделали аполидийские танатиды! — радостно выпалил рыцарь, убежденный, что с учетом обстоятельств дела весть эта должна всех несказанно воодушевить.

— Ох ни фига себе! — присвистнул Хельги. Он был потрясен настолько, что вместо привычного «Силы Стихий!» употребил выражение, подхваченное в мире ином. — Только этого нам недоставало!

— Ничего! — Энка с напускной бодростью хлопнула рыцаря по плечу. — Пусть будут танатиды. Так даже интереснее! — И обернулась к Ильзе с Эдуардом: — Ну, чего вы застыли столбиками, как два сурка? Быстренько, ноги в руки, и бегом за Аоленом! Чего зря время терять?.. Кстати, а где упомянутый Орвуд?

— На галере остался, — пожал плечами Рагнар. — У него, если помнишь, ноги не казенные.

— Да вот он я! — раздался голос из прихожей. — Надоело мне на твоей галере одному сидеть.

— А я тебе сразу говорил: пойдем вместе!

Энка ядовито хихикнула. В отличие от простодушного рыцаря, она понимала прекрасно: гном задержался на судне нарочно, чтобы не пришлось тащить поклажу.


…Ильза с Эдуардом спешили напрасно. Аолен отказался покидать город. Недели не прошло, как он получил место в университетском госпитале — заведении, по праву считавшемся одним из лучших в своем роде. Просто чудо, что руководство согласилось принять в штат молодого, недоучившегося лекаря. Раз в жизни выпадает такая удача! Он просто не мог ею пренебречь!

Посыльные вернулись домой ни с чем. Признаваться друг другу не хотелось, но это был удар для всех. Они слишком привыкли быть вместе, делить одну судьбу. Они даже мысли не допускали, что кому-то из них однажды захочется начать отдельную жизнь. И тем более не ожидали, что это приключится так скоро.

Открыто возмущался только Орвуд. Остальные оправдывали. Если бы речь шла о спасении мира, говорили они, Аолен ни за что не остался бы в стороне. Но теперь предстоит дело чисто семейное, необязательно браться за него всей толпой. Они прекрасно справятся всемером. А Аолен пусть спокойно совершенствует свое мастерство ради новых свершений, на которые Судьба может подвигнуть своих Наемников в будущем.

Но Орвуд как обычно руководствовался соображениями менее благородными и более эгоистическими. Действительно, считал он, нет большой разницы, восемь воинов берутся за дело или всего семь. И каждый из них мог бы спокойно отказаться от участия, остаться дома. Но только не Аолен! Потому что из всей компании он один владеет целебной магией. Сколько раз его искусство спасало их жизни! Как они без него обойдутся?!

— А я на что? — очень спокойно возразил Хельги. — Я всегда умел найти Уэллендорф в астрале. Помните, как стол на болота таскал? Случись что, сгоняю за Аоленом, доставлю в лучшем виде, и никаких проблем.

Меридит поморщилась и бросила на демона взгляд, полный укоризны. Ей не нравилось, что в речь любимого брата по оружию, существа цивилизованного, образованного и прогрессивного, все больше проникают дурные жаргонные словечки из иного мира. Но остальные, включая Орвуда, таким решением были вполне удовлетворены.

Жаль только, сам Аолен о нем не знал. Долгие, долгие душевные терзания предстояли ему.

Хельги тоже было не сладко, ведь путешествие и с его планами шло вразрез. Он даже на кафедру побоялся идти. Правда, теперь обстановка в университете была совсем не той, что год назад. Главный недоброжелатель Хельги, мэтр Уайзер оказался замешан в темных делах покойного Франгарона и вынужден был уйти в отставку. Профессор Перегрин, будучи победителем, восстановился в прежней должности. Коллегия удостоила его ранга Великого мага, и поговаривали, что совсем скоро он сделается ректором.

К спасителям своим профессор благоволил, так что отставки их не допустил бы ни в коем случае. Но Хельги это не успокаивало. Он заявил, что ему стыдно смотреть в глаза профессору Донавану, и малодушно остался дома, предоставив девицам улаживать дела. С чем они, к слову, справились легко — доклад Хельги без особых возражений был перенесен на новый семестр.

В тот же день, ближе к закату, компания двинулась в путь. Аолен даже не пришел проститься — не смог вырваться с дежурства.


Дежавю — так охарактеризовала Энка начало путешествия. Вот так же год назад спускались они вниз по Венкелен. Правда, везла их тогда не шикарная королевская галера, а обычная торговая ладья, спали на тюках с товаром, а не на пуховых перинах с шелковыми покрывалами, и питались гораздо более скудно, нежели теперь, но, как заметила сильфида, «это непринципиально, важна суть».

— Между прочим, зачем ты таскал нам домой корзины с едой, если знал, что мы там не задержимся, сразу отправимся на галеру? — с осуждением осведомилась у Рагнара практичная диса.

— Ну, во-первых, я не знал, насколько сразу. Во-вторых, не мог же я явиться в гости с пустыми руками!

Меридит ответ не удовлетворил. На ее взгляд, хватило бы небольшого, символического гостинца вроде пирога или курицы. Совсем необязательно было таскать туда-сюда весь запас. Но, как говорится, сделанного не воротишь. Рагнар, как истинный наследник престола, привык мыслить глобальными масштабами…

Сразу после отплытия друзья потребовали от него подробностей дела: кто украл, как украли, зачем украли, куда девали и какие у него имеются планы по спасению? Увы… Славный рыцарь мог сообщить крайне мало полезной информации.

Принцессу выкрали ночью, из собственной спальни, в одном белье. Действовали с помощью колдовства — придворный маг обнаружил явные его следы. Кто сделал это, доподлинно неизвестно. Подозрение пало на танатидов только потому, что предводитель их в прошлом году сватал принцессу за своего сына. Правда, настойчивости не проявил — получил отказ и больше не беспокоил. Других кандидатов на роль похитителя не было вовсе. Равно как и планов спасения. Рагнар без малейшего смущения заявил:

— Да я и не думал! Сами знаете, это не по моей части. Я так рассудил: позову вас. Вы существа ученые, вам и карты в руки. Вместе что-нибудь придумаем. Целый Мир четыре раза спасли, а тут — всего одна невеста! Делов-то!

— Не скажи! — возразил Эдуард с сомнением. — В любом деле нужен опыт. Мир мы спасали, а невест твоих — ни разу!

— Ведь мы даже не знаем, как она выглядит, — поддержал бывшего ученика Хельги.

Меридит согласно кивнула, она тоже не разделяла Рагнарова оптимизма.

— Знаем! Смотрите, вот ее портрет! — Рыцарь вынул из-за пазухи некий предмет, бережно завернутый в шелковую тряпицу.

Это был небольшой, с ладонь, поясной портрет в золотой рамке с сехальской бирюзой. Кисть живописца запечатлела молодую дородную деву с белокурыми волосами и жеманной улыбкой.

— Хочешь сказать, она тебе нравится? — удивился Эдуард.

— А что? — пожал плечами жених. — Дама как дама, бывают и хуже. По портрету трудно судить о человеке, но на вид вполне мила.

Сильфида вышвырнула за борт недоеденную куриную ногу и сообщила:

— Она жирная!

— Конечно! — с готовностью согласился Рагнар. — Мы в Оттоне тощих кур не держим! Стала бы мама вас тощей курицей угощать!

— Да не курица, осел сехальский! Невеста твоя жирная!

— Не преувеличивай, — вмешалась справедливая диса. — Она просто немного в теле.

— Это она на портрете «в теле». Но ты учти, что придворные живописцы склонны льстить своей натуре. Поэтому приплюсуй к запечатленному минимум половину.

Но Рагнара слова сильфиды не огорчили. Он не находил в упитанных женщинах ничего дурного.

— А как ее зовут? — спросила вдруг Ильза, повертев в руках портрет.

— И правда! — подхватила Энка. — Что мы все «принцесса» да «невеста»? Имя у нее есть?

Невинный вопрос поставил оттонского престолонаследника в тупик. Имя у дамы определенно было, в этом он не сомневался. Вот только узнать его в свое время не удосужился. Забыл в пылу событий!

— Жених называется! — презрительно фыркнула сильфида. — Поди туда — не знаю куда, найди того — не знаю кого!

— Знаю кого! Невесту! Кнусскую принцессу! — попытался защищаться Рагнар. Не тут-то было!

— Экий ты, право, осел! Если хочешь кого-то найти, статуса искомого объекта недостаточно. Обязательно надо знать полное подлинное имя! Оно есть — неотъемлемая часть сущности индивидуума! Именно по нему осуществляется процедура магического поиска. Существует неразрывная связь между структурой подлинного имени и астральным телом…

Рагнар внимал высоконаучным словесным излияниям сильфиды и только глазами хлопал. Спасибо, друг Орвуд пришел на выручку.

— Ах скажите пожалуйста! — на полуслове перебил он заливающуюся соловьем девицу. — Ты, что ли, премудрая наша, станешь осуществлять процедуру поиска? Что-то прежде за тобой не замечалось таких выдающихся магических способностей!

Но уязвить сильфиду было не так-то легко.

— Не я. Но мы могли бы обратиться к специалистам. Балдур Эрринорский, к примеру, наверняка справился бы. Или профессор Перегрин. Или просто частнопрактикующий маг. Указал бы нам направление поиска — было бы не в пример легче!

— В Оттоне все узнаем, — примиряюще молвил Эдуард. — И имя и направление. Наверняка при тамошнем дворе имеется хороший маг.

Хельги слушал-слушал их спор, чему-то тихо посмеиваясь и переглядываясь с сестрой по оружию, а потом не выдержал, заявил:

— Нет, нельзя таких, как вы, в разведку брать. Не выйдет из вас хороших лазутчиков! Постыдились бы! Особенно ты! Сотник называется!

— Чего это нам стыдиться?! — взвилась сотник Энкалетте, именно к ней были обращены последние слова.

— Собственной ненаблюдательности! Это, по-твоему, что? — Он сунул под нос девице портрет, но не лицевой, а обратной стороной. На холсте, буквами языка латен, красивым готическим шрифтом было выведено: «Ее Высочество принцесса Мальвия во дни беспечной юности».