logo Книжные новинки и не только

«Очень полезная книга» Юлия Федотова читать онлайн - страница 1

Knizhnik.org Юлия Федотова Очень полезная книга читать онлайн - страница 1

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Юлия Федотова

Очень полезная книга

Часть первая

НАЗИДАТЕЛЬНАЯ

Глава 1

которая учит читателя: прежде чем вызывать демона, уточни, сможешь ли ты отправить его обратно


Более прозаического начала для удивительной, полной загадок, тайн и смертельных опасностей истории трудно представить, но было оно именно таким. Позвонила сестра из Саратова и трагическим голосом объявила:

— У ребенка запор!

— И что?! — От такой новости Иван даже как-то опешил. Упомянутый ребенок, двух лет от роду, приходился ему племянником, любимым настолько, насколько вообще способен двадцатилетний парень любить лысого и бессмысленного малыша. Дядюшка всей душой желал чаду добра, однако совершенно не представлял, какую конкретную пользу может принести в сложившейся ситуации. Даже если бы не разделяли их сотни километров, он все равно не имел бы ни малейшего представления о детском здоровье и мерах по улучшению оного.

— Не строй из себя идиота, — раздраженно велела сестра. — В Интернете посмотри!

— А сама что, неграмотная? — огрызнулся Иван. — Мама с папой читать не научили?

— А сама я заплатить забыла, отключили! — последовал предсказуемый ответ. Так уж была устроена от природы Анна Васильевна Степная, что забывала все, всегда и везде: батоны в парикмахерских, мобильники в гостях, имена преподавателей, дни рождения родных и знакомых, собственный возраст и дни прививок ребенка. Впервые получая паспорт, она забыла, как пишется буква «с», и долго стояла с задумчивым видом у окошка, пока паспортистка не прикрикнула… Бабушка Лиза уверяла, что однажды непременно настанет день, когда Анька забудет где-нибудь собственную голову и явится домой без этой жизненно важной части тела. В раннем детстве Иван с нетерпением ждал этого события — интересно было посмотреть, как же старшая сестрица станет обходиться без головы? Не дождался, к большому счастью…

— Ну ладно, — великодушно согласился он. — Щас посмотрю и перезвоню… нет, скину. Сама перезвонишь. А что искать-то? «Запор»?

— Как вызвать дефекацию у ребенка! — выдала сестра без запинки и поспешно отключилась — конец фразы потонул в богатырском реве Ивана-младшего.

«Как вызвать де…» — начал набирать Иван.

«Как вызвать демона», — вылетела ссылка. И главное, ведь он на нее тогда даже внимания не обратил, поглощенный более насущной проблемой. Но, видно, засело что-то темное в глубине подсознания. Потому что ночью снилось странное. Громоздились отвесные скалы, увенчанные не то средневековыми замками, не то вороньими гнездами. Разверзались огненные пропасти, и черные крылатые тени с воем метались над ними. Кипело, пузырилось кроваво-красное зелье в огромных перегонных кубах, и что-то злое зарождалось внутри, тянуло белые пальцы к Иванову горлу…

Проснулся он от толчка коленом в бок.

— Эй! Ты что орешь? — В голосе Лехи, соседа по комнате, звучало праведное негодование. — Три часа ночи! Всю общагу перебудишь! Перебрал, что ли, вчера?

— Нет… Я того… приснилось что-то… — пробормотал Иван, утирая холодный пот со лба. — Дрянь какая-то… Задушить меня пытались!

Но Леха вникать в подробности его ночных переживаний не желал, а желал только спать. Буркнул что-то неразборчиво и нырнул под одеяло с головой. Иван последовал его примеру и преспокойно проспал до утра, благо кошмары больше не беспокоили.

А утром была суббота, и Леха свалил домой в Черноголовку, оставив комнату в полном распоряжении Ивана (поскольку два других соседа, Амангельды и Трофимыч, дружно вылетели после первой сессии, а новых пока как-то не образовалось). Вот тогда ОНО и случилось. Как, почему — трудно судить. Единственное, что собирался сделать Иван, включая комп, — это придать индивидуальность скачанному накануне реферату по истории, каковой надлежало сдать уж три дня как. Но вместо этого пальцы сами, без участия разума, набрали в окошке поисковика: «КАК ВЫЗВАТЬ ДЕМОНА?»

Оказалось — ничего сложного. Рекомендаций было столько, что невольно закрадывалось подозрение: в нашей стране общение с потусторонними силами — дело не менее обыденное, чем детский запор. И как-то все вдруг подобралось одно к одному, будто нарочно! Кусок мела услужливо завалялся в кармане куртки — вчера машинально утащил из кабинета. За алтарь сошла картонная коробка от телевизора — уже три дня стояла в коридоре возле пятой комнаты. Девчонки из двенадцатой одолжили сырой куриный окорочок — вообще-то требовалась лапа, но Иван решил, что не суть важно. Чахлая майская былинка крапивы взросла под окнами второго корпуса. Свеча имелась в хозяйстве, пусть не восковая, парафиновая, зато с ароматом ванили. И даже псевдолатинская абракадабра заклинания с третьего прочтения крепко впечаталась в память.

Вопроса, зачем он все это делает, Иван не успел себе задать. Должно быть, так не хотелось заниматься историей, что на любую глупость был готов, лишь бы подальше от хрущевской оттепели. А может, это таинственные потусторонние силы уже простерли над его головой свою могучую длань.

Конечно, он просто валял дурака, и на эффект ни одной секунды не рассчитывал, и думал лишь о том, как в понедельник на лекции по химии будет шепотом рассказывать Аленке о своем мистическом эксперименте, и она будет хихикать так мило, как умеют только московские девчонки, а саратовские не умеют… Поэтому, когда в пентаграмме вдруг полыхнуло, и грохнуло, и взвыло, он от неожиданности повалился навзничь и, может быть, даже сознание на миг потерял не то на нервной почве, не то потому, что приложился затылком о край Лехиной кровати.

«ДЕМОН! Я вызвал демона! Они СУЩЕСТВУЮТ!!!» — восторг смешивался с паникой, мысли разъезжались, руки и колени тряслись. Стоя на четвереньках, Иван с трепетом вглядывался внутрь пентаграммы. Там, в густых клубах черного дыма, обреталось что-то живое — угадывались смутные контуры, чувствовалось движение. А дым потихоньку рассеивался…


…Оно полулежало, опершись на невидимую стену пентаграммы, задушено кашляло и всем видом своим вызывало разочарование. Потому что ожидания не оправдывало катастрофически. В облике пришельца было что-то от анимешного персонажа — длинная челка, острый подбородок, глазищи чуть не вполсыта. Пожалуй, юные девицы были бы от него в восторге. Но только не Иван. Он-то демона вызывал! Он-то рассчитывал увидеть чудовище с картинки: крылья, когти, клыки… А у этого — когти разве? Ерунда какая-то, чуть больше, чем у кошки. А клыки? Вампирам и то крупнее рисуют! И одежда дурацкая: штаны… кожаные, что ли? — не разберешь на глаз, белая рубашка с кружевами по отложному вороту, поверх нее — что-то вроде серого мундира с красными отворотами и несколькими неопрятными заплатками, пришитыми явно мужской рукой. Высоченные сапоги с отворотами. Еще нож на поясе. Большой. Серьезный такой нож, Настоящий. Но это дела не меняет, демонам оружие вообще не положено, равно как и одежда.

— Эй! — окликнул Иван сердито. — Ты кто? Ты демон?

— Демон? — Пришелец удивленно заморгал глазищами. Похоже, он был еще не в себе. — Почему демон? Не-э… Я вот… — он поднял свой пакет, — за сосисками в лавку ходил…

Тут днище у пакета лопнуло, содержимое вывалилось на пол. Это действительно были сосиски, розовые и толстые. Иван не смог сдержать удрученного вздоха.

— Ну вот! — огорчилось странное создание (к слову, говорило оно уж никак не по-русски, но Иван его непостижимым образом понимал). — Порвался из-за тебя… А ты сам кто? Некромант? Или чернокнижник?

— Спятил?! — Иван с негодованием отверг оба предположения. — Я человек! Студент!

— Вижу, не слепой! — буркнул пришелец недовольно. — Ты человек и учишься на некроманта…

— Я на почвоведа учусь! — перебил Иван, почему-то почувствовав себя оскорбленным до глубины души. Но ему не поверили.

— Неправда! Почвоведы не такие! Они не стали бы меня похищать!

— А я тебя и не похищал, я демона вызывал!

— Демона?! — округлил глаза пришелец. — А говоришь, не чернокнижник! Ты темная личность, и я тебя опасаюсь! Сгинь!.. Нет, лучше верни меня на место. Я же не демон, значит, тебе не нужен.

— Абсолютно не нужен! — согласился Иван охотно. — Можешь отправляться, откуда пришел! Я тебя не держу!

Пришелец взглянул на него, как на глупого. Выговорил медленно и раздельно:

— Ты. Меня. Должен. Вернуть. Сам я никак не могу. Тут нужен ритуал. Расстарайся уж как-нибудь, у меня завтра зачет по искаженной логике. Раз ты студент, должен понимать, что значит пропустить зачет.

— Понимаю, — снова согласился Иван. — Ритуал так ритуал. Щас, на сайте гляну…

Глянул. Право, лучше бы и не видеть никогда! Вернее, раньше надо было глядеть. Чтобы вовремя остановиться и глупостей не натворить. Да, вызвать демона оказалось сущим пустяком. Но вернуть обратно… От перечня необходимых ингредиентов у Ивана глаза полезли на лоб: конская моча, крысиная шерсть, земля с безымянной могилы, ветка розмарина, капля крови девственницы… И апофеозом всей этой чертовщины был указательный палец мертвеца!

Ничего себе! — взвыл Иван. Он только теперь начинал осознавать, в какую историю угодил. Выходит, ему еще повезло, что пленником пентаграммы оказался этот странный парень с сосисками! А если бы попался НАСТОЯЩИЙ ДЕМОН?! Как быть тогда, не имея под рукой шерсти, мочи и всего прочего?

— Ты чего орешь? — осведомился пришелец не без осуждения в голосе. — Что там тебе не нравится?

— Палец мертвеца! Где я его возьму, по-вашему?! — Ответ был адресован скорее компьютеру, нежели собеседнику, но тот откликнулся, не задумываясь:

— Надо найти на улице безродного покойника и отрезать. Обычное дело.

— Обычное?! У нас, знаешь ли, покойники на улицах не валяются.

— Да? — Пришелец выглядел неприятно удивленным. — Неужели так быстро сжирают?! Безобразие какое! Куда смотрит магистрат?!

Иван даже поперхнулся от такого высказывания и ответить не смог. Пленник истолковал его молчание по-своему.

— Значит, надо кого-нибудь убить. Если тебе самому неловко, выпусти меня, я сделаю. Не хотелось бы, конечно, не люблю… — Он поморщился и продолжать не стал.

А Иван почувствовал себя очень, очень неуютно. Слишком уж спокойно, по-деловому говорил парень об убийстве.

— И что, часто тебе доводилось это делать? — хрипловато спросил он.

Пришелец пожал плечами:

— Ну как… Случалось, конечно. Война… А ты сам разве не того?..

— У нас нет войны! — отрезал Иван зло.

— Вообще? — Пришелец вроде бы даже не поверил.

— По крайней мере, поблизости.

— Везет! — вздохнул тот. — Значит, тебе беспокоиться нечего. А я не явлюсь ночью на зачет и загремлю на передовую…

— А! Так ты от армии косишь! — догадался Иван.

— Что я делаю с армией? — не понял парень.

— Бегаешь от нее.

— Ты что?! — У пришельца округлились и без того огромные глазищи. — Ты вообще думай, что говоришь! За такие слова и убить можно! Неужели тебе не совестно? — Столько укоризны было в голосе существа, что Иван и вправду почувствовал укол совести. — …И выпусти меня наконец! Здесь уже дышать нечем! — Он снова закашлял.

— Ага! Щас! Я тебя выпущу, а ты меня убьешь! — Чувства чувствами, а о собственной безопасности тоже забывать не стоило. Парень в пентаграмме грозным бойцом не выглядел, но очень уж хорош был его нож.

— Не убью, иначе кто меня возвращать станет? — был ответ.

Иван счел его убедительным.

Убирать пентаграмму целиком он не стал — вдруг еще понадобится? Стер ногой контур одного луча, пришелец вывалился наружу, охнул, втягивая свежий воздух (удивительно, но в комнату дым не полез, так и остался в пентаграмме), и бесцеремонно, с размаху плюхнулся на Лехину кровать. Пружины взвизгнули, очередная ножка подломилась — ну не любила общажная мебель грубого обращения, деликатности требовала (пока Иван с Лехой не усвоили эту печальную истину, часть ножек успели заменить стопки учебников и два кирпича). Пришелец обескураженно сказал «Ой!», но вставать не стал, только велел Ивану:

— Ты мои сосиски собери, они хорошие. У тебя тут ледник есть?

Ледника, понятно, не было, был мини-холодильник Лехи, притом хронически пустой — даром место занимал. Леха просто мечтал от него избавиться — вернуть домой, но мамаша его была непоколебима в своей уверенности, что без холодильника ее любимому сыну в столичном мегаполисе ни за что не выжить. А просто выкинуть было жалко, все-таки новая вещь.

Теперь вот пригодилась — для сосисок из потусторонних сфер.

— Ну что, пошли? — спросил Иван, закончив хозяйственные дела.

— Куда? — не понял пришелец.

— Добывать ингредиенты для твоего ритуала, разумеется!

Существо на минуту задумалось, что-то для себя решая. И решило.

— Нет. Ты иди один. А я пока тут у тебя посплю. Я всю ночь искаженную логику учил — глаза слипаются прямо… — Он деликатно, прикрыв рот ладонью, зевнул.

Почему-то Ивану стало досадно, уязвленным себя почувствовал: что за пренебрежение такое?

— Слушай! Ведь ты впервые оказался в нашем мире! Неужели тебе даже не хочется на него посмотреть?

— Хочется, — согласилось существо. — Очень. Но спать — еще больше. Когда еще момент выпадет?

— Ладно, — согласился Иван, — спи. Я запирать не стану, туалет в конце коридора.

— Разберусь, — пообещал пришелец и отвернулся к стенке.

…Может, оно и к лучшему, думал Иван по пути. С одной стороны, заниматься поисками мертвых пальцев и конской мочи он предпочел бы не один, а в компании. С другой — могли возникнуть сложности: конечно, вызванное им существо демоном не являлось, но и на человека было не очень-то похоже. Правда, пусть лучше в комнате сидит. Интересно, кто же оно все-таки по природе? Ах черт! Тут только он вспомнил, что они с существом даже имен своих друг другу не назвали! Но не возвращаться же ради этого назад? Пути не будет.


Начать поиски Иван решил с розмарина. Нашел! Бабка, что торговала пряностями у остановки, клятвенно заверяла: это розмарин и есть, сама на подоконнике взрастила! Иван не нашел причин ей не верить, купил пучок изрядно помятой зелени.

С кровью девственницы, как ни удивительно, тоже не возникло проблем! Девчонка лет шести катилась на роликах по площади перед университетом. Шлепнулась и коленку разбила. Ребенок был хорошим — не пищал, не ревел, поднялся самостоятельно и хотел продолжить путь. Но налетела бабка, раскудахталась, принялась промокать ссадину бумажным платочком… Вот на этот платочек и нацелился Иван, замер, как хищник в ожидании добычи, прозорливо решив: уж если это не девственница, значит, их вовсе на свете не осталось… Окропленный кровью платочек полетел в урну. Иван выхватил его молниеносно и незаметно для окружающих (по крайней мере, он на это надеялся). Два дела было сделано!

Но дальше начались непредвиденные трудности с крысиной шерстью.

Крыс держала Танька Никитина, девчонка из их группы. Были они, конечно, белыми, но все-таки крысами, не носорогами же! Сойдет, решил Иван, но Таньки дома не оказалось, уехала на выходные в Питер (вот, оказывается, почему ее мобильник не отвечал!). А выпрашивать крысиную шерсть у Танькиной матери было как-то неловко: что она подумает? Вернулся с «Юго-Западной» на «Университет», пошел на биофак, но там чучело крысы было надежно заперто в стеклянной витрине. Объехал несколько зоомагазинов, потратив уйму времени даром — бдительные продавцы вовсе не желали, чтобы кто-то выщипывал их товар… Вот так, в бесплодных поисках, прошла суббота. Шерсть и мочу пришлось отложить на воскресенье. О пальце же Иван предпочитал пока не думать вовсе.

— А, это ты! — вяло приветствовал его пришелец. Похоже, за весь день он так и не покидал своего, точнее, Лехиного ложа. — Ну собрал, что нужно?

— Не все! — уклончиво ответил Иван. — Ужинать будешь? Твои сосиски, мой батон…

— Я так понимаю, сегодня мне домой не вернуться? — присаживаясь, уточнил пришелец.

— Никак, — подтвердил Иван сурово. — Только завтра вечером… — и добавил про себя: «Если повезет».

— Плакала, значит, моя извра… искаженная логика. Ну ладно, давай поедим. Все одно помирать, так хоть сытым… — В тот момент Иван еще не обратил внимания на его последнюю реплику.

…Батон был длинным, свежим и аппетитным, пришелец очень хорошо на него налег, половину съел. А сосиски имели привкус странный.

— Куриные, что ли?

— Ага, — согласился пришелец. — По сути своей, что есть василиск? Огромная огнедышащая курица, и ничего больше… То ли дело драконина! — Он мечтательно вздохнул. — Драконина с мандрагорами… Пробовал?

Иван поперхнулся куском и сосисок больше есть не стал, сварил оккультный окорочок. «Все-таки простая курица привычнее огнедышащей», — пояснил он, чтобы не обижать гостя.

А больше они в тот день ни о чем не говорили — пришелец снова хотел спать. Уже в темноте Иван вспомнил:

— Слушай, давай хоть познакомимся, что ли! Я Иван Степной, а как тебя зовут-то?

— Меня?! — Странное создание беспокойно заворочалось. — Меня? Ох! Слушай, давай завтра, на свежую голову, а? Я сейчас не в состоянии просто вспоминать…

— Ну завтра так завтра, — откликнулся Иван упавшим голосом, провести ночь в компании ненормального ему как-то не улыбалось. А он еще сестру ругал за беспамятство! А оно вон как на свете бывает — собственного имени некоторые вспомнить не могут!


Только утром он понял, в чем было дело, и перестал пришельца осуждать. Потому что звали того Кьетт-Энге-Дин-Троннер-Альна-Афауэр — и Стренна-и Герцерг ан Свеффер фор Краввер-латта Феенауэрхальт-Греммер-Игис-Маарен-Регг… — а дальше он так и не вспомнил, хотя очень старался.

— С ума сойти! — присвистнул Иван. — А покороче нельзя?

— В смысле?

— Ну родители в детстве тебя как называли?

— Я с малых лет сирота, — ответил пришелец с достоинством.

— Извини. Но ведь не может быть, чтобы тебя всеми этими словами называли… гм… в быту. Друзья к тебе как обращаются? Или там начальники, преподаватели?

— А! — обрадовался несчастный обладатель бесконечного имени. — Ну близкие друзья, понятно — Энге; преподаватели — Кьетт Краввер; начальники — ан Свеффер; подчиненные — фор Краввер-латта… Вот!

— Ладно. Мне лично как тебя называть? Не жди, что я стану оглашать весь перечень!

— Нет, конечно, — поспешно согласился пришелец. — Не надо весь! Зови меня… ну хотя бы Феенауэрхальт. Пусть будет коротко и нейтрально.

— Ничего себе — коротко! — возмутился Иван. — Язык свернешь. Я буду звать тебя Дин. — Это единственное, что он смог запомнить на слух.

Но пришелец смутился и фыркнул:

— С ума сошел? Что о нас подумают?! Так меня станет звать жена, если однажды я ею обзаведусь!

— Ох! Как у вас все запутано!.. Ладно, как там первое было? Кьетт? Вот им и будешь.

Пришелец поморщился:

— Это будет звучать так, что ты меня старше.

— А тебе сколько лет? — быстро сориентировался Иван.

— Мне? Много. Девятнадцать.

— Вот видишь! А мне — двадцать один! Я тебя определенно старше.

— Да? — Кьетт оглядел его придирчиво, с недоверием. — А сколько у вас здесь длится год?

— Триста шестьдесят пять дней.

— А день?..

В общем, как ни крути, по всему выходило, что Иван старше.

— А может, вы живете дольше нас? — нашел последнюю зацепку пришелец, ну никак не хотелось ему в младших ходить! — Продолжительность жизни здешних людей какая?