Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Юлия Флёри

Двое

Пролог

Жара стояла просто чудовищная! Уже на первом часу пути я усомнилась в адекватности своей затеи. Это был автобус. И в нём не работал кондиционер. По салону давно пошёл запах «уставших» от температуры тел. Особенно беспокоила соседка из левого ряда, тучная женщина в элегантной шляпке. Она так старательно обмахивалась импровизированным веером, что о том, на каком дне был её цикл, теперь знал весь автобус!

Моя скромная бутылочка воды ушла практически сразу. Я купила её ещё на автостанции и тут же опустошила на треть. Ещё часть потратила на то, чтобы освежить затылок и шею: от зашкаливающих градусов голова шла кругом! О том, что в рейс могут отправить транспорт с неисправным кондиционером я даже и не догадывалась. И вот теперь просто изнывала от жары, жажды и усталости, а ведь ехать мне ещё часа полтора, не меньше. Я с тоской глянула за не спасающую от дневной духоты занавеску и привалилась лбом к раскалённому стеклу. Казалось, хуже чем сейчас, быть просто не может.

Вырвавшись из автобуса на своей остановке, я едва не простонала от удовольствия: утопающий в ветвях деревьев остановочный пункт показался оазисом. Выделив буквально несколько секунд на передышку, я с серьёзным видом осмотрелась и успела наметить дорогу. Кое-как оторвав от тела намертво прилипшее ситцевое платьице, я бодро зашагала в сторону посёлка. Помнится, если идти через лес, то путь удастся сократить вдвое.

— Девушка, а вы куда? — услышала я мягкий женский голос и обернулась.

Премилая старушка в модных жёлтых кедах внимательно смотрела в мою сторону.

Я в первый момент решила, что ослышалась и на всякий случай глянула на удаляющуюся в лес тропинку. Старушка продолжала стоять, ожидая ответа.

— Если вам в посёлок «Солнечный», то теперь можно пройти только по гравийке, — продолжила она и я недоумённо кивнула.

— А вот здесь тропинка… — проблеяла я, отступившись на шаг.

Старушка усмехнулась в сторону.

— Да эта тропинка уж года два, как никуда не ведёт! Лес выкупили, дорожки все перерыли. А начнёшь обходить, так и заблудиться немудрено. Меня зовут Мария Степановна. Можно просто баба Маня, — представилась она, и я торопливо протянула руку для запоздалого приветствия.

— Очень приятно, Майя, — озабоченно закивала я. — Как хорошо, что я вас встретила, а то так бы и блуждала, — счастливо отчиталась я, теперь уже с подозрением покосившись на тропинку.

— Майя… — примерилась старушка к простецкому имени, мягко сжимая мои пальцы в рукопожатии. — А по отчеству как?

— Да не нужно никакого отчества, — смутившись, отмахнулась я. — И можно на «ты». А то много чести! А вы из посёлка, значит?

— Да, — развела руками баба Маня. — Всю жизнь здесь провела и, не поверите, даже и мысли не было куда-то сорваться. Хорошо у нас.

— Да я же говорю, что можно на «ты», — настойчиво напомнила я и неторопливо двинулась в сторону указателя.

До посёлка «Солнечный» было ещё четыре километра, и баба Маня с удовольствием согласилась составить мне компанию.

Глава 1

— А ты что же это… в гости к кому? Не обижайся, а не припомню я у нас таких красавиц.

— Да нет, я… я так! — неопределённо промычала я в ответ, опуская упоминание о красоте. — В один день собралась и приехала, — решительно выдохнула я, не желая объясняться. — У родителей здесь когда-то была дача. Пока дедушка с бабушкой были живы, я всё лето проводила на природе. А потом дачу решили продать. Жалко… — я тяжко вздохнула, но тут же постаралась приободриться. — Вот, решила вспомнить былые времена, — пояснила я своё появление, и баба Маня активно поддержала.

— И то верно! А то вы, молодёжь, всё бежите куда-то, бежите, всё боитесь не успеть. Так и жизнь пройдёт, и никакого толку не будет. А у нас здесь сейчас хорошо. И клуб отремонтировали, и речку в позапрошлом году вычистили. Красота стала! Церковь, опять же, старинная. Да и посёлок разросся. А на какой улице у вас домик был, не помнишь?

— На Песочной. Где-то в конце.

— Нет, я с Песочной никого не знаю. Эта улица последней строилась, от посёлка далеко. Да и не общались мы с дачниками. Это я так спросила, вдруг откуда ближе…

— А вы не подскажете, может, у вас кто домик сдаёт или комнату? Я на всё лето готова снять, да и хорошо заплачу.

Старушка удивлённо нахмурилась.

— И что же это ты? Вот так приехала, ни с кем не договорившись?

— Ну… — неопределённо потянула я, только сейчас осознавая, насколько сплоховала. — Говорю же, в один день собралась.

— Да, девочка… Нечем мне тебя порадовать. Москвичи-то скоро до Сибири себе домов понастроят! Если место чуть покрасивше, так и жди их в гости. У нас же и лес с грибами-ягодами, и речка. А в речке, не поверишь, рыба водится!

— Так что же… я зря иду? — невесело усмехнулась я, чувствуя, как по душе крадётся отчаяние. Баба Маня придержала меня за ладонь.

— Да будет тебе! Что же я, угла тебе не найду? Дом, конечно, не уступлю, а вот комната свободная есть. Как-нибудь уживёмся!

— Спасибо огромное! Вас мне сам бог послал, — искренне обрадовалась я, а баба Маня поторопилась отмахнуться.

— Не придумывай! Ты, я вижу, девочка чистенькая, приличная. А мне всё веселей, чем одной.

За разговором я и не заметила, как преодолела нелёгкий путь. Совсем скоро показался посёлок. Дом бабы Мани стоял ближе к церкви и утопал в цветущих кустах шиповника. Вдоль забора высились пышные каштаны, а в стороне держались чуть скромнее саженцы грецких орехов.

Мы вошли в уютный дворик, где стояли качели и отцветали пионы. Знойное лето не позволило им вдоволь покрасоваться, но до сих пор запах стоял просто необыкновенный. Перед входом в дом расположилась просторная открытая веранда, а на её крышу уходило зелёное плетение виноградной лозы. На столе, застеленном льняной скатертью, стоял кувшин, покрытый вышитой салфеткой, и гранёный стакан.

— Майя, попробуй компот. Я, уходя, сварила, — посоветовала баба Маня и я на низком старте рванула к столу. Утолив жажду, блаженно вздохнула.

— А вы очень наблюдательный человек, — отметила я, посматривая на хитрый взгляд старушки. Та не стала отнекиваться, развела руками.

— В моём возрасте стыдно пропускать мимо глаз очевидные вещи, — улыбка тронула сухонькие губы. — Идём, покажу тебе, как я живу, — предложила она, справившись с замками, и мы вошли.

Оказавшись в доме, я окунулась в приятную прохладу. Здесь пахло свежей выпечкой, всё теми же пионами и, пожалуй, уютом. Я осмотрелась и не смогла сдержать неприкрытого восторга.

— Как же здорово! — радостно зажмурилась я, осторожно касаясь кончиками пальцев кружевных салфеток, что украшали многочисленные полки. Баба Маня, глядя на это, покачала головой.

— Наверно, давно такого не видела.

— Да, — пришлось нехотя согласиться. — Вот как бабушка умерла, так и не видела! В городе всё это считается мусором. Моя мама как раз из таких людей, что не признают этого деревенского колорита. А вы что же? Всё сами? — взяв в руки глиняную птичку, оглянулась я на хозяйку. Та по-доброму рассмеялась.

— Боже упаси тратить время на такие глупости! Всё это, конечно, очень красиво и как ты правильно говоришь, создаёт атмосферу, но я не рукодельница. Готовить умею и люблю, а вот вязание, да вышивка… эти таланты обошли стороной. Вот мать моя мастерицей была, а я только сохранила. А ты, кстати, как? Не проголодалась с дороги?

— Ваша правда. Голодная — страх! Будет не очень нагло с моей стороны отведать ваших пирогов?

— Мой руки и устраивайся за столом, — усмехнулась баба Маня, не желая комментировать сказанные мной глупости.

Я с готовностью привела себя в порядок в хозяйской ванной и с затаённым предвкушением замерла, сидя за столом. Прошло совсем немного времени, и вот передо мной появился ароматный омлет, травяной чай и те самые пироги, которые давно волновали обонятельные рецепторы.

— Как же всё это вкусно! — блаженно простонала я, прикончив свою порцию омлета, и потянулась к чаю. А баба Маня, умилённо глядя на меня всё это время, только и успевала подставлять ближе блюда с пирожками, а теперь ещё и вазочку с вареньем.

— И что же это у тебя в сумке вещей на всё лето? — когда я окончательно насытилась, удивилась она моей скромной ноше.

Я покосилась на стоящую у прохода сумку и пожала плечами.

— Да сколько мне надо?! Я неприхотливая.

— Не скажи, — нараспев потянула старушка, окидывая меня оценивающим взглядом. — Вижу я, что ты девица ухоженная, городская. Но в душу не полезу, ты не бойся.

— Спасибо, — искренне поблагодарила я, будучи явно не готовой к подобным расспросам.

— Ну что? Идём смотреть твою светлицу? — подшутила надо мной старушка, и я нехотя поднялась из-за стола.

Комната оказалась небольшой, но, действительно, светлой. Узкая кровать, стол, платяной шкаф, лакированный под «красное дерево». Казалось, жизнь здесь остановилась примерно лет двадцать назад, когда ещё все эти прелести советского времени не спешили покидать наши обжитые дома. Окно было высокое, распашное и я поторопилась убрать затвор и толкнуть створки от себя. Комната тут же наполнилась ароматом деревенского лета.