Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Мария Степановна? — почему-то шёпотом звала её я. — Мария Степановна, там в моей комнате какой-то мужик! — набравшись впечатлений, я округлила глаза, и старушка всплеснула руками.

— Я же сказала ему прилечь у меня! — взволнованно охнула баба Маня и направилась было к дому, но я не отставала. Добавила по-прежнему шёпотом.

— А кто это?

— Внучок мой. Приехал, не предупредив. Уж не знаю, откуда явился, а сказал, что гнал машину целые сутки. Уставший, глаза красные.

Придержав старушку за ладонь, я вернула её к беседке, где мы мирно устроились за столом.

— А вы же говорили, что он живёт в пристройке.

— Да, говорила. Но он хотел выспаться, а сейчас уже начало пятого и мой сосед придёт с работы. Василий Петрович затеял ремонт сарая, что как раз за забором, и будет стучать молотком. Я и сказала внучку, чтобы остался в доме. А он, наверно, перепутал. Но ты не волнуйся, сейчас я его подниму.

— Да зачем, пусть спит! Сами же сказали, что машину столько гнал. Пусть спит, — для убедительности повторилась я и улыбнулась. — Просто я переодеться хотела, — пояснила я, по-прежнему прижимая к груди свою сумку.

— Переодевайся у меня, — нашлась старушка, вмиг собравшись с мыслями. — А как Никитка проснётся, я кровать перестелю, и будешь ты спать сладко-сладко! — заверила она и я рассмеялась. — Что?

— Извините, это я о своём, — успокаиваясь, махнула рукой я. — Вот вы говорили внучок, внучок, я и представляла себе мальчишку. А как вошла в комнату, так и растерялась. Всё нормально, — поторопилась я заверить, как вдруг нахмурилась. — А что же это… значит, мне не приснилось, и я действительно слышала его ворчание? — вспомнила я свой сон и баба Маня смутилась.

— Да какое там… Приехал так неожиданно, я и забыла про тебя рассказать. А Никитка в сад вышел, тебя увидел, ну, и спрашивает, мол, «кто?». А что тут скажешь… Так и так… познакомились, договорились. А он не понял, в чём дело-то, и давай бурчать вроде как если мне денег недостаточно, то нужно ему сказать, а не придумывать разные ходы. Так я ведь ничего и не придумывала, я же помочь хотела, чтобы как лучше! Пока разобрались… — старушка взмахнула рукой, сетуя на крепкий мужской темперамент.

— Но ведь всё хорошо, я могу остаться? — уточнила я на всякий случай, а баба Маня округлила глаза.

— Да о чём же разговор, конечно! Я так поняла, что-то у внучка с девушкой его не заладилось, вот он и примчался. Вспыльчивый очень, весь в мать. Та тоже была такая, слова лишнего не скажи.

— Не переживайте, всё будет хорошо, — рассмеялась я глупой ситуации. — Ну, не буду мешать. И сумку пока у вас оставлю, можно?

— Конечно, Маечка, конечно. Ты уж прости… Если ты сразу на речку, то могу предложить покрывало. Чтобы было, на чём после воды отдохнуть.

— Не откажусь, — податливо улыбнулась я, и мы вместе вошли в дом.

Внимание снова привлекала импортная обувь. Я воровато осмотрелась и подступилась к кроссовкам ближе. Вещь, без сомнения, дорогая. Хотя… говорят, на рынке те же лэйблы можно купить по более демократичным ценам.

— Это Никиткины, — умилилась старушка, наверняка в душе сожалея, что мальчик так быстро вырос. Я торопливо кивнула, собралась на речку и поспешила удалиться.

Глава 2

У воды было хорошо. Я разместилась на спуске под раскидистым дубом. Он давал необходимую тень, вода — прохладу и свежесть. Летнего зноя как не бывало. Я лениво потягивалась и поглядывала то на фигурные листочки, то на снующих в кроне птиц, но чаще всего на водную гладь. Я успела искупаться дважды, а жажду свободы так и не утолила. Так и подмывало окунуться ещё разок, пока назойливые комары не почувствовали свою власть. До заката было ещё далеко, но они вовсю орудовали, пока, к счастью, позволяя от себя отмахнуться.

За густым ивняком, за высокой травой чуть в стороне послышался шорох: кто-то быстрым лёгким шагом приближался к месту моего уединения. Встречаться с людьми не хотелось, и я поторопилась войти в воду. Она встретила меня мягкой приветливой волной, лизнула стопы и тут же отступила. Я зажмурилась от удовольствия и сделала несколько решительных шагов, стремительно погружаясь. Здесь берег был крутой и совсем скоро дна под ногами я уже не чувствовала. Совершив с десяток мощных гребков, успела удалиться на приличное расстояние. Было хорошо. Приятно и легко. Тёмные воды будто таили в себе какую-то загадку, правда, разгадывать её не хотелось. Совсем рядом слышался крик речных чаек. Они то взмывали высоко в небо, то с мастерством профессионального пилота уходили на очередной вираж.

Оглянувшись, я обратила внимание на парня, которого так и не дождалась на берегу. Сейчас он с задумчивым видом посматривал на мои вещи, сложенные аккуратной стопочкой на покрывале. Не заморачиваясь с терзаниями совести, он решительно стянул футболку и швырнул её туда же, где я оставила свой сарафан. Может, у них так принято?.. Да и я, собственно, не имела ничего против. В конце концов, не оставлять же ему вещи на песке!

Растеряв к неожиданному визитёру всякий интерес, я попытала счастье, соперничая с течением. Оно мягко укутывало и влекло за собой. Не прошло и десяти минут, как я успела выбиться из сил. Настало время причалить к берегу. Я плыла неторопливо, расставаться с водой не хотелось. Мышцы приятно заныли, но дыхание по-прежнему оставалось ровным. Значит, форму я потеряла не окончательно и десять лет тренировок чего-то да стоят. На берегу никого не было и это позволяло беспрепятственно добраться до своих вещей. Не то чтобы я кого-то стеснялась или опасалась, но заводить новые знакомства, даже шапочные… В общем, не хотелось! И не успела я распланировать ближайший вечер, не успела подумать, что было бы неплохо напроситься к бабе Мане на ужин, как меня резко потянуло под воду.

В первый момент я даже ничего не поняла и, скорее, удивилась. Потом меня посетило… пожалуй, это было чувство досады: я за что-то зацепилась длинными завязками от бикини. Дёрнувшись несколько раз под водой, я вдруг осознала, что успела здорово запутаться и только когда вода сомкнулась над головой в очередной раз, мне вспомнилось запаниковать. Я не пыталась кричать или звать на помощь, ситуация всё ещё не казалась критической, но в целом она уже совсем не нравилась. Мне требовалось ещё немного времени для принятия решения и буквально на глоток больше воздуха, чем имелось в запасе. И потому, когда меня сначала дёрнуло, а потом буквально выбросило на поверхность, я вдруг испугалась и всё же хлебнула воды. А пока пыталась откашляться и хоть как-то прийти в себя, всё та же неведомая сила уверенно буксировала меня к берегу, после чего небрежно швырнула на песок.

Как только перед глазами прояснилось, я смогла разглядеть перед собой молодого парня. Он нервно расхаживал по периметру и бросал на меня презрительные взгляды. Его брови были сурово сдвинуты, а нижняя челюсть угрожающе выдавалась вперёд. Я засмотрелась на развитое, совершенное мужское тело — истинное произведение искусства, и не сразу сообразила, что он мне втолковывает.

— Ты куда полезла, идиотка? — зло хмыкнул он, остановившись передо мной и с вызовом скрестив руки на груди.

Я не привыкла, чтобы ко мне обращались в подобном тоне, и потому поторопилась подняться, чтобы принять тот самый брошенный вызов. Правда, сделать этого не успела, получив прямо в лоб очередную порцию упрёка.

— Трусы оказались дороже жизни? — насмешливо фыркнул он, нервно взмахнув рукой в сторону не в меру длинных завязок.

Я покосилась на разорванный бант на трусиках бикини и натужно вздохнула. Незнакомец тем временем метнулся к покрывалу, где лежали его и мои вещи, что-то нащупал в кармане свободных шорт и стремительно приблизился. То, как лезвие перочинного ножа скользнуло по завязкам сначала с одной стороны, а потом с другой, я ощутила физически и от шока на какое-то время лишилась дара речи.

— Вы… вы что делаете? — вспомнила возмутиться я, когда на купальнике остались куцые обрывки в виде торчащих шнурков.

— Профилактика!

— Но… — пробормотала я, взглядом провожая брошенные в сторону завязки.

— Не стоит благодарности!

— Это дорогая вещь… — возмутилась я, разглядывая испорченный купальник, а незнакомец здорово рассердился и рыкнул:

— Не дороже твоей жизни!

Я судорожно перехватила воздух и всё же нашла в себе сил согласиться с его кардинальным решением.

— Большое спасибо, — с чувством произнесла я, всё же осознав какую-то часть вины, и… он вдруг улыбнулся. Правда, улыбнулся! И на небритых щеках появились две чудесные ямочки. У меня сразу от души отлегло.

— Вспомнила! Ну, наконец-то! — прибил он сочащимся из фразы довольством. — А я уж думал, ты от недостатка кислорода малость очумела. Даже собирался делать искусственное дыхание.

— Спасибо, — зачем-то повторила я и на всякий случай отступилась, давая понять, что в искусственном дыхании не нуждаюсь. — Вы были очень любезны.

— Всегда к вашим услугам, — франтом принялся гримасничать он.

В отдалении послышались весёлые голоса, среагировав на которые, незнакомец резко оглянулся и нахмурился.