Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Юлия Лавряшина

Призрак с Горки

Глава 1

Вы слышали легенду о нашем озере?

Сейчас расскажу, пока Пират купается. От него брызги во все стороны разлетаются и сверкают в воздухе, как прозрачные крылья. Как будто он гигантская стрекоза! Пират специально руками по воде колотит, чтобы скорее согреться, а вообще-то плавает он отлично. И если захочет, может прыгнуть с вышки и войти в воду вообще без брызг. И проплыть беззвучно.

А с тарзанки Пират нарочно так плюхается, чтобы капли во все стороны разлетались. Но он-то ладно, у него вес петуха. А когда я прыгаю — вот где цунами-то рождается!

Моя бабушка не поверила, когда узнала, что мы тарзанку соорудили над озером:

— Да бог с тобой! Неужто современные дети не совсем потеряны? Это ж ещё в нашем детстве такие развлечения были. Твой отец и то уже не прыгал с тарзанки…

А мы с Пиратом сделали! Не сами, конечно, придумали, нас один человек прошлым летом научил, я потом про него расскажу.

Сейчас вода ещё ледяная, и никто в озеро не заходит — ни местные, ни дачники, но Пират же вообще особенный… Другой бы уже посинел, а он фыркает от удовольствия. Только конец мая, а он уже весь чёрный.

А ещё Пират тощий, шустрый и очень ловкий. В отличие от меня… Но никогда меня не дразнит ни жиртрестом, ни жирдяем. Просто по имени зовёт — Данькой. А я его Пиратом, ему так больше нравится.

Я отмазку придумал, чтобы никто не дразнил меня толстым. Говорю, что собираюсь стать поваром в элитном питерском ресторане. И всё! Сразу смотрят с уважением, как будто я уже там работаю и сам на золоте ем.

Пират со смеху помирает, когда это слышит… Он-то меня знает как облупленного — мы с ним с детского сада дружим, хотя вообще разные. Я больше всего на свете люблю усесться в кресло у окна с новой книжкой и какой-нибудь вкусняшкой. А Пирату читать тяжело. Зато он по деревьям лазит, как обезьяна, а я даже на нижнюю ветку не вскарабкаюсь.

Представить не могу, как это он сорвался и выколол себе левый глаз! Правда, ему всего лет шесть было, прямо перед школой… Меня тогда не оказалось рядом, мы с родителями ездили в Питер школьную форму покупать для первого класса. Хотя что я смог бы сделать? На дереве-то меня всё равно не оказалось бы! Не залез бы… Но уж скорую я точно смог бы вызвать. Может, и спасли бы глаз. После этого его и стали звать Пиратом, он ведь чёрную повязку носит. А вообще-то имя у него вполне человеческое — Федька. Но так его только в детстве звали, а нам уже по одиннадцать, и все давно привыкли к тому, что мой друг — Пират. Все, кроме учителей… Никак не могут запомнить! Что сложного?

Была бы у него нормальная мама, может, успела бы отвезти сына в больницу и глаз уцелел бы. Но тётя Рита — наша местная пьяница. Таких ещё называют алкашка… Только мы так при Пирате никогда не говорим, всё-таки мать. За неё может и в нос дать.

Один раз такое было, ещё классе во втором, он так Аркашке врезал! Тот показывал, как тётя Рита шатается, когда по улице идёт. Даже изобразил, как она падает в лужу и пьёт из неё грязную воду, хотя такого я, например, никогда не видел.

Ну и правильно Пират ему дал! Моя мама говорит, что алкоголизм — это болезнь, такая же, как грипп. Никто же не дразнит людей, когда они соплями обливаются? И тут нечего!



А сам Пират вроде даже не злится на мать, хоть и одноглазым из-за неё остался. Ищет её вечерами, домой тащит… Всегда сам печку топит, даже суп варит. У них в доме и газа-то нет: когда надо было заявление написать, у тёти Риты запой случился, и к их дому трубу не подвели.

Но это ещё ерунда, подумаешь — газ! А вот то, что она часто последние деньги пропивает и Пират голодным сидит… И всё равно не обижается. Не потому, что он такой уж добрый, с другими разным бывает! Просто любит он свою маму…

А глаз всё равно уже не вернуть. Я видел, что у него там, под повязкой, только описывать не буду, больно страшно… А я ужастики не люблю, это Женька по ним с ума сходит. Читает Кинга, Сафона. Говорит, что это классика жанра. Я не спорю: у Женьки мама — библиотекарь, они уж вместе разбираются!

Женька — это девочка вообще-то. Но мальчишеское имя ей очень подходит! Ведёт себя как пацан, разве что в ледяную воду с Пиратом не лезет. Тепло любит, как кошка. Зато по деревьям они вместе сигают только так!

А с виду она — такая вся из себя девочка. Глаза у неё, как у меня, карие, небольшие, взгляд быстрый, нос остренький, а губы всё время улыбаются. Какого-то зверька она мне напоминает, только сообразить не могу… Хорошего такого! Из тех, которых сразу погладить хочется. Тем более она ростиком маленькая, мне по плечо, хотя и на год старше.

Но Женька не зазнаётся, общается на равных. Во время учёбы мы с ней вместе в школьном театре играем. Ну как играем… Она — на главных ролях, а я больше толпу создаю. Вот зимой «Вредные советы» поставили, так Женька там главную хулиганку играла — как раз для неё роль. А я… ученика. Просто сидел за партой и слушал, как другие свой текст читают.

Зато в перерывах мы с ней так носились в кулисах, что нас обоих чуть не выгнали с репетиции. Женька пряталась за толстыми складками занавеса, а я искал. Детская игра, конечно, но было весело! Женька так взвизгивала, когда я её находил, вся школа, наверное, слышала.

А Любовь Викторовна, наш режиссёр, сказала:

— Данька, вот можешь ведь, когда захочешь!

Я так и не понял, о чём это она.

Пират в школьном театре не занимается. Он же только одну роль может играть, с его-то чёрной повязкой! Но про морские приключения мы пока спектакли не ставили.

Зато он всегда приходит на премьеры, и в мае, когда Женька сыграла Поллианну, даже подарил ей цветы. Не покупные, нарвал где-то, но это же ещё лучше! А потом дал в нос Шурке Коровину за то, что тот заржал.

Вообще-то Женька нисколько на Поллианну не похожа. В книжке написано, что у той были светлые косички и всё лицо в веснушках, а у Женьки ничего этого нет. Кожа у неё совершенно чистая, просто ни одного пятнышка. А волосы чёрные, блестящие и зачёсаны назад, а там в косичку сплетены. Так что ничего мальчишеского в Женьке нет, хоть она и гоняет с нами, как пацан. Может, ей просто Пират нравится? Он же симпатичный, даже с чёрной блямбой на глазу… Поэтому Женька и дружит больше с нами, чем с девчонками? Не знаю. Мы с ней о таком не разговаривали.

Правда, в Питере я и парней с косичками видел, так что это не показатель. У нас в посёлке их, конечно, не встретишь… Если только дачники. Все дачи на другой стороне озера, а с этой — наш посёлок Зыряново. Могу поспорить, дачников зло берёт, что мы самый красивый берег заняли, а им обычный достался, с галькой.

А у нас-то! С двухметрового обрывчика, поросшего соснами, спускаешься, и тут тебе такой песок! Будто пыльца самого солнца, а не песок. Жёлтый-жёлтый, мелкий, приятный. Красотища просто! Растянешься на нём и смотришь на озеро… Оно, может, не такое уж огромное, не Ладога, зато вода в нём прямо синяя. Как в море…

Я был на море три раза, так что могу сравнивать. И на Средиземном, и на Чёрном. Правда, первый раз вообще не помню, мне тогда всего два года было. И зачем родители меня так рано повезли? Но мама говорит, будто мне понравилось, я так и нёсся со всех ног навстречу волнам!

Море я правда люблю, но и наше озеро тоже. Может, ещё больше… После него даже соль смывать не приходится! Бабушка мне рассказывала легенду о том, как на берегу этого озера в старину жил молодой рыбак. Тогда оно совсем маленьким было! Ну, понятное дело, парень рыбу ловил, и всё такое… Но однажды он подзадержался и в ночи из вод озера ему явилась прекрасная дева. Вроде русалки, но без хвоста, а с ногами, только жила она почему-то в воде. В легендах много такого встречается, что никак не объяснишь. Вот как это она прямо на воде могла сидеть? Невесомая была, что ли? Это вряд ли… Но сидела. А на берег — ни шагу!

Только рыбаку, видно, на расстоянии общаться неинтересно было, он же в неё «подвлюбился», как наш друг Андрей говорит. Он часто подвлюбляется, ему уже двенадцать, как и Женьке. Они в одном классе учатся, может, поэтому с трудом выносят друг друга. Надоели за пять лет…

В школе Андрей, похоже, во всех девчонок по очереди втюрился. А они в него, Андрюха же у нас красавчик — так моя мама сказала. Она-то уж разбирается, раз папу выбрала! Может, ей хотелось бы такого же сыночка, а не толстячка вроде меня… Но ничего не попишешь, придётся терпеть, раз родила! И как это я у таких симпатичных родителей получился?!

О рыбаке-то я не дорассказал… А Пират уже к берегу плывёт! Но я по-быстрому… В общем, тот рыбак прекрасную деву давай уламывать, чтоб она к нему вышла. А та ни в какую! Не знаю, сколько они так препирались, может, неделю или целый год… Только как-то он её уболтал.

Дело было тёмной-тёмной ночью… Страшно? Ну правильно. Потому что утром рыбак обнаружил рядом с собой на песке уродливое чудище! Похлеще Фионы из «Шрека». Его красавица с первыми лучами солнца превратилась в страшилище. С Фионой-то всё наоборот было, хоть днём на неё можно было полюбоваться, а тут…