Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

4

Адриан

Я целую неделю выяснял биографию своих тетушек. В мире людей решают все деньги, благо они у меня были. Я нанял детектива, который мне принес папки с их биографиями, фотографии и много интересных подробностей. Наша кровь все-таки говорила сама за себя и не только во дворце существовали интриги, но и у тетушек в обычной жизни среди людей. Детектив расположился в удобном кресле и стал рассказывать:

— Откройте папку номер один, — я послушно открыл желтую папку с номером один, там лежали фотографии, — Первая фотография — это Елизавета Самойлова, ваша, как вы выразились, тетушка. Ей двадцать два года, живет с мужчиной на следующей фотографии, по совместительству бывший муж вашей второй тетушки, Петр Самойлов. Они поженились два месяца назад. Елизавета завидная невеста, получила от матери наследство единолично, трехкомнатная квартира в городе, дачный домик. Работает в турфирме своего мужа.

— Ясно, — сухо бросил я, разглядывая фотографии Елизаветы и ее супруга, — Что со второй тетушкой?

— Третья фотография, Анастасия Елагина, ничего нет, скрывается в глухой деревне, доставшейся ей от бабушки, буквально год назад была владелицей турфирмы, трехкомнатной квартиры в центре города, — рассказывал мужчина.

— И что же случилось? — усмехнулся я.

— По странным обстоятельствам попала в психиатрическую клинику, где прошла годовой курс лечения, в этот момент муж с ней развелся и забрал все ее состояние, ну и женился на ее сестре, — ответил детектив.

— Сейчас что же с ней? Работает? — спросил заинтересованно я, особенно углубившись в изучение фотографии молодой девушки, худой донельзя, русые волосы, доходящие ей до плеч, глаза синие, едва заметные среди серого цвета лица. Сомневаюсь, что сильная наследница нашего рода, попала бы в такую жизненную ситуацию.

— Двадцать четыре года, все адреса в папке номер два, Анастасия работает в магазине недалеко от той деревни, где живет, — ответил на мой вопрос детектив.

— Хорошо, спасибо, — я сгреб папки в руках, кинул пухлый конверт детективу и ушел прочь. Сидя в машине долго думал, что теперь делать. Убить Елизавету будет сложно, учитывая, что она скорее всего обладает даром элла и еще всегда под боком у мужа. В невесты ни одна из них мне не годится, Елизавета лживая, скользкая особа, по красоте никогда не сравнится с Элис, а Анастасия не обладает ни капелькой таланта, доверчивость унижает ее в глазах придворных, которые сожрут ее через месяц, если не раньше. Я решил убить первой Анастасию, у которой не было опоры и защиты, она самостоятельно сделала себя легкой добычей для меня. Вырулив на трассу, направился по адресу, указанному в красной папке номер два. Деревня эта была далеко от города, но по отвратительным дорогам я все же добрался и даже нашел жилой дом. Тщедушная старушка открыла мне дверь и недоверчиво уточнила, что я тут делаю, спросил у нее о свободном для снятия домике, на что старушка рассмеялась и сказала:

— Выбирай любой, тут никто давно не живет, кроме меня с Афанасием Николаевичем и Настеньки!

— А где живут Афанасий Николаевич и Настенька? Может, у них найдется комната? — спросил я неуверенно.

— Настя в самом конце деревни, а Афанасий Николаевич вон напротив, — старушка показала на дом справа с горящими окнами, — Сомневаюсь, что они смогут тебе помочь, коль не гордый, заселись в дом Петровны, она года три как померла, а дом стоит пустой. Свет там есть.

— Благодарю, — сказал я и отправился со слов соседки в дом Петровны.

Сказать, что дом непригоден для жилья, ничего не сказать. Свет тут, конечно, был, однако, стоило мне его включить, огромный слой пыли я обнаружил во всем доме. Помимо этого мебель совершенно была не пригодна для расположения на ней. Немного эльской магии, дом преобразился в дворец. Снаружи я оставил хлипкий фасад, чтоб не привлекать внимания. Холодильник ломился от продуктов. Я расположился на удобном кресле и стал изучать биографии своих тетушек. Нашлись интересные подробности обучения Елизаветы Самойловой в школе-интернате для одаренных детей, туда брали полукровок эллов. С треском тетушка вылетела через три года из этой школы, так и не доказав своей одаренности. Если я предоставлю совету доказательства, что обе девушки совершенно бездарны, может и убивать их не придется? За всю историю Элеонеллиса ни со стороны темных неллов, ни со стороны эллов не было никогда людей у престола. Я довольно потер руки, отправил обещанную весточку Григориану с адресами тетушек.

Утром решился встретиться лично с Анастасией. Зная информацию о месте ее работы, отправился в магазин. Наши магазины и близко не стояли с этим местом. Я брезгливо осмотрел прилавки и направился к кассе с жвачкой в руках и бутылкой минералки. Девушка, не подняв на меня даже глаз, пробила товар и огласила его стоимость. Я ощутил приступ ярости, как она смеет даже не смотреть на меня, будущего правителя империи эллов! В следующий момент я взял коробочку с прилавка и протянул ей, чтоб тоже пробила, девушка выполнила все, снова не поднимая глаз. На мне очередь остановилась, бабушки недовольно просили еще одного кассира, но я упорствовал в своем желании увидеть глаза своего злейшего врага. Снова схватив какую-то штучку на прилавке, я протянул Анастасии, девушка и это пробила, не обращая на меня ни малейшего внимания. Черт бы тебя подрал, тетя! Уже зло пыхтя, я схватил пять жвачек и протянул ей, она молча пробила.

— Сигарет мне! — прорычал я, в этот момент на меня посмотрели синее-синее глаза с вопросом:

— Какие?

Честно, весь запал былой злости испарился, я стоял истуканом, не смея пошевелиться.

— Какие, молодой человек? — повторила свой вопрос девушка с улыбкой.

— Любые, — проговорил тихо я, не отрываясь от синих глаз.

— Красные, синие? — не унималась Анастасия.

— Синие, как твои глаза, — уронил я.

— Хорошо, — кивнула девушка и дала мне сигареты, — С вас восемьсот тридцать два рубля!

Я положил тысячную купюру, взял сдачу и ушел, все еще силясь прийти в себя. Только в машине я обнаружил, что купил две пачки презервативов, шесть жвачек, пачку сигарет и бутылку минералки. Вот и познакомились!

5

Анастасия

Рабочие будни не давали мне вздохнуть спокойно, я бралась за всю работу, неделю за неделей без выходных. Аня с радостью отдала мне свою неделю, отправившись на выходные, а я работала. Мне хотелось заработать как можно больше денег, вернуть свой бывалый заработок, на крайний случай получить подушку безопасности, чтоб снова начать свое дело. Умом понимала, что это нереально, но отдавшись работе, старалась приходить домой и бессильно падать на подушку. Спрятаться от самой себя хоть в чем-то было отличным решением моих проблем и коротанием скучных дней и ночей.

В наш магазин зачастил мужчина. Я спросила про него у Ани, но она уверила меня, что он появился тут одновременно со мной. Внешность у него была аристократическая, что отталкивало меня, напоминая об опасностях, которые могли ожидать меня где угодно. Демоны гнались за мной, было бы, конечно, лучше, если б эти демоны оставались лишь моими страхами, а не моей сестрой. Невольно дала ему имя — мужчина с презервативами, кроме жвачки и презервативов он не покупал больше ничего. Он пугал меня, не внешностью. В этом ему не было равных, симпатичный, статный, волосы каштановые волнистые и глаза серые со стальным блеском. Никогда не видела такого оттенка серых глаз. Пугало то, что он, возможно, появился здесь не просто так и следит за мной по просьбе Лизы. Может, она решила добить, чтоб не мешала своим присутствием в этом мире? Удивляться не приходилось после такого сокрушающего предательства.

Ремонт на втором этаже я благополучно закончила. Теперь это была гостевая спальня, которая никак не походила на свой прежний образ.

Утро. Будильник. Вторая рабочая неделя подходила к концу, близился день аванса. Для себя я зареклась сделать приятный поход по магазинам и купить какой-нибудь чепухи для дома. В старых кладовках находила склянки с зельями бабушки, она предусмотрительно подписала все бутыли, выкидывать их я не стала, хранила как запасной резерв.

Сев за кассу, снова ощутила себя объектом наблюдения мужчины с презервативами, каждое утро в одно и то же время он приходил сюда, настроение портилось стремительно, только эмпатия спасала, твердя, что резких всплесков злости или агрессии он не испытывает при общении со мной. В этот раз, расплачиваясь за товар, мужчина ошарашил меня:

— Может, поужинаем вместе?

Я на секунду даже потерялась, что ему ответить? Если спрошу ехидно: «Что некуда презервативы купленные девать?», обидится ведь. Призвав все свое самообладание и вежливость, включив обратную эмпатию, отправила ему волну неприязни:

— Мне кажется, вы ошиблись адресатом своего предложения!

Мужчина ощутил посланную мной волну, искривился от полученной неприязни, что-то пробурчал и ушел, забыв сдачу. Я облегченно выдохнула, еще его чрезмерного внимания мне не хватало. Пригласит на ужин и удушит в каком-нибудь темном углу. После предательства мужа и сестры раскрыть кому-то душу, тем более столь подозрительному типу, было самоубийством. Как бы не был приятен на внешность этот мужчина с презервативами, от него веяло за километр ощущение в собственном превосходстве и уверенность в том, что он бесподобен. Не люблю таких, напыщенные и, как правило, ничего из себя не представляющие.