Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Юлия Вариун

Проклятье Алферы

Я иду не спеша. От моих тяжелых шагов гулкое эхо разлетается по пустынным залам храма, взлетая до самой верхотуры сводчатых потолков. Я иду уверенный и очень злой, сжимая в руке заклинание, готовое разнести храм по камешкам, а Хозяйку вместе с ее жрицами стереть в порошок. И плевать мне, что Хозяйка — богиня, а жрицы — магини. Мне плевать сейчас на все, у меня одна цель: или Алфера снимет свое проклятье с моего рода, или я уничтожу ее инкарнацию в этом мире и постараюсь, чтоб следующее ее воплощение оказалось в мире намного худшем и низшем, чем наш.

В ответ на гневные мысли в моей голове раздается мелодичный женский смех. Алфера уже здесь, уже снизошла и ждет меня. И издевается.

«Издевательство, — снова смеется Алфера в моем сознании, — это изнасиловать юную, невинную жрицу богини любви на ее же алтаре!»

«Наказание несоразмерно вине, Алфера, и сейчас я тебе покажу, за что действительно можно обречь весь род Варнох на гибель».

«У-у-у… Какой злой и страшный Варнох…» — издевательский смешок.

Моего лица касается невидимое дуновение ветерка, заставляя меня вздрогнуть, а уже следующий шаг я делаю в прошлое…

И вижу себя: на десять лет моложе, выпускник академии, гордость отца, сильнейший из выпускников за последние пятьдесят лет, уже три года, как стажер в департаменте государственной безопасности. Невеста, конечно, у меня уже подобрана, ну да я не сильно расстраиваюсь, ведь помолвка в наше время — это пустое слово, ее так же легко разорвать, как и объявить, а женитьба — не конец света, ведь никто еще не отменял любовниц.

Я смотрю вслед бегущему себе, такому юному и дерзкому. Глупому, самонадеянному идиоту, решившему, что держит Создателя за бороду, а ведь не дотянулся даже до пальцев Его ног. Меня тащат за собой друзья, такие же пьяные, как и я. Мы все спешим, бегом направляясь к храму богини любви. Алфера — самая младшая дочь Создателя и в пантеоне не самая нами, боевыми магами, уважаемая. Куда больше мы уважаем силу, а не любовь, и как оказалось — зря.

Юные жрицы, многие еще даже не инициированные магини, так, девчонки не старше семнадцати-двадцати лет, всегда были лакомым кусочком для таких, как мы, наглых хозяев жизни. Но дальше заигрываний и насмешек никогда ни у кого не доходило. А вот я как сорвался…

Протягиваю свою призрачную руку с зажатым в ней заклинанием, светящимся сквозь пальцы стиснутого кулака, и хочу остановить сам себя, того себя, что сейчас вырвался от друзей и поспешил за одной из разбегающихся от пьяных дурней жриц.

Вот она, юная и сладкая…

— Я прокляну тебя, — шепчет она, испуганно пятясь задом к алтарю своей богини. И я нависаю безмолвной тенью над хрупким созданием. — Тебя покарают… уничтожат…

Но я слишком уверен в своей силе и власти моей семьи. Вседозволенность…

Опираюсь руками на алтарь, зажимая в ловушку юную прелестницу. Сколько ей? Восемнадцать от силы… Еще не инициированная. Пахнет сладко… фруктами, цветами, любовью… Вот и узнаем, что будет, если ее инициирует боевой маг. Война и любовь — суть две несовместимые материи. А я решаю совместить.

— Не тронь ее, — прошу я, чувствуя, как гаснет заклинание в руке, как нарастает отчаяние в душе, как разрывает душу стыд и ненависть к самому себе. — Не тронь ее, дурак…

Но дурак не слушает, и я кричу, разрывая этот морок, насланный на меня обиженной Алферой. Не желая видеть, как распластанная на этом самом алтаре девчонка плачет, отчаянно сопротивляясь. Как она пытается вырываться и кричит, стоит мне овладеть хрупким телом…

— Идиот, — смотрю я на остатки видения, тающие передо мной, — идиот, сломавший свою жизнь.

— Идиот, — ласковым голосом соглашается Алфера, проявляясь около меня, и с сочувствием заглядывает в глаза. — Но раскаявшийся и изменившийся идиот, я вижу…

— Сними проклятие или убей, — прошу я, фокусируя взгляд на богине.

— Цц-ц-ц! — издевательски цыкает красавица и прикасается к моей давно небритой щеке. — Прямо сразу и умереть готов?

— Алфера, я сейчас даже убить готов, поверь. Не гневи, ты знаешь, что у меня достаточно силы справиться даже с небожительницей.

— Ай-яй-яй…. Некоторых жизнь ничему не учит. Я не могу снять проклятье, Варнох.

— Ложь! Я за эти десять лет на проклятьях собаку съел! И парой драконов закусил! В любом проклятье есть изъян, есть лазейка, есть возможность его нейтрализовать!

— И как, нашел слабое место твоего проклятья? — улыбается богиня и лукаво прищуривает сапфировые глаза. — А-а-а… не нашел. Поэтому и пришел ко мне сегодня. Надежду потерял. И пришел не просить прощения, но требовать. Шантажировать…

— Ты уничтожила всю мою жизнь, Алфера, я искренне ненавижу тебя.

— Верю, дорогой, верю, — заполняется зал искристым смехом.

— Ты отняла у меня невесту, семью, возможность продолжить род! Ты отняла у меня все, дрянь!

— Варнох, Варнох… Какой славный был род. Потомственные боевые маги, лучшие воины на передовой любой военной компании, сильнейшие среди сильнейших… И вдруг… угасает такой род… Но поверь, твоя невеста ушла потому, что узнала о твоем низком поступке, а не из-за проклятья, отец погиб по глупой случайности, а не из-за меня. Но в любом случае — чего тебе жалеть? Невесту ты не любил…

— Кому нужна любовь, если ты сильнейший маг в королевстве?! — презрительно выплевываю я в лицо покровительнице этой самой любви. Алфера игнорирует мой плевок, продолжая:

— Смерть отца принесла тебе огромное наследство и перешедший титул…

— Но мне некому передать этот титул, я унесу его в могилу вместе со своей силой! — срываюсь на крик и хватаю богиню за ее тонкое горлышко, сжимаю руку, под пальцами начинает светиться заклинание, призванное убивать.

— Сними проклятье, дрянь, или уйдешь на перерождение в низшие миры, где любовью не сильно-то и пахнет, сколько жизней тебе понадобится, чтобы добраться хотя бы до нашего уровня?

— У меня нет силы снять проклятье! — сквозь сип признается богиня и закатывает глаза от нехватки дыхания.

— Должна быть лазейка! Должна! — кричу я и отшвыриваю свою жертву к тому самому алтарю, на котором десять лет назад изнасиловал жрицу богини любви. Алфера ударяется об алтарь головой, но для богини это несущественная мелочь. — Думай, гадина, думай, где я что упустил и почему не нашел лазейку. Или мы сейчас решим вопрос с проклятьем, или кто-то из нас умрет, Алфера. А возможно, даже оба.

Я медленно приближаюсь к пошатнувшейся богине и нависаю над ней громоздкой карающей тенью, так же, как и тогда над испуганной девчонкой. Только сейчас я не вижу страха и мольбы в глазах, я вижу триумф женщины, добившейся своей цели.

— Говори, Алфера, я готов на все, чтоб заслужить твое прощение. Что я должен сделать?

— Ты должен влюбиться, Лестер Варнох. Искренне. В ту, что предназначена тебе звездами. Если она полюбит тебя в ответ… твое проклятие падет. И будет тебе наследник.

— Откуда же мне знать, что она полюбит, или что я люблю? Я полюблю? Алфера, твою ж богадельню! Я боевой маг, да я в принципе не умею любить, не способен на каком-то клеточном уровне!

— А я думала, ты готов на все, чтобы пало проклятье, — ехидно замечает богиня и усаживается на свой алтарь, картинно складывая ногу на ногу так, что из-под золотистой тоги выглядывают стройные лодыжки с тонкими ажурными браслетами на щиколотках.

— Как мне ее найти? — сдаюсь я.

— У-у-у… — Довольная Алфера улыбается обворожительной улыбкой и откидывает назад медовые локоны. — Ее нет в этом мире. Она ушла на перерождение, Лестер, давно… Но я могу отправить тебя в ее мир.

— Отправляй, — рычу и кривлю презрительно губы. — Надо полюбить? Я полюблю! Даже если она толстая и кривая, я полюблю ее! Буду считать это испытанием на прочность, еще одним непосильным заданием, которое мне предстоит выполнить. Есть какой-то ориентир? Как ее найти в том мире?

— О-о-о, — снова смеется богиня, — не переживай, я выброшу тебя прямо к ее ногам.

— К ногам, — вздыхаю я и безнадежно качаю головой. — Демоны с тобой, делай что надо, мне нужен наследник!

Лукавый взгляд сапфировых глаз не предвещает мне легкой миссии, а вот какую-то подлянку обещает стопроцентно. Я чувствую холод за спиной и слышу странный гул. Хочу уже оглянуться, но Алфера не позволяет, толкнув меня в грудь неожиданно сильной рукой. Я проваливаюсь назад, падая в черную неизвестность, а вслед мне летят смех богини и ее прощальные слова.

— Вы должны предстать передо мной оба и поклясться друг другу в любви, чтобы проклятие пало…

— Вот сука! — только и успеваю выкрикнуть я, чувствуя миллионы ледяных иголок, впивающихся в мое тело, и холодящий душу ветер, рвущий мое дыхание. А следом удар в спину такой страшной силы, что я лечу в неизвестность, только уже совсем в другую сторону, зарываясь в груды чего-то ледяного и мокрого. Из ощущений у меня остаются только боль во всем теле, а еще ненависть… к Алфере, к любви, ко всему живому…

— Твою мать! Как же не вовремя! — слышу я над своей головой буквально через пару минут после приземления. Яркие лучи магических огней прорезают черноту ночи, выхватывая из сумрака фрагменты лица, движений склонившейся надо мной женщины и засыпающую все пространство вокруг ледяную крупу…