logo Книжные новинки и не только

«Возрожденное орудие» Юн Ха Ли читать онлайн - страница 19

Knizhnik.org Юн Ха Ли Возрожденное орудие читать онлайн - страница 19

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Лучше никому об этом ощущении не рассказывать, пока он не узнает побольше о том, откуда оно взялось. Джедао был почти уверен, что обычные люди не могут просто так чувствовать массу. Он поспешил следом за спутниками.

Наконец они подошли к огромным двойным дверям. Джедао мог бы поклясться, что те материализовались в промежутке между одним шагом и другим. Двери отсвечивали черным со слабой серебряной россыпью, похожей на звезды; их украшала эмблема нирайского пустомота, исполненная в более ярком серебре. Они пугающе бесшумно разъехались в стороны при приближении Куджена.

Джедао не остановился и не посмотрел ни направо, ни налево, ни вверх, ни вниз, когда проследовал за Кудженом через порог, несмотря на то, что по спине у него бегали мурашки. Он должен все сделать правильно. Другого выхода нет. Позади себя он слышал прерывистое дыхание Дханнета, но не осмеливался оглянуться, чтобы посмотреть, в чем дело.

Куджен провел их в зал с высоким сводчатым потолком и черными колоннами с золотыми прожилками. Зал освещали фонари, внутри которых метались тени пойманных в ловушку, обезумевших мотыльков, отбрасывая неровные тени на темные стены, но Джедао обратил внимание не на них, а на строй командиров Кел, примерно десять на десять человек.

Командиры Кел, почти как один, преклонили колени перед Кудженом. От этого скоординированного движения иное чувство Джедао на миг сменилось головокружением. Хотя внимание командиров должно было быть сосредоточено на гекзархе, он не мог не заметить их ужаса. Часть его была направлена на самого Джедао — отвращение было настолько сильным, что он чувствовал его, как физическое давление. Но некоторые смотрели на Дханнета с недвусмысленным потрясением. Считали ли они, что Дханнет продался, служа ему?

Температура в зале должна была быть комфортной, но Джедао мог думать только о зиме, холодных ветрах в мире ледяной тьмы. Повсюду были черно-золотые мундиры, включая его собственный. Он жаждал любого всплеска цвета как избавления от черной монотонности.

— Надеюсь, все как следует выспались, — сказал Куджен. Свет в его глазах говорил о том, что он точно знал, какой эффект эта обстановка оказывает на Кел. — Я обещал вам нового генерала. А вот и он. — Он махнул рукой, показывая, чтобы все встали.

Джедао не рассчитывал на столь короткое представление. Шесть начальников штабных подразделений, стоявших впереди, обменялись каменными взглядами. Лица командиров были неподвижны и пусты, как лед. Джедао понятия не имел, почему он улыбается, или что сказать, пусть он и выучил речь заранее. Молчание тоже не выход, даже перед лицом их приглушенной враждебности. Поэтому он открыл рот…

— Вы знаете мое имя, — сказал он с долей юмора. — Вы, кажется, не очень хорошо выполнили свою работу, казнив меня.

Его взгляд сразу же привлек командир, в котором он узнал Кел Талау. Талау, коренастый альт, прищурился, устремив на Джедао пристальный взгляд. И враждебность Талау вовсе не была приглушена. Лицо альта пылало неприкрытой ненавистью, даже когда весь зал погрузился в каменную тишину.

«Твою мать…» — подумал Джедао. Что на него нашло, зачем он это сказал? Да еще и таким тоном?

Он не мог взять свои слова обратно. Он не мог извиниться. Это лишь выставит его слабаком. Лучше быть бессердечным ублюдком, чем потерять доверие.

Кроме того, нельзя было обойти вниманием тот факт, что все знали о Крепости Адское Веретено больше, чем он. Попытка завоевать Кел с помощью обаяния в любом случае обернулась бы катастрофой. По крайней мере, они понятия не имели, что творится у него в голове. Ему просто придется слишком хорошо врать, чтобы они не поняли, насколько он не в своей тарелке. Печально, что ложь была лучшим средством поддержать боевой дух.

Плохой знак: Куджен слегка прищурился в знак одобрения. Это продлилось лишь долю секунды, но Джедао следил за реакцией гекзарха.

Ну ладно. Джедао позволил своей улыбке растаять.

— Я так понимаю, что ранее в отношении гекзарха произошел сбой дисциплины. — Глупо притворяться, что ничего не случилось; лучше разобраться с этим прямо сейчас. — Если вам хочется кого-то предать, можете начать с меня. — Отлично. Он только что вызвал всех командиров на дуэль или что-то в этом роде, и многие из Кел преуспели в дуэлях, но Джедао не мог остановиться. — Мы будем сражаться с другими Кел. Станет ли это проблемой?

Ему хотелось бы обвинить униформу в том, что та морочит ему голову, но он знал, что это не так.

Коммандер Нихара Керу подняла голову: Вторая тактическая. Простоту ее лица компенсировали поразительные светло-серые глаза. У всех остальных в первом ряду были карие глаза.

— Разрешите обратиться, сэр, — сказала она. В ее голосе, высоком и резком, также прозвучали нотки юмора.

Возможно, она была первым человеком, кроме Куджена, который не испытывал к нему ненависти, хотя Джедао еще не встречал многих людей. Это также делало ее потенциальной угрозой. «Не останавливайся, не останавливайся, не останавливайся…»

— Коммандер Нихара Керу, — сказал Джедао. Ее брови взлетели вверх: она не была уверена, что он знает ее имя, хотя он старался запоминать имена и лица. — Говорите, что у вас на уме.

Рот Талау скривился. Остальные командиры, со званиями пониже, чем у Талау или Нихары, были мрачными и внимательными. Если уж на то пошло, начальники штабных подразделений выглядели еще более неловко. Джедао попытался определить, не испытывают ли Талау и Нихара неприязни друг к другу. Если так, то его жизнь стала более интересной.

— Сэр, — сказала Нихара, — каковы наши цели? Рой велик, но галактика огромна.

Джедао она уже нравилась.

— Наша цель — календарная война, чтобы объединить гекзархат и дать ему возможность противостоять вторжениям чужаков, — сказал он, встретившись с ней взглядом. Он лгал и об этом тоже. Стратегические заметки Куджена предполагали, что он заботился о восстановлении исторических границ гекзархата гораздо сильнее, чем о случайном пустяковом вторжении. Джедао придется выяснить, что это означает, позже.

Он продолжал говорить.

— Мы начнем с атак, направленных на восстановление календаря в Трещине… — Так назывался пограничный регион между Конвенцией и несколькими государствами поменьше, где высокий календарь потерял свое господство, — …и будем расширяться оттуда. Изначально у нас есть лишь этот единственный рой, но я когда-то убил целую армию Кел, и меня рассердили, да к тому же вы — гребаная военная фракция. Я говорю, что у нас есть шанс. Но будет лучше, если мы все будем действовать согласованно.

От этих слов они забеспокоились. Джедао сам не верил, что пошутил насчет массового убийства Кел, но в данный момент он бы не поверил ни в один факт о самом себе.

Нихара рассмеялась. Коммандер Талау неодобрительно поджали губы.

— Хорошо, сэр, — сказала Нихара. — Это справедливо.

— Очаровательно, — сказал Джедао. — Майор, вы не могли бы принести карту?

Дханнет сделал, как он просил.

Джедао не ожидал, что обзор их цели — системы Истейя — принесет много сюрпризов для аудитории. Раньше там располагалась крупная мот-верфь, на которой производили пепломоты, но она пала жертвой саботажа. Куджен хотел, чтобы рой не просто уничтожил ее до того, как производство возобновится, но сделал это в годовщину гибели Командования Кел. Предполагалось, что Истейя находится в режиме полной боевой готовности. Если бы они смогли одержать победу в этот день — чем зрелищнее, тем лучше, — то случившийся в результате календарный всплеск, по мнению как самого Куджена, так и всех остальных в Доктрине, вернул бы спорную территорию к предпочтительному календарю. Джедао наобум сунул нос в кое-какие математические расчеты, запросив местную сеть о помощи с системой компьютерной алгебры. Младший офицер Доктрины, чью работу он проверил, выглядел так, словно предпочел бы побороться с тигром врукопашную.

Джедао закончил резюмировать разведданные по противоракетной обороне и подавил вздох. Читать лекции статуям было бы гораздо веселее. Статуи могли быть более дружелюбными.

— У нас есть несколько преимуществ, — сказал Джедао, не потому что он думал, что они не поняли этого сами, но потому, что он верил в ясность. — Во-первых, наши мот-двигатели на сканере выглядят иначе, и это собьет противника с толку. Можем воспользоваться этим во время первого боя. Во-вторых, Конвенция и Протекторат в настоящее время находятся в мире, хотя и непростом, и подавляющее большинство из вас, Кел, в конечном итоге оказались либо на той, либо на другой стороне. Они не ждут, что внезапно появится рой Кел и сразится с ними. Так запутать противника можно только один раз, но глупо не воспользоваться подобным преимуществом, раз уж оно у нас есть.

Один из младших командиров спросил о формациях передвижения, и это был хороший вопрос.

— Нет, — сказал Джедао. — Мы не будем двигаться в формациях. Не надо, чтобы противник узнал наверняка, что мы Кел. Пусть это и неудобно, важнее сохранить элемент неожиданности.

— Сэр, — сказали Талау. — Если на нас нападут в пути, что тогда?

Еще один хороший вопрос. Джедао почувствовал облегчение от того, что ненависть Талау к нему не помешала альту принять полезное участие в брифинге.