logo Книжные новинки и не только

«Возрожденное орудие» Юн Ха Ли читать онлайн - страница 4

Knizhnik.org Юн Ха Ли Возрожденное орудие читать онлайн - страница 4

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Да.

— Надеюсь, там есть и обычное оружие, — сказал Джедао, пристально глядя на Куджена. — Потому что если это гравитационная волна, то она может разрушить формации, но запросто пройдет сквозь сами моты. Таким способом я не смогу их уничтожить.

«Отлично…» — подумал он. Сказал «я», словно уже согласился на эту авантюру.

Куджен сделал успокаивающий жест.

— Я бы не стал тебя так ограничивать. И пушка не совсем бесполезна в этом смысле — опробуй ее как-нибудь на планете с океанами и атмосферой, получится интересная турбулентность. Проверь другие цифры…

Поверх изображений появились данные. Джедао просмотрел все перечисленное оружие, а также количество ракет и мин, плюс количество места, отведенного для необходимых вещей вроде пенного герметика и солений. Похоже, любовь Кел к пряной маринованной капусте не изменилась. Он указал на планшет. Куджен передал ему устройство, позволяя выполнить собственные запросы. Джедао потребовалось несколько минут, чтобы разобраться в интерфейсе, но через некоторое время он смог вызвать несколько поясняющих диаграмм.

Поначалу цифры ничего не значили. Однако, немного подумав, он смог представить себе возможности сдвигмота; смог вообразить маневры, которые тот мог совершать, и то, как корабль будет танцевать по его команде.

— Сколько их у вас? — спросил он, уже догадываясь об ответе.

— Только один, — сказал Куджен с тем, что Джедао истолковал как искреннее сожаление. — Ты понятия не имеешь, на что мне пришлось пойти, чтобы добыть материалы, необходимые для выращивания компонентов мот-двигателя. Имей в виду, что мот-двигатель и маневровые двигатели сдвигмота имеют лучшее соотношение мощности и массы, чем у знамемотов, пусть он и больше. Не отрывайся от них.

Джедао из вежливости просмотрел досье на оба типа двигателей и был впечатлен различиями. Он провел несколько вычислений, чтобы сравнить расход энергии при нескольких вариантах ускорения. Через некоторое время он заметил, как Куджен прищурился.

— Я что-то не так понял?

— Нет, — сказал Куджен после неуловимой паузы. — Ты угодил прямиком в пересечение этих кривых.

Эту часть расчетов Джедао проделал в уме. Любопытно, но если прошедшие годы волшебным образом исправили этот изъян его мозга, он и от этого не собирался отказываться.

— Оно должно было быть где-то здесь, — сказал он. — Если предположить, что кривые аппроксимируются… — и далее последовала демонстрация.

— Я так и понял, — сказал Куджен таким сухим тоном, что Джедао опомнился: он читал гекзарху Нирай лекцию по математике настолько элементарной, что тот, вероятно, освоил ее еще в младенчестве. — Что ж, пусть Кел всегда предпочитали поручать тебе стратегические задачи, вреда не будет, если мы усовершенствуем твое образование. Учитывая, сколько сейчас процветающих календарных ересей, развитие математических навыков может лишь пойти на пользу.

— Буду этому рад, — сказал Джедао и в награду получил от Куджена полуулыбку и подобие смешка.

— А пока, — продолжил Куджен, — давай разберемся с практическими моментами. Установи знаки различия униформы. Я думал, ты сам вспомнишь, но раз этого не случилось… Кел любят, чтобы все делалось по протоколу.

— Установить? Разве для этого не существуют значки?

— Какая жалость, что у меня нет лучшего способа проверить, что ты помнишь, а что забыл, — пробормотал Куджен. — Униформа реагирует на голос. Просто назови ей свое имя и звание, остальное она возьмет из личного дела.

Джедао так и сделал — и с изумлением увидел генеральские крылья над глазом фракции Шуос; он не помнил, чтобы заслужил такое. Полноправный генерал, ну надо же. Интересно, Руо бы ему позавидовал?

— Даже если мне сорок четыре, — сказал Джедао недоверчиво и не без сожаления о потерянных годах, — это как-то рановато.

Идея о том, чтобы появиться перед Кел в этой униформе, была сама по себе достаточно пугающей. А появиться перед ними с заявлением о том, что он генерал — причем генерал Кел! — казалось приглашением проделать в нем дыры. По слухам, они были меткими стрелками.

— Кел уважают ранг, — сказал Куджен. — Они будут уважать и тебя.

«Да неужели…» — подумал Джедао. Существовал единственный способ это проверить.

— Это настоящие Кел, — сказал он, — они служат на настоящих мотах, сражаются в настоящей войне. И вы решили, что для выполнения вашего плана я должен стать настоящим генералом.

— В общем и целом, да.

Дело дрянь. Тем не менее он должен оставаться в живых достаточно долго, чтобы понять, как обернуть ситуацию не только в свою пользу, но и в пользу Кел, которые будут находиться под его опекой.

— Мне все равно, на сколько частей разрубили ваш гепт… гекзархат, — сказал Джедао, — или насколько хорош этот сдвигмот. Рой из ста восьми мотов, какими бы они ни были впечатляющими, не оставляет нам права на ошибку. Единственный путь к успеху заключается в том, что мне надо прийти в себя быстро, а сражаться мы станем грязно.

Повинуясь импульсу, Джедао отсалютовал Куджену. Движение показалось пугающе естественным.

— Я твое орудие, — произнес он формальную фразу Кел. Ему показалось, что событие надо как-то отметить, пусть во всем происходящем не было даже намека на здравый смысл.

Глаза Куджена вспыхнули.

— Я знал, что ты вернешься ко мне, — сказал он.

И лишь намного позже Джедао выяснил, что гекзарх имел в виду.

2

Девять лет назад


На следующее утро после того, как Черис исчезла, забрав с собой игломот, верховный генерал Кел Брезан был разбужен незнакомцем в своей спальне на пепломоте «Иерархия пиршеств». Сначала он подумал, что какой-то сервитор перепутал время, ибо кто, во имя огня и пепла, подает чай в такой час? В кои-то веки он воспользовался неудобным новым званием и приказал никому не беспокоить ни по какому поводу, кроме экстренных случаев, потому что ему нужно было хорошенько выспаться, прежде чем решать мировые проблемы.

Перед сном Брезан проделал обычные рутины, в том числе размотал повязку, стягивающую грудь, потому что во времена кризиса, хаоса и чрезвычайных происшествий только рутина поддерживала его. Он мог быть самым высокопоставленным Кел, оставшимся в гекзархате, но это не означало, что он хотел напоминать военным об их смутном предубеждении против мужчины, которому не посчастливилось родиться мужеформой. С какой стороны ни посмотришь, ситуация была проигрышной: смена пола — вещь нетрудная, хоть и отнимает много времени, только вот Кел и ее не одобряли, такая была у них дурацкая пуританская черта. Поэтому он терпел и не менялся. В последнее время он почти не придавал этому значения. Кроме того, учитывая все другие причины, по которым Кел могли бы ненавидеть Брезана, он сомневался, что то, что он был женоформой, имело хоть какое-то значение. Так или иначе, он подсказывал окружающим, как к нему следует относиться, с помощью штучек, связанных с модой — стрижки и (когда он был не на службе, то есть уже никогда) стиля украшений.

— Это чрезвычайная ситуация, — произнес резкий, низкий голос в тот самый момент, когда Брезан услышал звук, с которым захлопнулась дверь.

Брезан вздрогнул, проснулся окончательно и безуспешно попытался нащупать табельное оружие. Он не был настолько параноиком, чтобы с ним спать, но уже начал об этом сожалеть, хотя и сомневался, что смог бы нанести незваному гостю значимый урон. Уж скорее он бы выстрелил самому себе в ногу, или — если Вселенная отнесется к нему особенно несправедливо — его оружие снова выстрелом выбьют из руки. Тот первый случай он не забудет до конца дней.

Побеги свечной лозы засияли ярче при появлении незнакомца, который, как выяснилось, не был таковым. Это оказалась одна из сержантов Кел, из службы связи — пухленькая женщина с привычкой рассказывать грязные анекдоты любому, кто хотел их выслушать. Только вот у Брезана возникло ощущение, что она вовсе не Кел, раз вломилась в его комнату.

— Привет, верховный генерал, — сказала женщина. В руках у нее был поднос с дымящейся чашкой чая.

— Вы что, Шуос? — спросил Брезан, не тратя время.

— Отлично, — сказала она.

— Как вас зовут по-настоящему?

Женщина приблизилась, двигаясь достаточно медленно, чтобы не выглядеть угрожающей.

— Вы задаете неправильный вопрос. Ну, если интересно, я Шуос Эмио. И вам бы стоило выпить чаю. Яда в нем нет, не считая кое-каких дополнительных стимуляторов. Для грядущего разговора вам надо взбодриться.

— Да что вы говорите, — саркастически заметил Брезан. — По-вашему, я недостаточно бодр?

Он сбросил простыни и сел, чувствуя себя странно уязвимым в ночной сорочке и со спутанными волосами.

— О, стимуляторы вам нужны не для меня, — сказала Эмио. — С вами хочет поговорить гекзарх, а для такого соображалка должна работать на полную катушку.

«Гекзарх» означало Микодеза, главу фракции Шуос, одного из последних людей, с которыми Брезану хотелось бы беседовать.

— Он не мог связаться по обычным каналам?

Эмио взглянула на него.

— Я не могу заставить вас воспринимать его всерьез, — проговорила она с тревожной небрежностью, — но в ваших интересах именно так и поступить. Ибо у меня для вас две новости, и гекзарх станет вашим лучшим другом, который поможет справиться с обеими.