Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Юрий Чирков

Сага о стрессе

Пролог

Стресс — это состояние, противоположное покою; момент единоборства живого с тем, что препятствует его жизни; звенящая, надрывающаяся труба тревоги, которая «слышна» любой клетке организма, стоящего лицом к лицу с трудностью.

Писатель и поэт, врач-психиатр Анатолий Борисович Добрович

4 июля 1936 года в английском научном журнале «Nature» было опубликовано письмо в редакцию. Называлось оно «Синдром, вызываемый различными повреждающими агентами».

Всего 74 строчки в одном столбце. Имя автора — Ганс Селье — мало что говорило тогда ученому миру. Слово «СТРЕСС» (по соображениям тактическим) автором явно произнесено не было. Но именно тогда, считается, и родилось учение, столь широко распространившееся, столь богатое следствиями, учение, столь значимое как для отдельного человека, так и для всего человечества.

Прошло время. И сейчас слово «стресс» стало как бы символом ушедшего ХХ века. Ибо представление о стрессе есть у всех людей — молодых и старых, уверенных в себе и сомневающихся, нашедших свое призвание и еще только начинающих свой путь в жизни… А благодаря Гансу Селье понятие о стрессе появилось не только на страницах ученых трудов, но и вошло в повседневный словарь любого грамотного человека.

Селье называли «ЭЙНШТЕЙНОМ МЕДИЦИНЫ». Трудно сказать, насколько справедлива такая оценка деятельности этого, несомненно, большого ученого. Но доподлинно известно (об этом писал советский исследователь И.С. Хорол), что Эйнштейн был в числе тех, кто сразу же распознал значимость работ Селье.

В этой книге будет сделана попытка обсудить наиболее значительные стрессовые ситуации, которые могут подстерегать человека. Обсуждение же ВСЕХ видов стресса потребовало бы усилий десятков авторов, специалистов из самых разных областей знаний.

Ныне «СТРЕССОЛОГИЯ» неимоверно разрослась. Сам Ганс Селье и его сотрудники опубликовали по этой теме около двух тысяч работ. О стрессе написаны сотни тысяч и всевозможных газетных, и журнальных, и иных статей. Исследователь-одиночка уже не в состоянии переплыть этот словесный океан.

Что же остается делать автору этой книги? Критиковать учение о стрессе? Дополнять деталями? Подбивать (хотя бы промежуточные) итоги ученых изысканий? Резюмировать какие-то его основные черты? Наконец, подставив грудь, принять весь чудовищный напор информационной лавины, попытаться ухватить идею стресса в целом? Нет, цель книги видится в другом.

Хотелось бы начать рассказ (закончат другие) о человеке, этой крошечной пылинке мироздания. Поразмышлять о существе безгранично сильном и безмерно слабом, живущем в мире, полном стихий, чаще враждебных, чем дружественных.

Хотелось бы рассказать о том, как он, ЧЕЛОВЕК, оступается, падает и поднимается вновь. Как он стонет, страдает, сражается, собрав все свои (часто последние) силы.

Как он БОРЕТСЯ и НЕ СДАЕТСЯ.

Часть 1

…Уже люди не лежат под деревом, разглядывая небо в просвет между большим и вторым пальцем ноги, а творят; и нельзя быть голодным и рассеянным, если хочешь чего-то добиться, а надо съесть бифштекс и пошевеливаться. Дело обстоит в точности так, словно старое бездеятельное человечество уснуло на муравейнике, а новое проснулось уже с зудом в руках и с тех пор вынуждено двигаться изо всех сил без возможности стряхнуть с себя это противное чувство животного прилежания.

Роберт Музиль

Не завидую
Ни Пушкину,
Ни Шекспиру Биллю.
Завидую
Только блиндированному
автомобилю.

Владимир Маяковский

Через три коротких десятилетия, отделяющих сегодняшний день от ХХI века, миллионы простых, психологически нормальных людей окажутся в резком конфликте с будущим. Будучи гражданами самых богатых в мире и наиболее технически развитых стран, многие из них все с большим трудом будут поспевать за непрекращающимися требованиями перемен, которые характерны для нашего времени. Для них будущее наступит слишком быстро.

Элвин Тоффлер «Шок будущего» (1970 год)

Великая идея подобна призрачному океану, который последовательно накатывает на берег человеческой жизни волны предназначения этой идеи.

Альфред Уайтхед

Солдат, раненный в бою, мать, беспокоящаяся о сыне-солдате; игрок, наблюдающий за скачками, лошади и жокей, на которого он поставил, — все они находятся в состоянии стресса. Нищий, страдающий от голода, и объедающийся обжора; мелкий лавочник с постоянной боязнью банкротства и богатый купец, стремящийся еще к одному миллиону, — все они также находятся в состоянии стресса.

Ганс Селье, из книги «Стресс жизни» (1956 год)

Глава 1

Стресс многоликий

Знаешь такое словечко — СТРЕСС? Это когда чувствуешь ужасное напряжение, будто ты — кипящий чайник: крышка дребезжит и подпрыгивает, а из носика вот-вот вырвется пар!

Михаэлин Мэнди, ПОБЕДИ СТРЕСС! Книга в помощь малышу

Если бы кто-то взялся провести конкурс на наиболее часто употребляемое ныне в обиходе научное понятие, то, видимо, одним из чемпионов признали бы и слово «стресс».

Новые слова рождаются на наших глазах. Возникнув из небытия, они с удивительной быстротой укореняются в сознании, становятся модой, подчас даже словесной шелухой. И вот уже их (к месту, а то и не к месту!) начинают употреблять и профессора, и администраторы, и домашние хозяйки.

Но судьба новоиспеченных слов различна. Яркой кометой промелькнуло на словесном небосклоне слово «спутник». Теперь это русское, прижившееся во всех языках понятие потеснено на второй план целым созвездием более молодых терминов: «орбитальные станции», «орбитальные комплексы», «космические челноки», «звездолеты».

Со «стрессом» все сложилось по-иному. Это слово долго ютилось на научных задворках, терпеливо дожидаясь своего часа, медленно и постепенно прокладывая себе дорогу в широкий мир. Зато теперь его популярность, расплескиваясь по все новым областям, растет с каждым годом. И потому немецкий перевод названия одной из книг Ганса Селье «Stress of life» («Стресс жизни» по-английски) следует признать наиболее удачным и точным — «Stress beherrscht unser Leben» («Стресс овладевает нашей жизнью»).

1.1. Стресс, стресс, стресс!

Наше время — время стрессов. На первый взгляд этот лозунг кажется банальным, а если вдуматься глубже — парадоксальным. Разве у наших предков жизнь была легче? С точки зрения человека из каменного века или жителя Римской империи, наша жизнь — просто рай. Нам не нужно носить в дом воду — это делает водопровод, нам не обязательно подниматься самим на пятый этаж — это сделает лифт. Двадцать четыре часа в сутки нас развлекают радио и телевидение, нам не нужно охотиться, чтобы добыть себе пищу («Пицца на дом — что может быть удобней!»), и мы не мерзнем благодаря паровому отоплению и электрокаминам.

Да, нас не мучают холод, голод, враги и хищники, но… нас беспокоят валютные котировки и пугает опасность дефолта, нас напрягает визит к врачу и вызов «на ковер» к начальству, мы волнуемся по поводу будущего, и нас пугает угроза терроризма. Наши стрессы иные, чем у наших прабабушек и прадедушек, они не столь явны, но от этого стали еще опасней. Проблема состоит в том, что миллионы лет эволюции хорошо подготовили человека к естественным, природным стрессам, но как справиться с двойкой на вступительном экзамене, разводом или крахом банка, где хранились сбережения, наш организм не знает и не умеет. И он (организм) выдает неадекватные реакции, которые, может быть, подошли бы в случае охоты на мамонтов или при лесном пожаре, но совершенно не подходят в нашем цивилизованном и безумном мире. У человека подскакивает давление, бешено колотится сердце, «зашкаливает» уровень сахара в крови и т. д.

Доктор психологии, автор многих книг о стрессе Юрий Викторович Щербатых

СТРЕСС! Само звучание этого английского слова, кажется, доносит до нас энергию некой мрачной, полной угроз стихии. Так же как в русском слове «смерч», слышатся неодолимые, слепые и беспощадные силы природы.

Стресс — это угроза, беда, напасть. Служащий страдает от несправедливых придирок своего шефа, и его язва желудка скорее всего следствие стресса. Стресс — это комплекс боли и страха у человека, когда бормашина высверливает полость в больном зубе, стресс — это автомобильная авария.

Диспетчер огромного аэропорта, знающий, что минутное ослабление внимания — это, возможно, сотни погибших авиапассажиров; спортсмен-штангист, до предела напрягающий каждую мышцу и безумно жаждущий победы на олимпийских играх; журналист, старающийся вовремя поспеть в редакцию с сенсационным материалом; муж, беспомощно наблюдающий, как его жена медленно и мучительно умирает от рака, — все эти люди испытывают стресс и его тяжелые последствия.

Новой заботой психиатров на Западе стал, говорят, «инфляционный стресс»; они теперь все больше беседуют с пациентами о деньгах, пытаясь чуть ли не планировать их расходы…