logo Книжные новинки и не только

«Истребитель. Ас из будущего» Юрий Корчевский читать онлайн - страница 6

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Решив так, он поднялся с железной кровати — выспаться ночью успеет — и направился в штаб. Видел он в коридоре на двери табличку «Зам. командира полка по летной подготовке».

Постучав и получив ответ, вошел.

— Пилот самолета связи Федоров! — представился Тихон.

Сидевший за столом старший лейтенант удивился:

— Я вас не вызывал.

В комнате было накурено, хоть топор вешай.

— Мне бы книжечку такую, по фигурам воздушного боя, — попросил Тихон.

— Ты же на У-2, зачем она тебе?

— «Мессер» меня атаковал, хочу овладеть кое-какими приемами.

— Хм, похвально. — Старлей посмотрел на Тихона с интересом, видимо, нечасто летчики спрашивали такую литературу. Конечно, они летные училища заканчивали, там все это изучали — им-то подобные книжечки зачем?

Командир снял с полки книгу и протянул ее Тихону:

— Изучай. Что непонятно будет, спросишь. Ты из новичков? Вроде я раньше тебя в полку не видел.

— В отдельной авиаэскадрилье связи служил, пока немцы не разбомбили. Из всей эскадрильи один самолет целый остался.

— Сочувствую, потери и в самом деле большие Наверное, в аэроклубе учился?

— Так точно!

— Желаю успехов! — И старлей, выйдя из-за стола, пожал Тихону руку.

Весь вечер Тихон изучал картинки и знакомился с тактическими приемами воздушного боя. Пораньше бы ему эту книгу прочитать.

Изучив одну фигуру, он закрывал глаза и мысленно совершал движения ручкой и педалями. Стоит допустить ошибку, и можно потерять скорость и высоту на выходе из фигуры, а на малой высоте это грозит столкновением с землей.

Устав от чтения, он переключился на изучение карты. Зону полетов надо знать назубок, чтобы больше не летать вдоль железной дороги.

Стыдно временами становилось Тихону за свои досадные промахи, но опыта не было. Однако он горел желанием овладеть азами воздушного боя и когда-нибудь влиться в строй боевых пилотов.

Все свободное время он штудировал книгу, изучал полетную карту. Летчики эскадрильи, жившие в казарме, вначале добродушно подтрунивали над ним, но комэск быстро их приструнил:

— Забыли, как сами желторотыми пилотами в полк пришли? Лучше помогли бы парню…

Насмешки прекратились, и в один из дней Тихона вызвали в штаб полка.

— Трудное задание поручаю тебе, возможно — смертельно опасное. Смотри. — Начальник штаба подвел его к карте на стене, прикрытой шторкой. Отдернув ткань, он ткнул в карту пальцем: — Вот деревня Малые Вязиги. Там, в окружении — наша дивизия. Надо приземлиться и передать пакет командиру. Знаю, на истребителе быстрее и сподручнее, но одна беда — там нет подходящей посадочной полосы. А для твоего У-2 пятачок найдется. В случае если немцы собьют, уничтожь пакет, он ни в коем случае не должен попасть в руки врага.

Начштаба вручил ему засургученный пакет.

— Вылет немедленно, по готовности.

— Слушаюсь!

Тихон направился к стоянке, где его встретил механик. Они поздоровались.

— Иван, самолет к полету готов?

— Обижаете… Бензин под пробку, масло по уровню.

— Срочный вылет.

Пока механик снимал струбцины с рулей и элеронов, Тихон разложил карту на нижнем крыле и проложил маршрут по контрольным точкам. Сначала курсом триста десять, потом, после речной излучины, — характерный ориентир, двести семьдесят. Час лёта, если не помешают обстоятельства.

Он забрался в кабину, механик провернул винт и установил его в положение компрессии.

— Контакт!

— Есть контакт!

Тихон щелкнул тумблером магнето, механик рванул винт и отскочил в сторону

Мотор молотил на холостых, прогреваясь.

Тихон пристегнулся привязными ремнями. Плохо, что самолет явно из бывших учебных, сиденье без парашюта. Случись собьют, вся надежда только на то, чтобы посадить аппарат.

За спиной автомат ППД — еще лейтенанта. От истребителя им не отобьешься, но при вынужденной посадке может пригодиться.

Тихон посмотрел на приборы, дал знак механику убрать колодки из-под колес и вырулил на старт. Тут же получил отмашку флажком и взлетел.

Высоту больше ста метров он не набирал. Сверху, с борта боевого самолета, его заметить трудно, а внизу свои войска, они стрелять не будут.

За характерный стрекот мотора немцы называли У-2 «кофемолкой», «швейной машинкой».

Когда впереди стали слышны выстрелы орудий и показались дымы, Тихон набрал высоту в шесть сот метров — на такой попасть в самолет могут только из пулемета. Вообще-то, фанерно-полотняный самолетик легко сбить днем даже из обычного пехотного пулемета. Скорость мала, бронезащиты нет… На истребителях и то бронезащита есть.

Когда линия фронта, обозначенная на карте прерывистой красной линией, осталась позади, Тихон снизился. Не проглядеть бы излучину, над ней поворот. Не пропустил, углядел, повернул. Засек по часам время — через двадцать минут полета должны показаться эти самые Малые Вязиги…

Рядом с самолетом пронеслась очередь трассирующих пуль. Черт, немцы внизу! Тихон стал выписывать змейку, чтобы не дать пулеметчику прицелиться.

Внизу показались окопы, капонир со стоящей пушкой. Наши или немцы?

Похоже, село то, которое надо.

Он описал полукруг на малой высоте, всего полсотни метров. Уф!

На деревенской улице — броневичок со звездой на башне и крытая санитарная машина — с красным медицинским крестом на боковинах. Тихон даже марку броневика опознал — БА-27. А главное — бойцы в обмундировании зеленого цвета, руками ему машут, приветствуют.

Тихон выбрал за околицей луг — хоть и невеликий, а места для посадки должно хватить. Истребитель бы тут точно не смог приземлиться.

При посадке самолет раскачивало на кочках, и Тихон с трудом выдерживал педалями направление.

Только он остановился, как заметил, что к самолету бегут наши красноармейцы.

— Здравствуйте, бойцы! — Тихон заглушил мотор и выбрался на крыло. — Мне бы комдива вашего…

— Мы проводим, товарищ летчик.

Двое бойцов довели его до избы, и Тихон вошел.

В тесной деревенской избе, превращенной в штаб, находилось несколько офицеров.

— Здравия желаю! Пилот самолета связи Федоров. У меня пакет для командира дивизии.

Из-за стола с разложенной на нем картой тяжело поднялся полковник и протянул руку.

Тихон достал из-за отворота комбинезона пакет.

Полковник изучил печати, вскрыл пакет и пробежал глазами текст на листке бумаги.

— Товарищ полковник, ответ будет? Мне вылетать пора.

— Пять минут. Конопко, доставь к самолету раненого. — И повернулся к Тихону: — Командир полка в грудь ранен, оперировать некому. А тут — оказия.

Полковник набросал на бумаге несколько слов и вручил ее Тихону. Тихон козырнул и вышел.

Санитарный грузовик уже стоял у самолета, в заднюю кабину его грузили раненого. Грудь его была замотана бинтами, сквозь них проступали кровавые пятна.

Тихон вздохнул — вдруг умрет в полете? Условия в кабине спартанские. Раненого транспортировать лежа надо, а тут — сиденье, продуваемое со всех сторон, и опасность обстрела.

Раненый был в сознании, но бледен. Тихон сам застегнул на нем привязные ремни.

— Бойцы, помогайте! Развернуть самолет надо…

Пехотинцы навалились дружно и под руководством Тихона развернули самолетик

— Кто-нибудь один, самый смелый, — к винту. По моей команде его крутануть резко надо. Главное — руку вовремя убрать.

Вперед вышел здоровенный детина, обросший недельной щетиной:

— Я крутану.

Двигатель завелся с пол-оборота, мотор еще остыть не успел. Сразу на взлет. Короткий разбег — и У-2 в воздухе.

Набирая высоту, Тихон описал над деревней круг. Через пару километров — немецкие позиции, самолет оттуда видели и могут обстрелять. Пришлось делать и второй круг — скороподъемность у самолета плохая, на тысячу метров поднимается долгих семь минут.

Немецкие окопы миновал благополучно. Очень кстати облачность появилась, и Тихон вел самолет под самой кромкой облаков. Появятся немцы — он в облака успеет нырнуть.

Но у излучины реки облачность исчезла.

Тихон сделал поворот и стал снижаться. И очень вовремя, потому что через несколько минут его же курсом пролетели «Хейнкели-111», сопровождаемые «мессерами». Правда, истребители сопровождения держались значительно выше «бомберов», и на фоне ясного неба Тихон видел их отчетливо, а вот немцы его не заметили.

Над немецкой передовой он набрал высоту и передовую миновал благополучно, а дальше — уже знакомые места…

Приземлившись на своем аэродроме, он подрулил к медпункту и заглушил мотор. Из медпункта выскочили сразу два санитара с носилками.

Тихон помог им вытащить из кабины раненого. Санитары унесли бедолагу, Тихон же направился в штаб и вручил начальнику штаба ответ комдива.

Прочитав ответ, тот сразу схватился за телефон, а Тихон направился в столовую. Время уже было далеко за полдень, и если в столовой что-нибудь осталось, стало быть — повезло.

Первого не оказалось, зато макарон по-флотски наелся, а компота и вовсе два стакана досталось. Наконец почувствовал себя довольным: не зря сегодня хлеб ел, помог армии.

У самолета уже крутился Иван, механик. Он издалека свой самолет узнал, и немудрено — в полку такой один. Однако встревожился не на шутку — почему У-2 у медпункта? При осмотре обнаружил в задней кабине пятна крови. Вытер их ветошью, а сам на Тихона смотрит — не ранен ли…