Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Юрий Ландарь

С правом на месть

I

Сон уходил тяжело, словно боялся отпустить ценного пленника. Гартош с натугой открыл глаза. Он находился в знакомой из сна спальне. Значит, не сон…

«Как ты?» — раздался участливый голос Алазы.

— Нормально, — отозвался носитель.

«Всё вспомнил?»

— А откуда я знаю! — немного раздраженно ответил Гартош — голова немного побаливала и кружилась. — Может, в мою башку втиснули несуществующие воспоминания. А может… — Голова перестала болеть и кружиться, носитель тоже успокоился. — Но, похоже, память восстановилась.

«Не беспокойся, — сказал Тенос, — это действительно твои воспоминания, твоя жизнь».

— Наверное, это действительно так. Сколько длился процесс?

«Три дня», — ответила Алаза.

— Немало.

«Быстрей было опасно, — объяснил атрат разума. — Существовала вероятность повреждения твоего мозга».

— Да я без претензий, просто за это время слишком много всего могло произойти.

Змея его успокоила:

«Я все контролировала. Ничего сверхопасного не произошло».

— А просто опасного?

«Скоро ты обо всем узнаешь, а сейчас тебе лучше выйти к своим друзьям. Они уже извелись совсем, третий день дежурят под твоими дверями».

— Да, надо их успокоить.

Гартош (теперь уже окончательно Гартош) не спеша поднялся, обулся и пошел к дверям. За дверью, благодаря своему обостренному слуху, он услышал негромкий разговор. Недолго думая, император толкнул дверь. Из широкого коридора на него уставились три пары глаз.

Монарх вышел, внимательно на них посмотрел и строго спросил:

— Кто такие?

Аруш зло клацнул зубами:

— Я так и думал, что этим атратам нельзя доверять!

— Похоже, что, вместо того чтобы вернуть ему прежнюю память, они стерли нынешнюю, — догадался Квирт. — Интересно, что они втиснули ему в голову?

— Гартош, — тихо позвала Алеандра. — Ты ведь Гартош? Правда?

Носитель атратов не выдержал и громко рассмеялся:

— Видели бы вы сейчас свои рожи!

Клыки каррлака щелкнули еще громче:

— Еще раз так сделаешь, ногу откушу!

— Не злись, Аруш, небольшая разрядка сейчас никому не помешает.

— Как твои воспоминания? — обеспокоилась еще и герцогиня.

— Насколько я понимаю, то вспомнил всё. И надеюсь, что при этом ничего не забыл. Помню нашу с тобой встречу, каррлак, помню…

И вдруг Оскола буквально скрутила боль в груди и в животе. Он согнулся, и слезы без спросу потекли по исказившемуся от муки лицу.

— Что случилось? — бросился к другу оборотень.

Но Алеандра его остановила и покачала головой:

— Он вспомнил то, что не хотел бы вспоминать никогда.

Оборотень понимающе опустил голову и отступил назад.

А Гартоша буквально корчило от невыносимых воспоминаний. Отец, Лисита, Гнивер, Ольвильда… Больше нет самых дорогих и близких людей. Понимание бесповоротности утраты приносило страшные муки. И в висках стучало только одно. МЕСТЬ. МЕСТЬ. МЕСТЬ. Он медленно выпрямился. Его потемневшее лицо и горящий взгляд говорили сами за себя.

— Я так понимаю, мы незамедлительно отправляемся в ваш мир? — уточнила вампиресса.

— Да. Отправляемся. И как можно быстрей.

* * *

Взглянув на недавно севшего на трон императора, Казимир понял, со своими делами сейчас можно к нему не подходить.

— Когда вы уходите? — только и спросил он.

— Сегодня, — ответил монарх. — Я надеюсь, ты справишься с управлением страной. Теперь можешь надеяться только на себя и на тех, кого ты возьмешь к себе в помощники. Выдержишь?

— А что мне остается делать? Я за эти дни кое-что успел сделать, но думаю, тебе сейчас это не интересно.

— Интересно, Казимир, интересно. Просто времени нет абсолютно. Я и так слишком затягивал с возвращением домой.

— От меня что-нибудь нужно?

— Нет. Мы сами справимся. Только подкрепимся, проведем необходимую разведку, и сразу в путь. Ты где сейчас живешь? Во дворце?

— Конечно. Ездить домой и сюда слишком долго. Я занял одни из опустевших покоев, неподалеку от твоих.

— Можешь теперь занимать и императорские покои, мне они теперь долго не понадобятся. А может, и вообще…

— Нет уж, — возразил наместник, — эти покои будут ждать твоего возвращения, когда бы ты ни прибыл.

— Ну как знаешь.

На этот раз монарх со товарищами не стали дожидаться, пока им накроют в трапезной, а сами направились на кухню. Быстро набили желудки съестным, набрали еды с собой и вернулись в императорскую спальню.

— Алаза, обстановку у меня дома!

«Ты как раз вовремя пришел в себя, — без промедления начала просвещать носителя и его друзей змея. — Обстановка вокруг твоей семьи да и вообще в Виктании накалилась до предела. Твоя страна ведет войну с Гробросом и проигрывает в ней. Власть в Виктании практически захватила одна из верейнских ведьм. Руткер блокирован в своем замке. Твои дети находились на фронте, но сейчас почему-то вернулись в столицу. В общем, все плохо».

— Зондируй замок Риглис. Сможем ли мы туда пробраться?

«Зондирую. Ничего не изменилось. Над ним установлен мощный полог непроницаемости, но для нас он не представит больших проблем. Твой дед в своем кабинете».

* * *

Лорд Руткер склонился над магическим кристаллом, без его помощи пробить установленный ведьмой и её помощниками барьер не представлялось возможным. А необходимо срочно связаться с правнуками, ведь они не до конца понимали, какая смертельная опасность над ними нависла. И вдруг кристалл ожил сам. Бывший Первый маг империи неверяще уставился на проступившее на камне лицо. До боли знакомое лицо. Внук. Гартош. Тот, которого он уже отчаялся дождаться.

«Здравствуй, дед. Не ожидал?»

Руткер молчал, боясь поверить в увиденное и услышанное. Все это могло оказаться происками коварной ведьмы.

«Я сейчас перенесусь к тебе с друзьями, не шарахни по нам чем-нибудь смертоносным», — улыбнулось изображение.

«Входи, — решился маг, слишком уж устал он бороться в одиночку. Все должно было решиться сейчас — либо действительно вернется внук, и тогда все пойдет по-другому, либо прорвется враг, и все закончится быстро. — Сколько вас?»

«Пятеро. Правда, человек среди них только я, так что не удивляйся».

Изображение снова ободряюще улыбнулось и пропало.

Старший Оскол вцепился пальцами в деревянные боковины кресла, боевые заклинания у него всегда были наготове, но так не хотелось их сейчас применять.

От обилия магии замерцал воздух, и долгожданная фигура материализовалась прямо посредине кабинета.

— Это я, дед, можешь не сомневаться.

Руткер узнал этот голос. Он с грохотом отодвинул кресло, и, опираясь о стол, подошел к гостю. Позади Гартоша, одна за другой возникли еще четыре силуэта, но старый маг не обратил на них внимания, его взгляд был прикован к лицу внука.

А Гартош всматривался в лицо старшего Оскола и сам с трудом его узнавал. Первого мага империи, несмотря на солидный возраст, никто не решился бы назвать стариком, но как он постарел за годы, прошедшие с их расставания. Маг провел сухой ладонью по лицу внука.

— Гартош, внучек. — Непрошеные слезы выступили в уголках глаз мага. — Как же долго тебя не было.

— Это так, — вздохнул носитель, — я отсутствовал слишком долго.

— Кто это с тобой? — спохватился маг. Он смахнул слезы. — О! Да ты никак нашел этого верного каррлака?

Носитель улыбнулся:

— Да, он все-таки дождался меня в красном мире. И у меня появились новые друзья, которые вызвались помочь уладить возникшие здесь проблемы. Эта темноволосая красавица, Алеандра, герцогиня Востарийская, маг с многолетним, я бы даже сказал, многосотлетним опытом.

Вампиресса отвесила легкий реверанс. И, чтобы с самого начала внести ясность, показала свои тонкие острые клыки.

— Угу, — понятливо кивнул в ответ маг.

— Высокого парня зовут Квирт, — продолжил Гартош. — Он дракон. А лошадку зовут Пегас. Он людоед.

— Занятную ты себе нашел компанию, — впервые за все время улыбнулся Руткер.

— Судьба свела нас в одном месте, при очень интересных обстоятельствах. Подробней расскажу потом. А теперь быстро обрисуй мне ситуацию с моей семьей и что творится в Виктании.

Руткер снова опустил плечи и оперся рукой о стол. Затем вернулся в кресло:

— Садись, внучек. Рассказ мой будет непростым.

Гартош рассадил друзей, пристроил в угол Пегаса, в другой они с Квиртом поставили статую Эльфимеры (которую благоразумно прихватили с собой), и присел сам. То, что рассказ будет непростым, он понимал прекрасно.

Пожевав губы, старший Оскол начал свое негромкое повествование:

— Начну с нашего расставания. После того как вы с императором покинули дворец, мятежники замедлили свое продвижение по столице, даже ослабили магическую блокировку. Видимо, часть сил они перенаправили на поиск беглецов. Это позволило мне и всему Черному Легиону без особых проблем перенестись в безопасное, как мы думали, место. Первый Легион остался охранять дворец. Я связался с верными магами и обрисовал ситуацию. Им следовало выяснить, каким частям, каким командирам и каким лордам можно доверять. Не успел я поставить задачи своим подчиненным, как нас атаковали. Силами около трех сотен пеших воинов. Для твоего легиона это не представляло проблемы, но для нападающих главным было связать черных бойцов боем, до подхода более серьезных сил. Но нам довольно быстро удалось отбиться и уйти на новое место. Так продолжалось несколько раз, пока преследователи не прекратили гоняться за Черным Легионом и моими магами. За это время в империи произошло несколько событий. Слух о мятеже разнесся с быстротой молнии. К столице поспешили не только верные короне войска, но и множество желающих помочь окруженному императору. Хотя нашлись и такие, которым идея сменить на троне одного Гратра на другого пришлась по душе. Произошло несколько небольших и малокровных стычек, но до гражданской войны дело, слава богам, не дошло. Тогда многое зависело от того, удалось бы мятежникам убить Витана или нет. После смерти законного императора, конечно, началась бы гражданская и как раз очень кровопролитная война, ведь мало кому захотелось бы видеть на троне братоубийцу.