logo Книжные новинки и не только

«Берсерк забытого клана. Книга 2. Архидемоны и маги» Юрий Москаленко, Алекс Нагорный читать онлайн - страница 1

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Алекс Нагорный, Юрий Москаленко

Берсерк забытого клана. Часть 2. Архидемоны и маги

Глава 1. День открытий. Вот ведь, Чукча!

— Господин Феликс, вы куда навострились? — Марфа встала в оборонительную позицию у двери, растопырив руки, очень похоже на вратаря перед штрафным. — Нельзя! — строго заявила, нахмурившись и показывая, что будет стоять на своём до конца.

Я слегка опешил, тут же взял себя в руки и попытался стать настойчивее.

— Марфа, милая моя, — начал ласково, когда понял, что пройти это фортификационное сооружение с девичьей грудью, выставленной колесом, не получится. — Мне нужно направо, строго по коридору. Утку забудь! — опередил её, заметив косой взгляд девушки в сторону специального сосуда.

Моя сиделка покраснела и, смягчившись, указала подбородком на меня, при этом окинув с головы до пят взглядом.

— Господин собрался так и идти по медицинскому учреждению Академии Боевых Рун? — она перешла от намёков к пояснению. — Так не получится!

— Что не так-то?! — я осмотрел себя.

Трусы на месте, тапки надел, хоть они и напоминают женские, украшенные пушистыми шариками.

— Пижаму сейчас принесу, вот тогда и идите в… в общем, туда, куда собирались. А так ходить строго воспрещается! — вынесла она вердикт и вышла.

Я услышал чёткие звуки проворачивающегося в замке ключа и смирился со своей участью больного. Ну, а я что хотел? Правила есть и выполнение их обязательно. Вот только риск обоссаться замаячил на горизонте тремя парусами пиратской шхуны.

Я вернулся и сел в кресло, заложив ногу на ногу. Блин, напился кваску и сейчас промедление для меня чревато казусами. А делать-то что? Глянул в окно и сам прикололся посетившей меня идее. Не! Я помотал головой, прогоняя представленную картину «писающего мальчика без фонтана». Это засчитается, как явное нарушение, и меня выгонят с позором. Короче, писать в окна не метод. С тоской посмотрел в сторону «утки». Хотя, похулиганить сегодня очень охота, несмотря на мою княжью легенду. Чуть не заржал во весь голос.

На мою удачу Марфа, прибежала довольно быстро и я, стремглав, нацепил штаны и рубаху, оценив простоту и незамысловатость одежды. Резинку бы ещё, хотя и завязок по бокам хватает. Девушку удивила моя скорость сдачи зачёта по облачению в пижаму и она проводила меня улыбкой, поначалу никак не комментируя и не высказываясь о расторопности болезного, рискующего пострадать ещё раз или от конфуза, или от разрыва внутри организма.

— Во, как вам приспичило! Кваску? — не выдержала девушка в апостольнике.

Вот где её пробило на подколки. Так она ещё и продолжает издеваться.

— А вы, Феликс, точно добежите? — наконец она набралась смелости и съязвила. — Может, проводить, вдруг с пути собьётесь? Хи! — под конец неуместной для моего состояния шутки сиделка прыснула в кулачок, отвернувшись.

Плечи её задрожали — ржёт ведь!

— Нормально! Я всё успею! — крикнул уже на бегу, даже не оборачиваясь для закрытия двери палаты. — Ждите меня! Я имею обыкновение возвращаться снова и снова!

Осматреть убранство коридора я не смог по вполне объективной причине, и только внутри спецкомнаты выдохнул более-менее облегчённо. С напитками на ночь нужно поступать осторожно. Именно к такому выводу я пришёл, умываясь и осматривая помещение.

Всё на уровне и соответствует моим предположениям о быте в условиях местных реалий. Есть и сантехника, почти как в моём мире. Форма санфаянса тоже оригинальная, похожа на створку морской раковины с характерным рельефом. А есть ещё лейка с тазиком на низком столике. Без понятия зачем, так, только догадываюсь.

Нужно идею с бачком подать и нормальным унитазом, когда всё устаканится, а то жуть как тупо получается. И где, мать её так, туалетная бумага? Мне что, в тазике мыться прикажете? Я в шоке! В тубзик по-людски сходить и то — хренова засада! В гостинице и то круче было придумано с водой из душевой лейки без шланга.

А что? Маги, конечно, могут и так прожить, колданув водичку из-под крана, как в гостинице, где я проживал, а вот остальному населению сиё новшество явно понравится. Ну, в общем, цивилизация тут обгоняет штаны и рубахи по полной программе, в кавычках.

И опять же, я не зарекаюсь, ведь всего ассортимента костюмов пока не видел. Судя по внешнему виду той же Роксаны, нанёсшей мне визит, они совсем не однообразны. Вероятно, от достатка конкретных граждан всё зависит в гардеробах. Нужно обязательно посетить ателье и скорняжную мастерскую. Есть идейки.

Завершая утренний моцион, я не удивился, когда, вслед за открывшейся дверью, за моей спиной появилась обеспокоенная Марфа, чьё отражение я увидел в зеркале.

— Господин Феликс, к вам посетители, — девушка откровенно разглядывала мою спину. — Двое господ, одного из которых вы вчера грубо выгнали!

— Они просили меня поторопиться? — я приподнял бровь.

— Ни в коем разе! — сиделка всплеснула руками. — Наоборот, просили не отвлекать от утренних дел и лишь доложить, когда вы сможете вести приём.

Марфа аккуратно, и не сводя взгляда с моего лица в отражении зеркала, подала полотенце. Я сразу отметил пушистость изделия и вытерся, медленно поворачиваясь к девушке лицом.

— Марфа, любезная, — начал я разговор с хитрого прищура, — а ты чего прибежала, ради известия, или ещё что-нибудь намечается? — поинтересовался я шутливо, когда завершил помывку и окончательно обернулся.

— Только для этого… — начала оправдываться сиделка.

Договорить не позволили приближающиеся шаги по коридору. Два человека спешат к нам, но до взрослых не дотягивают, потому как почти бегут, а местные господа привыкли к степенному шагу.

— Тс-с! — я дёрнул Марфу за рукав. — Ну-ка, пошли за мной, и ни звука! Ничего такого не подумай, но нам нужно заныкаться! — прошептал ей в самое ухо, заставив покраснеть.

Сам же, быстро осмотрел помещение на предмет дополнительных комнатушек. Отыскать небольшую подсобку труда не составило, а дополнительным везением стал тот факт, что она не заперта. Моментально распахнул дверь и оценил крохотное пространство, заставленное инструментами поддержания порядка. Посетила дурная мысль о том, кто проводит уборку, не дежурившие же аристократы?

Выяснять нет времени, и я втолкнул Марфу внутрь, влез сам и мы кое-как разместились меж вёдер и швабр с вениками. Свободная площадка оказалась очень мала, и пришлось прижаться к девушке. Я аж сам почувствовал неудобство, когда посмотрел в её глаза, полные удивления и желания приключений всякого рода.

— Господин Феликс, — она отважилась высказаться. — Как это понимать? — изумлению сиделки нет предела.

— Как оперативные мероприятия! — я сморозил очередную ересь и прижался к её губкам в почти безобидном поцелуе.

— А-х! — она только и смогла выдать со вздохом.

— Тише! Сейчас сюда войдут, — пришлось сделать серьёзное выражение, нагнав ещё и таинственности во взгляде.

Приложив палец к её губам, я показал пример превращения в слух, и мы, наконец-то, перестали ёрзать и переминаться с ноги на ногу в поисках более удобного положения. Дурочкой Марфа не была и поняла, что к романтике взаимоотношений данная ситуация никак не относится, что и подтвердила кивком, мол, всё понятно шеф, я не тупая! Дверь в туалетную комнату, или как тут это всё называется, отворилась, и мы замерли окончательно…

— Матфей, что ты так переживаешь? — продолжил говорить парень, в котором я сразу узнал голос Егора. — Ну, подумаешь, наказали какого-то безродного!

— Заткнись, Трубецкой! — прошипел тот, которого зовут Матфей. — Ты пошёл на поводу и впрягся не в своё дело, когда наехал на Василия. Какого рожна ты ошивался с ним и его шайкой лейкой? Своего клана мало? Короче, я подниму вопрос о твоём старшинстве в младшем курсе кланового собрания…

Этот Матфей точно не тот, кто без оглядки кидается в драку, как мне показалось. Вот только, на хрена он в таверне впрягся? Хотя, соклановца обидели, чем не повод пуститься во все тяжкие?

— А что заткнись и сразу вопрос на собрание? — гнусаво и расстроенно начал оправдываться Трубецкой. — Как денег с меня тянуть, так это всегда пожалуйста. Не брезгуете парнем, что не ровня вашему статусу!

— Деньги? — вскричал собеседник. — Да ты сам их нам втюхиваешь всегда, когда подлизаться надо! Вон, и выборы подкупил, когда старшего среди студентов младшего курса выбирали. Накрыл стол, пива — залейся. На каждом углу орал, как будет клёво и как здорово ты всё организовал, — последовала пауза, и звуки помывки указали, что делает оратор Матфей. — Но запомни одно — в настоящем авторитете тебе не бывать. Его не покупают, а зарабатывают. Тебе же, придётся поддерживать щедрость среди старших и младших, чтобы за чертой полного безразличия не оказаться! — прозвучал шлепок от удара ладонью о тело. — Давай, мойся и думай, как отмазываться.

— А что думать? — парировал Егор, обиженно и наверно желая расплакаться. — Заплатит мой папа и твой суетиться начнёт. Уболтают парня, тем более, он не из наших кругов…

— Слышь? Ты себя ваще слышишь, урода богатого кусок? — собеседник разгневался, и мы вновь услышали характерный шлепок, ни на что не похожий, кроме как на пощёчину. — Ты своего прихлебая семейного, Робеспьера спроси, петуха расфуфыренного, о печатях на сургуче писем…