Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Тварь, в которую превратился вертолетчик, успела прыгнуть, куда там твоему кенгуру! Одним прыжком оказавшись на обломках вертолета, прыгун оттолкнулся от обшивки и полетел прямо на Айвэна.

Тот кинулся на землю, в кувырке уходя от столк новения, снова вскочил на ноги, резко развернулся…

Пилота не было.

— Ты гляди, какой резвый… — пробормотал себе под нос наемник, меняя магазин. — Ну, где же ты? Иди к папочке!

Тишина. Айвэн медленно попятился к обломкам вертолета. Кусты мешали обзору и не позволяли понять, в какую сторону ушел вертолетчик. Оставлять его за спиной совсем не хотелось. Уж больно шустрый он. А кстати, почему?

Подумать об этом Айвэн не успел. Раздался треск веток, и откуда-то сбоку в воздух взвилось тело, затянутое в летный комбинезон. Наемник только и успел, что упасть на спину, в падении утапливая спусковой крючок.

Пули ударили пилота в бок, сбивая ему траекторию. Поэтому рухнул он не прямо на Айвэна, а рядом. И расстояние оказалось не столь велико, чтобы упавший пилот не смог атаковать.

Согнутая в колене нога резко распрямилась, и наемника откинуло в сторону. Ты гляди, силища какая! Этому парню впору не летчиком, а оперативником быть! Айвэн поднял ствол автомата и из положения лежа выпустил длинную очередь.

Все пули попали в цель. Да и немудрено — с такого-то расстояния! Пилот дернулся и наконец-то затих. Ну да. С размозженной головой особо не попрыгаешь.

Айвэн тяжело поднялся. Ноги дрожали, поэтому он, едва отковыляв немного в сторону, опустился на колени. Эк его колбасит! Похоже, стукнулся он при падении значительно сильнее, чем показалось сначала. Или это из-за странного тумана, о котором говорили пилоты? Не исключено. Особенно — учитывая, как першит в горле и опять хочется пить. Надо найти воду.

С трудом поднявшись, он подошел к Шурупу, брезгливо сморщился, переворачивая его на спину, и нагнулся над телом. Снял у него с пояса флягу и тут же жадно вылакал все содержимое. До дна. Надо бы порыться в обломках, пособирать снаряжение и воду у парней забрать. Им она уже ни к чему, а ему, глядишь, и пригодится.

Сказано — сделано. Он вернулся внутрь разломившегося на две части фюзеляжа, отыскал свой рюкзак и принялся набивать его всем, что попадалось под руку. Паек, фляги, запасные магазины, патроны в пачках, даже пару гранатных подсумков взял. Такая ноша не тянет.

Он вышел наружу, когда уже стемнело. План простой. Выбраться из оврага, осмотреться, понять, где он находится и что происходит. Ясно пока одно: все это наверняка как-то связано с их заданием. Знать бы еще, в чем именно оно заключалось… Пока вырисовывалась только одна версия: химикаты. Не зря ведь пилот говорил что-то про странный туман. Возможно, произошел выброс из какой-то лаборатории. А может, террористы рванули какую-нибудь гадость. Эта хрень попала в воздух и превратила людей в кровожадных тварей, только и рвущихся схарчить ближнего своего. Правдоподобная версия? Вполне. Ну, с некоторой натяжкой. А их, получается, отправили террористов этих зачистить? Весьма похоже на правду. Они нередко работали там, где правительства своими людьми рисковать не хотели. Правда, неясно, почему он сам в такую тварь не превратился. Счастливая звезда? Хрен знает…

Мысли о химикатах, возможно, содержащихся в воздухе, заставили его вздрогнуть. Айвэн нащупал в чехле на боку респиратор и надел его. Подогнал ремни, заставив маску плотно прижаться к лицу, и с усилием втянул воздух. Плохо. Тошнит.

Сам факт каннибальских наклонностей товарищей и трансформаций, которым так быстро подверглось тело первого пилота, Айвэна не смущал. Во-первых, уже в составе «Группы Феникс» он участвовал в таких операциях, после которых удивляться чему-либо было просто глупо. А во-вторых, если вспомнить его бразильские приключения и последовавшие за ними события в Чернобыле… в общем, и похуже тварей видывали. Так что ступора от произошедшего не наблюдалось. А вот разобраться, что здесь и к чему, было бы не лишним.

Радиостанция в пилотской кабине, как наемник и предполагал, была разбита вдребезги. Маяков у них с собой не имелось. А даже если бы и были… Навигатор в коммуникаторе не находил ни одного спутника. Сотовая связь тоже отсутствовала. Так что на технологии полагаться не приходилось. И это тоже непонятный момент. Сети-то может и не быть, фиг с ней. Но куда делись спутники? Ладно. Сориентируется как-то. Вопрос сейчас в другом: забить на инструкцию или нет?

В случае провала операции сотрудникам компании вменялось полностью уничтожить любые следы своего пребывания на территории противника. То есть — вообще любые. И сейчас, если следовать инструкции, Айвэну нужно было сжечь трупы, а в идеале — еще и обломки вертолета. Только не привлечет ли это, наоборот, излишнего внимания к месту катастрофы? Особенно в наступающих сумерках? По мнению самого наемника — сейчас не до этого. Но когда он выберется — а в том, что он выберется, сомнений не возникало, вопрос только во времени — с него могут снять бонус, а то и штраф впаять. А терять деньги Айвэн, мягко говоря, не любил.

Но еще больше он не любил подставляться не по делу. А именно так сейчас и могло получиться.

Размышления наемника прервал громкий треск кустов. Айвэн резко развернулся на звук, но увидеть его источник не смог: трещало за останками вертолета. Идти туда не хотелось, но он решил, что известная опасность все же лучше неизвестной. Взяв оружие на изготовку и стараясь ступать как можно тише, он двинулся на звук. Высунулся из-за кабины и замер.

Над телом вертолетчика сидело НЕЧТО. Огромное — в пару раз больше самого Айвэна, покрытое уродливыми узлами гипертрофированных мышц. На голове — редкие пучки жестких волос, ручищи с толстыми пальцами и сплющенными, превратившимися в когти ногтями, рвут грудную клетку с такой легкостью, будто не мышцы с костями там, а туалетная бумага. Наверное, так выглядел бы Халк, существуй он в реальности. Но что самое страшное — существо, несомненно, когда-то было человеком. На это указывала серая драная штормовка, разошедшаяся на спине, и обрывки штанов.

Айвэн тихонько шагнул назад. И, как частенько бывает в таких ситуациях, «тихонько» не получилось. Под подошвой хрустнул осколок стекла. Звук был тихим, почти неслышным. Но тварь, помимо невероятно развитых мышц, обладала таким же развитым слухом. Резко подняв голову, она уставилась на Айвэна. Взгляд твари Айвэну был уже знаком: точно так же смотрели Омега, Шуруп и вертолетчик, пытаясь поужинать наемником.

Палец утопил спуск, ствол автомата выплюнул струю свинца. Тварь успела привстать, и поэтому Айвэн попал не в голову, как намеревался, а в широкую, не прикрытую одеждой грудь. Впрочем, результат должен был оказаться не хуже. Очередь с десяти шагов и быка притормозит. А эта нечисть все же габаритами поменьше. По крайней мере так думал Айвэн. Реальность решила с ним не согласиться.

Монстр взревел, махнул рукой, будто пытаясь отмахнуться от автоматной очереди, а потом могучие мышцы ног сократились, и тварь взвилась в воздух. Айвэн, действуя скорее на инстинктах, чем осмысленно, тут же прыгнул навстречу, уходя в кувырок. Расчет оказался верным. Монстр приземлился в шаге от того места, где еще секунду назад находился наемник.

Какой-то миг тварь тупила, пытаясь понять, куда делся прыткий ужин. Айвэн успел развернуться, чтобы выпустить длинную очередь в спину монстру… и увидеть, как пули застревают в толстой коже, превращенной непонятным эволюционным фактором почти в роговую пластину.

Монстр зарычал и повернулся к наемнику. Тот сглотнул. Похоже, все. Отбегался. Долго прыгать по зеленой травке он не сможет, особенно — учитывая самочувствие. А противопоставить твари нечего. Стрельба практически в упор вреда монстру не причиняет, гранаты, судя по тому, что пули с трудом пробили верхний слой кожи, тоже пользы не принесут. А больше ничего у Айвэна и не было. Гребаный Халк! Откуда ж ты взялся-то, а?

Тварь не спешила, будто понимая, что вкусный человечек уже никуда не денется. Один прыжок — и он у нее в лапах. А может, пули все же причинили монстру боль, и теперь он оценивал ситуацию, прикидывая, как поужинать, не позволяя этому ужину дырявить ему шкуру. Айвэн замер, пытаясь просчитать ситуацию и опасаясь спровоцировать монстра на новую атаку.

А, была не была! Если все равно помирать — так почему бы еще не побрыкаться?

Он опустил автомат, нервно облизнул губы под респиратором и открыл огонь.

Пули ударили в место, у обычного человека наименее защищенное, — в пах. Если у этого парнишки между ног все обстоит так же, как и положено обычным хомо сапиенсам, тогда есть шанс. Если же монстр успел отрастить себе защиту и там — пиши пропало. Впрочем, тут без вариантов. Выбраться из этой переделки наемник уже не рассчитывал, потому почему бы не пострелять напоследок?

Костей на яйцах монстр, как выяснилось, не отрастил. Не смог или просто не успел — не важно. Важно то, что впервые с начала «знакомства» с ним Айвэн услышал, как монстр орет от боли. Хотя, наверное, правильнее было бы охарактеризовать звуки, издаваемые тварью, как всхрипывания. Только очень уж громкие и выразительные.