Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Тычок в спину, лязг решетки, удаляющиеся шаги Краша. Айвэн остался один. Мутило, кружилась голова, хотелось пить. К тому же его слегка потряхивало и мучила слабость. Странно все это. На симптомы сотрясения вроде и похоже, но не совсем. Как будто последствия сильной простуды. Мог он простудиться, пока болтался вверх тормашками в вертолете? Да черт его знает. Возможно, и мог. Ладно, на хрен все это. Не до того.

Интересно, как скоро на базе поймут, что с группой что-то случилось, и пошлют ли кого-то на помощь? Вряд ли. Ведь если на связь не вышел вообще никто — значит, и выходить некому. Хотя если есть контракт — то выполнять его отправят другую группу. Вот только не факт, что ребята из этой группы будут отвлекаться и играть в спасение рядового Айвэна. Им за это не платят. Боевое братство, доблесть и честь — все это не про «Группу Феникс». Значит, рассчитывать придется только на себя. Ну, ладно. Не впервой. А пока надо набраться сил.

Айвэн осторожно поднял верх комбинезона, стараясь не задеть ссадины, застегнул «молнию» и принялся устраиваться на охапке влажной соломы, валяющейся в углу. Нашел положение, в котором тело не так болело, натянул капюшон и почти сразу забылся сном без сновидений.

Его разбудил удар по ногам. Наемник резко вскочил, отпрыгивая в сторону, встал в стойку и только потом проснулся.

От решетки раздался смех. Айвэн покосился и увидел рыжего мужика со щербатым ртом.

— Ты гляди, какой резвый, — насмеявшись, заговорил щербатый. — Вон, живца тебе закинул. Попей. А то загнешься еще. А тебе загибаться сейчас не надо. Ты нам еще пригодишься.

— Чего закинул?

— Живца. Борода сказал, ты не в теме, так что поясню. Не будешь пить эту хрень — сдохнешь. Мне по барабану, но ты пока нужен. Так что хлебай, на вкус не обращай внимания.

Айвэн глянул на пол. Рядом с его импровизированной постелью лежала пластиковая бутылка, заполненная мутноватой жидкостью. Видимо, рыжий бросил ее Айвэну на ноги, вот что он спросонья принял за удар.

— Это чего, наркота какая-то?

Рыжий опять заржал.

— Можно и так сказать. Теперь это для нас всех наркота и одновременно — источник жизни. Так что не выкобенивайся. А то придем втроем, заломаем и насильно зальем. Кстати…

Наемник вопросительно взглянул на рыжего.

— Комбинезон у тебя крутой. Услуга за услугу, не? Я тебе про живец рассказал, ты мне комбез отдашь. А?

Айвэн пожал плечами.

— Ну, заходи и бери. Не вопрос.

Рыжий криво усмехнулся.

— Не понимаешь добра, значит, да? Ну ладно. С трупа сниму. Ты постарайся уж, чтоб его сильно не повредили, ладно?

Гыгыкнув напоследок, рыжий развернулся и ушел. Через несколько секунд стукнула дверь и снова воцарилась тишина.

Хотя нет. Полной тишины не было. За второй дверью, той, что стальная, слышались какие-то звуки. Не то всхрапывание, не то урчание. Как будто крупное животное мучилось от несварения желудка. Что там у них? Псарня, что ли? Хотя нет. Таких звуков от собак Айвэн не слышал никогда. Ай, да какая разница? По фигу.

Сейчас, когда остатки сна слетели окончательно, наемник понял, что отдых желанного облегчения ему не принес. Наоборот, даже стало хуже. В башке туман, кости ломит. Тошнота. Нет, это явно не простуда и не сотрясение. Черт знает что.

Пить хотелось неимоверно. Он покосился на бутылку. Что там? Опять та бодяга, которой его бородатый напоить пытался? Блин, да не по фиг ли? Если сам бородач пил из своей фляжки — вряд ли там отрава. Ну и вода там в хоть каких-то пропорциях, но имеется. Ладно. Попробуем.

Наемник взял бутылку, открутил крышку и принюхался.

Алкоголь там есть, точно. Но есть и еще что-то. К характерному запаху спирта примешивался еще один, кислый. Пахнет не то чтоб совсем отвратительно. Айвэну за свою не очень долгую, но весьма насыщенную жизнь приходилось пить бурду и похуже. А, к черту!

Он поднес горлышко к губам и сделал осторожный глоток. Потом еще один. И еще. Убедившись, что жидкость не просится наружу, стал пить смелее. Залив в желудок граммов триста, убрал бутылку ото рта и рыгнул.

Пойдет. Не нектар богов, но жажду утолил, на удивление. А то, что там алкоголь… Ну и хрен с ним!

Айвэн сел. Тошнота отступила. И тремор — тоже. И вообще состояние очень даже улучшилось. Он покосился на бутылку. Нифига себе. А ведь реально лучше стало. В голове прояснилось, вестибулярный аппарат прекратил забастовку. Это что ж у них там такое, а?

Он дотянулся до бутылки, сделал еще несколько глотков. Откуда-то взялась бодрость, почти сразу же, впрочем, сменившаяся сонливостью. Но не болезненной, а обычной. Так бывает, когда плотно поешь или зайдешь из холода в тепло. Он не стал противиться организму, а устроился на соломе поудобнее, снова натянул капюшон и моментально вырубился.

***

— Эй, ты там не сдох еще?!

Вот уроды! Дайте же поспать человеку!

Айвэн разлепил глаза и покосился на решетку, стараясь не подавать виду, что проснулся.

В коридоре стояли двое. Давешний громила и рыжий-щербатый. Оба при оружии. У громилы — «калаш», правда, странный какой-то, Айвэн такого не видел никогда. Какая-то румынская подделка, что ли? Щербатый был вооружен попроще — обрезом двустволки.

— Хватит дрыхнуть, лежишь там, вылеживаешься. Пришло время отрабатывать потраченный на тебя живец.

Наемник подумал и решил не кочевряжиться. Все равно, если этим упырям чего-то надо, они своего добьются. У них есть оружие, у него — нет. Если будет выполнять то, что сказано, — хотя бы обойдется без побоев.

Надо экономить силы. Они пригодятся, чтобы выбраться отсюда и хорошенько поквитаться с этими уродами.

Айвэн встал и с удивлением отметил, что все признаки недомогания исчезли. Вообще все. И даже рубцы и ссадины, оставленные ремнем громилы Краша, почти не болели. Что там, в бутылке, живая вода, что ли?

Он нагнулся, поднял бутылку и принялся пить. От решетки донеслись одобрительные смешки.

— Распробовал, да? — Краш улыбался одной из самых мерзких улыбок, виденных когда-либо Айвэном. — Ты там только не усердствуй. Его много пить вредно.

Наемник закрутил бутылку и бросил ее в угол. Повернулся к решетке:

— Чего надо?

— На выход. Пришло время чуток повесе литься.

Лязгнул замок, дверь открылась. Айвэн напрягся, готовясь к броску, но с той стороны стояли не полные идиоты. Краш со Щербатым отошли в сторону и навели на него оружие.

— Тебя два раза просить нужно, что ли?

Наемник криво усмехнулся и вышел в коридор.

— Прямо двигай! — раздалась команда. — И без фокусов.

Айвэн пошел вперед. Прошел примерно половину пути до выхода, когда сзади послышался окрик:

— Стоять! Направо. Дверь видишь?

В промежутке между двумя камерами и правда был дверной проем. Дверь здесь тоже была металлическая, и закрывалась она, что интересно, изнутри.

— Открывай и выходи, — это уже Щербатый. — И постарайся комбинезон не испортить, как человека тебя прошу. А то остальные уж в очень неприглядном состоянии были. И надевать-то нечего, даже если от крови отстирать удастся.

Айвэн понял, что речь идет об одежде остальных членов группы, и скрипнул зубами. Ну, Щербатый, ну сука! Комбинезон ему. Угу. Обязательно получишь. Не нарадуешься, тварь.

— Ну, чего замер? Вали давай! Народ ждет уже! Или тебя ускорить?

Наемник пожал плечами, отодвинул засов и толкнул дверь.

Едва он вышел наружу, как сзади скрежетнуло. Заперто. Ясно. Ну, ладно. Что тут у нас?

Он оказался в довольно просторном дворе — квадратов под сто, пожалуй. Двор был огорожен высоким частоколом из плотно подогнанных друг к другу толстых бревен. Бревна высокие — метра три с половиной. Концы заострены. Так просто не выскочишь.

По времени — глубокий вечер. Пространство двора освещалось кострами, горящими в железных бочках, растыканных по периметру. Еще несколько бочек стояли в центре двора. Чадило неимоверно, да и света не так много было. Поэтому Айвэн не сразу понял, откуда донеслись крики и свист.

Он поднял голову и увидел импровизированные трибуны, устроенные из строительных лесов. Леса шли вдоль правой стороны забора. Их, словно цепкие обезьяны, облепили люди. Только мужчины. Одеты примерно так же, как Краш со Щербатым. То есть — не совсем обноски, но и явно не из магазина. Навскидку там человек пятьдесят. Дымили сигаретами, свистели, орали. Раздался особенно громкий свист, и толпа затихла.

На верхнем ярусе лесов показался уже знакомый Айвэну Борода. Он поднес ко рту мегафон, и голос, усиленный «матюгальником», заметался по двору:

— Добрый вечер, господа! Настало время нашего нерегулярного, но от этого не менее захватывающего и зрелищного шоу!

Толпа одобрительно заревела.

— Сегодняшний вечер обещает быть интересным. У нас в гостях не просто доходяга-рейдер, а самый что ни на есть всамделишный спецназовец.

Снова рев и свист.

— И сегодня он докажет, тварь он дрожащая или право имеет. Только топора мы ему не дадим.

Отклика шутка не нашла. Видимо, собравшиеся особыми любителями классической литературы не были.

— Ну, а с кем ему доведется встретиться — вы и сами знаете! В общем, хватит болтовни! Краш, начинай!