Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Карина Пьянкова

Ложь во спасение

Пролог

Оборотень Раэн каэ Орон, кузен и правая рука Линха каэ Орона, Третьего лорда клана Рысей, время от времени посматривал на неподвижно лежащую в повозке женщину, с головы до ног укутанную в черные одежды кахэ. Забавно, не так давно эта особа умудрилась спасти высокородного кахэ, а теперь ее увозят под видом знатной южанки. Интересно, что бы сказал обо всем этом сам спасенный, если бы узнал, как именно вытащили из столицы бывшего дознавателя королевской стражи ларэ Риннэлис Тьен.

Эта молодая женщина слишком многим наступила на хвост и слишком мало ценила мнение высокопоставленных особ, за что едва не поплатилась свободой, а может, и жизнью. Если бы не вмешательство Раэна каэ Орона, бывший дознаватель сгинула бы где-нибудь в застенках королевской тюрьмы его величества Генриха, законного правителя Эрола.

Все началось с банального убийства герцогской дочери. Проще некуда: преступника кахэ берут у еще теплого тела, орудие преступления рядом, способ убийства указывает на то, что девушку лишил жизни именно южанин. Раэн, работавший на тот момент дознавателем отряда внутренних расследований столичной стражи, и не обратил бы внимания на очередное мокрое дело, если бы не личность преступника — Риэнхарн Аэн. Род Аэн с давних пор управлял Домом Эррис, и именно с этим родом клан Рысей связывала долгая и нежная кровная вражда. Было бы просто неприлично из-за каких-то жалких людишек потерять кровника. К тому же Риэнхарн Аэн был не просто представителем враждебного рода — он был самым «любимым» врагом Третьего лорда.

Раэн понял, что если не предпримет решительные действия, то прощения от Линха каэ Орона, дражайшего кузена и непосредственного начальника, ему не будет никогда. Благо для вмешательства в расследование преступления и повода искать не пришлось. На ларэ Риннэлис Тьен, дознавателя, ведущего это дело, начали так активно покушаться прямо на территории управы, что потребовалось срочное участие отряда внутренних расследований. И Раэн каэ Орон своей удачи не упустил. Пара приватных разговоров с высшими чинами отряда, вовремя подсыпанный порошок со слабительным эффектом тем из коллег, которых тоже могли привлечь к делу ларэ Риннэлис, — и вот уже Раэн лично занимается расследованием безобразий, учиненных в отношении этой милой особы.

Знакомство с ларэ Риннэлис Тьен оказалось не столько приятным, сколько занимательным. Холодная, разумная и целеустремленная, она вызывала у Раэна интерес и даже некую необъяснимую симпатию. Через некоторое время он решил, что хорошо бы не просто использовать ее втемную, но и вытянуть из Эрола к себе, на земли клана Рысей. В любом случае слишком принципиальная и бескомпромиссная ларэ дознаватель в страже долго не протянет. Рано или поздно уберут. Жаль, если такой потенциально ценный работник сгинет.

Риэн каэ Орон предложил в расследовании свою помощь, которой ларэ Тьен безо всякого стеснения воспользовалась, чтобы обойти препоны со стороны собственных коллег и со стороны знати. В конечном счете ларэ дознаватель вместо банального убийства герцогской дочери получила… информацию о заговоре против правящего монарха. Один из многочисленных родственников короля Генриха Эролского посчитал, что корона нынешнему правителю не к лицу, и, используя в своей игре один из сильнейших Домов кахэ, попытался организовать переворот.

Однако ларэ Тьен своим расследованием помешала осуществлению этой задумки. Но сообщать его величеству Генриху о творящемся безобразии не стала: тот бы не преминул прибрать к рукам Риэнхарна Аэна, чего ларэ дознаватель совершенно не желала. Не из любви к кахэ, а скорее из принципиальности и упрямства.

Разумеется, король Генрих Эролский не потерпел подобное самоуправство, и вскоре ларэ дознаватель оказалась в крепких объятиях тайной канцелярии. Общение с цепными псами короля оказалось непродолжительным: Раэн каэ Орон со товарищи быстро нашли способ заполучить в свои лапы ларэ Риннэлис Тьен (благодаря наработанным связям удалось узнать, когда и по какой дороге девушку повезут в следующее место заключения), успешно осуществили операцию похищения и теперь переправляли покражу в сердце владений Рысей. Опоенная зельем, ларэ Тьен ни о чем не подозревала. Лорды клана также пребывали в неведении относительно готовящегося сюрприза. Неизвестно, кто в итоге будет сильнее взбешен действиями Раэна…

Ну да ладно, сработали чисто, комар носа не подточит, не то что тайная канцелярия. Король, возможно, что-то заподозрит, но без доказательств ничего не сможет сделать. Лорды вряд ли обрадуются новому приобретению, но их ведь можно уговорить, главное — знать подход.

«А вы спите, ларэ Риннэлис, спите. Вот когда проснетесь — начнется совсем другая история…»

Глава 1

Иногда судьба бывает неласкова, а порой засовывает в самую настоящую… порой она бывает совсем неласкова. По мнению Раэна каэ Орона, сейчас был именно второй случай. Ему нужно было как-то оправдаться перед донельзя взбешенным кузеном, но проблема в том, что, когда вельможный родственник в таком состоянии, любое слово поперек — повод для смертного приговора, который Линх каэ Орон тут же собственноручно исполнит.

Предмет спора мирно почивал на кровати, и это вызвало в оборотне волну негодования: надо же, подло дрыхнет, пока он рискует своей шкурой! Впрочем, здравый смысл услужливо напомнил, что Раэн сам притащил этот подарочек в земли клана, сам опаивал его «лунной тенью», из-за которой сон спящего был глубоким и крепким, и даже на кровать в гостевых покоях сам сгрузил. Демоны! Выходит, он кругом виноват. И объясни теперь кузену, что действовал он, Раэн, исключительно в интересах клана. А объяснять придется, и желательно сделать это побыстрее, пока не прибили.

— И что здесь? — осведомился Третий лорд клана Рысей, зло сощурившись. Взгляд его метался между кроватью, на которой лежал странный черный сверток ростом с человека, и покаянно понурившимся родственником. На лице Линха каэ Орона ясно читалось: кузена он все-таки убьет.

— Я повторяю вопрос: что ты приволок?! — повысил голос оборотень и, сам того не замечая, начал трансформацию. Клыки увеличились, а на руках появились впечатляющие когти. Раэн прекрасно понимал, что еще немного — и все это великолепие будет опробовано на нем.

Линх оскалился и пошел на родственника. В пожелтевших глазах плескалось бешенство. Раэн поспешно отвел взгляд и покорно подставил горло, надеясь хоть как-то сгладить ситуацию. Сейчас перед ним был не кузен, а матерый самец рыси в паршивом настроении. Загрызет запросто.

Третий лорд угрожающе зарычал на непутевого подчиненного, и тот всерьез задумался, не упасть ли на пол, выражая покорность силе, — может, тогда не пришибет. Особой паники, правда, не было — не в первый раз Линх собирался потрепать кузену шерстку. Способы умиротворить разъяренного перевертыша известны и уже опробованы. К тому же если сразу не кинулся, значит, вообще не собирается этого делать.

Неожиданно предмет их спора завозился, и из-под вороха черной ткани раздалось невнятное бормотание.

Линх тут же взял себя в руки. По крайней мере, когти втянул, перед тем как хорошенько съездить по уху кузену. Тот даже пискнуть не посмел. Все лучше, чем получить такой же удар, но тяжелой когтистой лапой.

— Какого демона ты приволок на земли клана девку кахэ и почему от нее так несет «лунной тенью»?! — продолжил допрос нелюдь. Рычание в голосе все еще было слышно, но уже не так явно, а вот клыки опять выросли.

— Линх, успокойся, это не кахэ, — торопливо ответил Раэн, на всякий случай отступая назад. Часто пожелание успокоиться вызывает еще больший гнев, и дело заканчивается упокоением… пожелавшего.

— И кто это? — соизволил не впасть в бешенство Линх. Новость, что родственничек, оказывается, не такой идиот, чтобы приволочь южанку, да еще и носящую черное, подействовала на него благотворно. Клыки снова вернулись в норму.

— Человечка, кузен. Это всего лишь человеческая женщина.

Чтобы убедить родича в своей правдивости, Раэн снял с лица женщины покрывало. Теперь любому стало бы понятно — это действительно не кахэ, а обычная смертная, не слишком привлекательная, изнуренная, бледная до синевы.

— И на кой тебе сдалась человеческая женщина? — изумился Третий лорд, скептически скривившись. Людей он ставил чуть выше, чем скот. И то лишь потому, что человек, в отличие от животного, мог правильно понять и в точности исполнить то, что ему велели. — Своих, что ли, мало?

— Она не моя любовница, Линх! — искренне возмутился такому предположению Раэн. — Я не страдаю извращениями!

Весь вид Линха выражал сомнение по поводу последнего высказывания собеседника.

— Допустим, — уронил он, присаживаясь на кровать и внимательно оглядывая не слишком аккуратно сгруженный черный сверток. — Она не твоя любовница, говоришь. Тогда зачем она тебе понадобилась? Тем более здесь?

— Она дознаватель. Ее хотели убрать, поэтому…

— И какая тебе разница, — недовольно перебил старший, — что люди хотели убить своего дознавателя? Я все еще не услышал причины, по которой ты приволок ее сюда.

Плохо. Линх, хоть и не планирует убить кузена прямо сейчас, все еще зол.

— Она вела дело, по которому подозреваемым проходил Аэн… — начал было свой долгий и путаный рассказ Раэн.

— Аэн? Какой именно Аэн? — буквально задрожал от охотничьего азарта Линх каэ Орон.

Ага, ну как же, Аэн, самый ценный враг! Когда речь заходила о Доме Эррис, благоразумие Третьего лорда стыдливо отступало в сторону, давая возможность развернуться мстительности и тому странному чувству, которое связывало кровных врагов крепче, чем семейные узы — родичей.

— Риэнхарн.

Янтарные глаза Линха засветились торжеством, он, похоже, уже начал планировать, как добраться до кахэ, и судьба ларэ Тьен перестала занимать его настолько сильно.

— По какому делу?

— Его обвиняли в убийстве человеческой женщины.

— Чтобы Риэнхарн опустился до убийства женщины, да еще и человечки? Чушь, — скривил губы в усмешке Линх. Своего «любимого» кровника Третий лорд успел изучить досконально и знал, какие поступки тому свойственны, а какие нет.

— Именно. Но на него старательно вешали всех собак.

— А эта твоя дознаватель?

— Она пыталась найти настоящего убийцу. Версия с кахэ развалилась.

— Разве ей не намекали? Какой смысл было искать другого убийцу, если обнаружился такой удобный козел отпущения? — изумленно приподнял брови Линх, обозначив некоторую долю интереса.

— Намекали. Но… Собственно говоря, поэтому я ее и притащил. Ну не только поэтому… В общем, она в одиночку отбивалась от нападок начальства и убийцы. И успешно.

— А ты каким боком в этой истории?

— Я вел служебное расследование по покушению на нее. И был непозволительно откровенен.

— Почему?

— Я решил, что в итоге либо убью ее, либо увезу с собой. Она очень умна и хладнокровна. Она была на равных с кахэ! Я подумал…

— Так ты еще и думал, — издевательски протянул Линх. — Правда, что ли?

Ответить Раэн не рискнул. Не стоит портить дражайшему родичу и без того паршивое настроение. Один раз в ухо уже получил, нарываться на вторую оплеуху желания нет.

— Как ее имя? — равнодушно спросил Третий лорд, задумчиво и оценивающе глядя на неподвижно лежащую на кровати человечку, как хозяйка смотрит на лежащий перед ней на лотке кусок мяса. Раэн непроизвольно вздрогнул — такой взгляд Линха не сулил ничего хорошего. Вот только понять бы, кому достанется больше, самому Раэну или все же…

— Риннэлис Тьен.

Уж лучше пусть Линх на ней сорвется. Все равно хуже для ларэ Тьен уже не будет.

— И ты уверяешь меня, что вот эта человеческая девка, к тому же простолюдинка, может быть полезна клану? — В голосе оборотня было столько яда, что Раэн непроизвольно съежился. Трудно иметь дело с сородичами — слишком быстро они переходят от миролюбивого спокойствия к ярости.

— Да! — судорожно закивал Раэн, пытаясь хоть как-то донести до родственника свою абсолютную уверенность в полезности человечки. — Линх, она очень умна.

— И все? — хмыкнул тот. — Это все, чем она может быть полезна? Выходит, я зря полагался на тебя, кузен. Ты похитил девку из-под носа у людей, своей выходкой поставив под угрозу безопасность клана, ты использовал запрещенное зелье. Напомнить, чем карается применение «лунной тени»?

— Но, Линх, она же безвредна…

— Смертные подыхают от одной капли! — взрыкнул оборотень, продемонстрировав во всей красе оскал. — Столько времени проработал среди людей, но так и не удосужился выучить элементарные вещи?! Какую дозу ты в нее влил? — Зрачки Третьего лорда вытянулись, а верхняя губа подрагивала, приоткрывая зубы.

Раэн втянул голову в плечи, чувствуя, что на этот раз устным внушением дело может не ограничиться.

— Отвечай, идиот!

— Сперва сорок и потом по десять в день…

— Н-да, в чем я точно уверен, так это в удачливости человечки. Она должна была умереть через четверть часа после первого приема зелья, а дышит до сих пор. Хотя вряд ли она очнется. Что ж, тем лучше, одной головной болью меньше.

Раэн побледнел. Получается, он собственными руками убил Риннэлис Тьен. А ведь хотел спасти. «Лунную тень» оборотень искренне считал совершенно безвредным зельем, вызывающим глубокий сон, не более того. Просто хотелось предотвратить проблемы с ларэ дознавателем, которая наверняка попыталась бы сбежать.

— Когда мне ждать гостей из Иллэны? — сухо спросил Линх. Его, естественно, волновали неприятности, грозящие клану Рысей. Жизнь какой-то человеческой женщины для Третьго лорда не имела никакой ценности.

Понятно, они ведь даже не были знакомы.

— Гостей не будет, — покачал головой Раэн. — Мы подали в отставку за неделю до похищения, живых свидетелей не осталось, оружие использовали человеческое, тела непригодны для работы некроманта. Чисто. Искать ее здесь никто не станет.

— Даже если и попытаются, то не найдут ничего, — удовлетворенно выдохнул Третий лорд, наконец-то успокоившись. — Проследи, чтобы труп уничтожили.

— Линх, может, не стоит торопиться? — попросил его кузен. — Она ведь еще дышит, — значит, шанс есть.

— Ты с ума сошел? — участливо осведомились у Раэна. — Я сказал, от нее даже пыли остаться не должно.

— Но она же еще жива!

— Так исправь это, демоны побери твою дурную голову! Прекрати изображать из себя невинную деву! Перережь ей горло, и дело с концом! Все равно она долго не протянет.

— Но она ведь еще жива! — чуть ли не на крик сорвался Раэн.

— Кузен, не разочаровывай меня, — раздраженно прошипел Третий лорд. — Это просто человеческая девка. Ее существование грозит неприятностями клану. Так что прекрати играть в благородство. К тому же я приказываю тебе ее убить. Здесь и сейчас.

Раэн вздрогнул. Прямое неповиновение лорду? Подумать страшно, что сделает тот, если сочтет, будто кто-то посягает на его власть, пусть даже и родственник, чья верность не раз была проверена. Если Раэн каэ Орон продолжит спорить с одним из правителей клана, это закончится для него не менее плачевно, чем для ларэ Тьен. Но нельзя же вот так убивать ее! Она беззащитна! Она даже не понимает, что с ней происходит!

— Раэн, ты намерен перечить мне из-за какого-то грязного человеческого отродья, которое в любом случае подохнет? — холодно уточнил Третий лорд.

Отвечать не хотелось. Да и что тут скажешь? Если он продолжит спорить с Линхом, тот его убьет. Если прикончить ларэ Тьен, то до конца жизни не отмоешься.

Но отвечать и не пришлось.

— У вас потрясающие манеры, лорд Линх, — раздался слабый хрипловатый голос.

«Неужели пришла в себя? — изумился Раэн. — Но ведь Линх утверждал, что такого быть не может!»

Оборотни одновременно обернулись на звук и наткнулись на взгляд серо-зеленых, удивительно ясных и спокойных глаз. Девушка пребывала в полном сознании и прекрасно понимала суть происходящего.

Раэн с облегчением выдохнул. Третий лорд не станет убивать ларэ Тьен, даже несмотря на презрение к смертным и беспокойство о клане. Риннэлис Тьен им не враг и от отравления, скорее всего, уже не умрет, так что кузен не поднимет на нее руку. К тому же девушка видела его лицо: если Линх убьет ее ни за что, на том свете она спросит с него за этот грех — перевертыши верили в посмертное воздаяние.

Третий лорд клана Рысей скривился так, словно увидел редкое насекомое с омерзительным внешним видом — и рассмотреть хочется, и приближаться противно. Да, теперь он не тронет ее, и этот факт его дико раздражает.

— Боги… Раэн, пока я не решу, что с ней делать, ты за нее отвечаешь. Ясно?


Как же мне дурно… Невероятно, невыносимо дурно, тело не слушается, хочется пить, желудок тянет от голода, в горле першит. И мерзкий тошнотворно-сладковатый привкус на языке.

Память о последних событиях возвращалась медленно и нехотя. Самым ярким было воспоминание о том, как меня вытаскивают из моего кабинета. А потом начался мой персональный кошмар, длящийся до сих пор.

Хотя ларо Раэн предупреждал, я так и не смогла полностью осознать, что надо мной нависла угроза: человеку сложно поверить, что с ним может случиться дурное. Я до последнего думала, что обойду, обхитрю, выкручусь. Ну как же, я ведь ларэ дознаватель Риннэлис Тьен, великая и ужасная, я непревзойденный гений, со мной никто не сравнится. Дура. Давно пора было понять: против лома приемов не предусмотрено. А именно лом ко мне и применили.

Из управы меня отвезли в тюрьму Трех воронов, о которой ходит множество слухов один другого гаже: например, что ни один заключенный не покинул ее на своих ногах. По поводу своей дальнейшей участи я не обольщалась и уже готовилась к допросу с пристрастием, после коего скоропостижно последую в мир иной. Но про меня, казалось, просто все позабыли. Неделя в камере — и никто не нарушил мое уединение. Разумеется, говорить о предъявлении обвинений не приходилось, перед законом я чище первого снега, но все же… Я тихо сходила с ума от неопределенности и невозможности что-либо сделать. Беспомощность была для меня мучительна, я привыкла постоянно со всеми бороться, теперь же оставалось лишь терпеливо ожидать своей участи. Что я могла сделать? Магию мне заблокировали в первую очередь, нацепив на руки браслеты-замки, а больше никакого оружия у меня не было.

Семь дней спустя меня среди ночи выволокли из камеры во двор и, по-прежнему не говоря ни слова, затолкали в неприметного вида карету. Оставалось лишь предполагать, какая участь мне уготована. Шторы были плотно задернуты, и я даже не имела возможности узнать, куда меня везут на этот раз. Единственное, что я могла понять, — меня вывезли из Иллэны: когда карета сошла с каменной мостовой на тракт, не почувствовать это было невозможно.

На что я надеялась в тот момент? Пожалуй, уже ни на что. Те, у кого есть желание за меня заступиться, не обладают достаточным влиянием и не смогут вытащить меня отсюда. А те, кто в состоянии помочь, напротив, с удовольствием поспособствуют моей смерти. Я даже пожалела, что не согласилась на предложение оборотня. Гордость — это, конечно, хорошо, но, демоны побери мою душу, как же я хочу жить! Если бы сейчас представилась возможность все изменить, я бы ушла с ларо Раэном, хоть и мучилась бы потом от осознания собственного унижения и зависимости от оборотней.