Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Солнце, милорд. — Амелия, дочь герцога, подняла подбородок, обращаясь к Харуке. Она расположилась в удобном месте рядом с ним. — Отец определил наше царство как ночное из-за отвращения к солнечному свету.

У нее прямые светлые волосы и внимательные, мерцающие зеленым глаза. Ее лицо такое же круглое, как и у ее отца. Когда Харука сосредоточивает свои чувства на ней и вдыхает, он ощущает аромат перечной мяты.

— Хотя я и принадлежу ко второму поколению, я способна противостоять солнечному свету, как и вы, ваша милость. — Амелия небрежно тянется рукой к волосам, чтобы заправить их за ухо. — Поскольку мои отец и мать никогда не питались от людей, это помогло отделить нашу родословную от человеческой. Я могу… в перспективе ходить рядом с вами при свете дня.

Харука прищуривается. Куда конкретно она клонит?

— Ваша светлость, не желаете ли вы отведать блюда? — спросил герцог, едва официант начал расставлять на столе корзины с деревенским хлебом [Традиционный британский хлеб, представляющий собой большую буханку, состоящую из двух, уложенных друг на друга, круглых частей. // https://examine.com/nutrition/low-fat-vs-low-carb-for-weight-loss/ // Из этого исследования понятно, что низкожировая и низкоуглеводная диеты никак не повлияли на процессы жиросжигания (в исследовании принимали участие более 600 человек, длительность исследования 12 месяцев).], маленькими булочками и крампетами [Круглые пористые оладьи. Национальное блюдо Великобритании.]. — Я понимаю, что вам это не очень нужно, но некоторые из моих гостей принадлежат к более низким родословным.

— Обязательно, — заверил его Харука. — Мне очень нравится вкус человеческой пищи.

Лицо герцога засияло.

— Великолепно. Вы совсем не похожи на чистокровных стариков. Ваша светлость, могу я смиренно спросить, каков ваш возраст?

— Мне сто один.

— Так молод… — восхищается супруга герцога. Герцогиня Оксфордская сидит напротив мужа. Они с дочерью невероятно похожи, каждая черта ее худого ангельского лица словно вырезана талантливым скульптором из цельного куска мрамора.

— Нашей Амелии в этом году исполнилось восемьдесят лет. Почему вы не связаны узами, ваша светлость? В наше время редко можно встретить чистокровного, особенно такого красивого, и без пары.

Снова сладкие комплименты, неудобные вопросы и разговоры о связях. У существ, живущих веками, должно быть, темам для разговоров следует быть более обширными и интересными: искусство и философия, течение времени и его влияние на современную культуру, особенности разговорного языка, Брексит, погода.

— Я еще не нашел вампира, с которым смог бы сблизиться, — говорит Харука, прибегая к своему стандартному ответу. По правде говоря, у него нет желания связывать себя узами брака. Но если он признается в этом, это вызовет еще больший переполох.

— Пожалуйста, уделите немного времени нашей Амелии на церемонии в следующем месяце, — говорит герцог, протягивая руку за печеньем. — У нас также есть старший сын, который сейчас в отъезде по делам. Я уверен, вы найдете одного из них достаточно приятным, чтобы рассмотреть возможность создания союза.

Все выжидающе смотрят на Харуку, как будто он фокусник, собирающийся показать номер. Харука прочищает горло.

— Мои извинения. Вопрос о церемонии в следующем месяце и разговор с чистокровным в Лондоне имеют больший приоритет. Мой разум сосредоточен на задачах, поставленных передо мной.

— Конечно, ваша светлость, — воркует герцогиня. — У вас есть объяснение, почему этот чистокровный бездушно игнорирует официальную просьбу герцога Девонширского? Он считает себя лучше нас?

Харука понятия не имел. Что касается его самого, то он совершенно не хочет участвовать в этой архаичной церемонии. Но проигнорировать официальную просьбу вампира более низкого ранга — все равно что совершить социальное самоубийство, особенно в чужом королевстве. Он — гость среди британской аристократии. Чистокровные вампиры — это достоинство и миротворцы своей расы. А не зачинщики общественных беспорядков.

— Я не уверен, — возражает Харука. — Завтра я обращусь непосредственно к самому чистокровному. — Харука тихо молится, чтобы тот послушался. Страдания требуют компании.

Герцог сидит, рассеянно вертя в руках густой завиток бороды.

— Герцог Девонширский сказал нам, что вы были историком, когда управляли своим королевством в Японии. Я уверен, что для церемониального контракта необходимо провести подробное исследование.

Харука замер, ужас нахлынул на него, как темная океанская волна, набегающая на берег. Он избегал работы над церемониальным контрактом — юридическим документом, описывающим родословную каждого вампира и объединяющим их имущество. По правде говоря, он игнорировал все это мероприятие, надеясь, что про него просто забудут. Ему нужно начать работу над контрактом, как только он вернется домой. Его ужасная привычка откладывать дела на потом, очевидно, взяла над ним верх.

Герцог Оксфордский плавно наклоняется вперед, его голос понижается.

— Как интересно, что сын герцога выбрал для связи вампира из Бразилии. Я имею в виду, бог ты мой, из тех мест, учитывая, какие там сейчас проблемы.

Вежливо кивнув, Харука продолжает молчать, не желая поощрять предрассудки герцога. Хотя в бразильской аристократии действительно царит хаос, кажется несправедливым делать громкие заявления об их вампирах.

Харука незаметно отводит взгляд в сторону, когда чувствует легкое давление кончиков пальцев, касающихся его бедра под столом. Амелия смотрит на него своими сверкающими глазами, соблазнительно улыбаясь. Ее резцы медленно удлиняются, превращаясь в острые белые клыки.

Глава 2

К тому времени, когда Харука принял горячий душ и рухнул на кровать, он уже полностью выдохся. На протяжении всего ужина Амелия направляла все свои взгляды в его сторону. Болтала она без умолку.

«Что вы ищете в своей второй половинке? Вы просто сногсшибательны. Как вы думаете, когда вы будете готовы к браку? У вас прекрасные глаза, обычно они такого цвета? Какова аристократия в Японии? Есть ли у вас источник? Я кажусь вам привлекательной? Я нахожу вас невероятно привлекательным».

Каким-то образом он достойно выдержал шквал вопросов. До сегодняшнего вечера он беспокоился, что может показаться неуклюжим в общении из-за того, что многие годы провел в изоляции в английской сельской местности. Неважно, неуклюжий он или нет, это не имеет значения. Он желанен, и, видимо, этого достаточно. Физическое совершенство вытесняет все недостатки характера. Красивое лицо — это главное.

Внешний вид и атмосфера гостевой спальни соответствуют обстановке во всем доме: тусклое освещение, темный барочный декор. Конические подсвечники, на которые капает воск. Даже его кровать — непомерно большое чудовище с балдахином, занимающее большую часть комнаты.

Харука поворачивается на бок, зарываясь в мягкое одеяло. Наконец-то он один и впервые за несколько часов чувствует себя немного спокойнее. Когда раздается тихий стук в дверь, он открывает глаза, переворачивается на спину и сосредоточивается. Направляя свой разум и вампирские чувства к двери, он вдыхает воздух. Это, конечно же, тот самый голубоглазый слуга, который был раньше вечером. Харука тупо уставился в балдахин кровати, тяжело вздохнув.

— Началось.

Он поднимается с кровати и направляется к двери, чтобы открыть ее. Слуга моргает своими большими кукольными глазами, когда Харука подглядывает через щель. Парень гораздо ниже его ростом, его вампирская родословная слаба. По сути, это человек, цепляющийся за края современной вампирской культуры. Человек-вампир. Низший уровень.

Волосы у слуги русые, коротко подстриженные, обрамляющие его лицо в форме сердца. Нос и щеки украшены россыпью светлых веснушек, похожих на небрежные мазки кистью. Хотя слуга кажется довольно молодым, он, несомненно, привлекателен, и Харука знает, чего он хочет. Страстный, восхищенный взгляд его лазурных глаз не оставляет сомнений.

— Ваша милость, все ли в порядке в ваших покоях?

Мои покои. Чем дольше Харука оставался в этом доме, тем больше ему казалось, что он переносится в прошлое — или является живым воплощением стереотипов о вампирах. Он даже ожидал, что в комнате для гостей вместо настоящей кровати будет экстравагантный гроб.

— Все в порядке, — заверил его Харука. — Спасибо за заботу.

— Разумеется. — Тонкие губы слуги медленно растягиваются в теплой улыбке. — Не желаете, чтобы я зашел внутрь и проверил апартаменты? Я искренне хочу, чтобы вы были счастливы, пока живете у нас. Я сделаю все необходимое, чтобы вы остались довольны, мой прекрасный и милостивый господин.

Боже, помоги мне. Харука вежливо возвращает ему улыбку.

— Я благодарю за любезность. Но сегодня я бы хотел отдохнуть.

— Вы уверены? Я достаточно искусен…

— Да.

— Я понимаю. Какая жалость. — Он склоняет голову, смотрит на Харуку из-под длинных ресниц, затем поворачивается и уходит. Когда дверь захлопывается, Харука для верности запирает замок.

Как только он возвращается в постель и закрывает глаза, в дверь снова стучат.

На этот раз Харука остается неподвижным, напрягая все свои чувства и вдыхая еще раз. Это женщина второго поколения с прекрасным бронзовым цветом кожи. Она была одной из двенадцати молчунов, присутствовавших на ужине. Эти гости буквально ничего не говорили весь вечер, только смеялись и улыбались по очереди, как актеры из труппы народного театра.

Дверь заперта, Харука решает затаиться. Через несколько минут девушка сдается, ее тонкая сущность исчезает.