Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Рагнор в ответ лишь усмехнулся и растаял в воздухе.

Магнус долго стоял так, глядя на то место, где только что находился Рагнор. Его бывший наставник не взял с собой никакого багажа, не прихватил даже смены одежды и зубную щетку. Он просто исчез из этого мира.

Парадная дверь была распахнута — так полагалось по сценарию, разработанному хозяином дома. Но Магнусу это зрелище причиняло боль, какую причиняет открытая рана, и в конце концов он осторожно прикрыл дверь.

На кухне, среди черепков и обломков разбитой мебели, Магнус отыскал огромную глиняную трубку, в ванной обнаружил кувшинчик с редким сортом табака. Такой табак выращивали исключительно в Идрисе. Он был популярен среди Сумеречных охотников сотни лет назад, еще в ту эпоху, когда сам Магнус был ребенком. Вспоминая Рагнора и старые добрые времена, он разжег трубку, устроился на подоконнике и принялся задумчиво смотреть вдаль.

Вскоре со стороны дороги донесся стук копыт, и на опушку леса выехали Клэри Фэйрчайлд и Себастьян Верлак. Они направлялись к дому мага.

Часть I

Нью-Йорк

Глава 1

Отравленный шип

Сентябрь 2010


Был поздний вечер, и в доме стояла полная тишина — точнее, тишина была нарушена мгновение назад. Магнус Бейн, Верховный Маг Бруклина, сидел в своем любимом кресле в гостиной и, положив на колени раскрытую книгу, наблюдал за тем, как дергается оконный шпингалет. Квартира находилась на верхнем этаже. В течение последней недели кто-то пытался преодолеть магические «щиты», установленные Магнусом, и украдкой проникнуть в квартиру. По-видимому, настал момент, когда неизвестные сочли нужным перейти к решительным действиям.

Магнус подумал, что это неразумно с их стороны. Во-первых, маги обычно рано не ложатся. Во-вторых, он жил с Сумеречным охотником — да, его друг ушел патрулировать улицы, но Магнус был вполне способен защитить себя даже в пижаме. Он потуже затянул пояс черного шелкового халата, выставил перед собой руки и пошевелил пальцами. Через пару секунд он почувствовал, как начинает аккумулироваться магия.

При этом Магнус лениво размышлял о том, как все в жизни меняется. Лет десять назад он отнесся бы к возможному вторжению весьма легкомысленно: позволил бы взломщикам влезть в квартиру и в предстоящей схватке положился бы на свои силы и инстинкты. Но сейчас чародей заранее направил в сторону окна пальцы, из которых вот-вот должны были вырваться убийственные лучи. Потому что в комнате, находившейся дальше по коридору, спал его маленький сын.

Максу недавно исполнился год, и в последнее время он редко просыпался по ночам. Жизнь родителей стала немного проще, но, с другой стороны, это было не совсем удобно, поскольку оба они предпочитали работать допоздна и вставать в полдень. Макс, напротив, был «жаворонком» и просыпался каждое утро в половине шестого с веселым криком, который Магнус обожал, но которого одновременно боялся.

Оконная рама скользнула вверх. В ладонях Магнуса вспыхнуло волшебное пламя, синее, как сапфир.

Возникшая в окне мужская фигура застыла. На фоне ночного неба, подсвеченного огнями большого города, Магнус различил силуэт Сумеречного охотника в полном боевом снаряжении, с луком за плечом. Лицо у Охотника было изумленное.

— Э, привет, — неуверенно заговорил Алек Лайтвуд. — Это я. Пожалуйста, не надо направлять на меня магические лучи.

Магнус сделал движение кистями, синие огни померкли, потом погасли, оставив после себя едва заметные струйки дыма.

— Обычно ты входишь через дверь.

— Иногда у меня возникает желание изменить привычный распорядок. — Алек подтянулся, перекинул ноги через подоконник и закрыл окно. Магнус все это время не спускал с него многозначительного взгляда. — Ну ладно, скажу, как есть. Мои ключи сожрал демон.

— И уже далеко не в первый раз. — С этими словами Магнус поднялся и двинулся навстречу бойфренду, чтобы обнять его.

— Подожди, не надо. От меня пахнет.

— Нет ничего отталкивающего в том, — объявил Магнус, наклоняясь к шее Алека, — как пахнет от мужчины после ночи тяжелой работы… о, от тебя действительно пахнет. Что это?

— Это, — объяснил Алек, — выделения обыкновенного дымового демона, который водится в туннелях метро.

— О, мой дорогой. — Магнус все равно поцеловал шею Алека, но дышал он при этом через нос.

— Погоди немного, оно попало в основном на снаряжение, — сказал Алек. Когда Магнус отодвинулся, Сумеречный охотник начал снимать с себя оружие и одежду: лук, колчан, стило, несколько ангельских клинков, кожаную куртку, сапоги, рубашку.

— Позволь мне помочь тебе с остальным, — пробормотал Магнус, когда Алек расстегнул пуговицы на рубашке. Алек, наконец, улыбнулся по-настоящему, в его синих глазах зажглись огоньки, и Магнус ощутил прилив нежности. Прошло три года после того, как он понял, что влюблен, но его чувства к Алеку нисколько не ослабели. Напротив, с каждым днем он любил Алека все сильнее и сильнее. До сих пор. Иногда он сам поражался своему постоянству.

Алек взглянул через плечо Магнуса, в сторону коридора.

— Он спит, — успокоил Магнус друга и поцеловал его в губы. — Уже несколько часов.

С этими словами он увлек Алека в сторону дивана. Едва заметный жест — и свет ламп потускнел, зажглись свечи в подсвечнике, стоявшем на боковом столике.

Плечи Алека содрогнулись — он смеялся.

— Если ты забыл, у нас есть кровать, замечательная во всех отношениях.

— Спальня рядом с детской. Лучше останемся здесь, — пробормотал Магнус. — Кроме того, кровать занята: там отдыхает Председатель Мяо.

— Ах да, — негромко ответил Алек и, наклонив голову, прикоснулся губами к впадине на шее Магнуса. Магнус откинул голову назад и позволил себе короткий страстный стон. — Он просто ненавидит, когда его сгоняют.

— Погоди, — прошептал Магнус и отступил назад. Театральным жестом стряхнул с себя халат, и шелковая одежда соскользнула к его ногам. Под халатом на нем была темно-синяя пижама с принтом в виде крошечных белых якорей. Алек прищурился.

— Сам понимаешь, я не мог знать, что так выйдет, — оправдывался Магнус. — Иначе я надел бы что-то более сексуальное, нежели старенькая пижама с якорями.

— Ты выглядишь очень, очень сексуально… — начал было Алек, но не успел договорить. Тишину разорвал пронзительный вопль.

Оба замерли, как вкопанные. Алек закрыл глаза и медленно выдохнул. Магнус знал, что он считает про себя до десяти.

— Я пойду.

— Нет, я пойду, — возразил маг. — Ты только что вернулся домой.

— Нет-нет, лучше я. Я все равно хотел увидеть его перед тем, как лечь спать. — Алек в одних брюках, босиком вышел в коридор и направился в сторону комнаты Макса. Остановился, оглянулся на Магнуса и с улыбкой покачал головой. — Как всегда.

— У детей имеется шестое чувство, — согласился Магнус. — Но мое предложение остается в силе.

— Сиди здесь.

Открыв небольшой Портал, ведущий в комнату Макса, Магнус увидел, как Алек берет их сына из кроватки и качает его на руках. Алек, в свою очередь, взглянул на Портал и заметил:

— Конечно, это гораздо проще, чем пройти пять шагов по коридору.

— Мне было велено сидеть здесь.

Алек указал на Портал и обратился к Максу:

— Неужели это bapak? Смотри, там bapak, видишь его?

Да, Магнус в свое время хотел, чтобы его называли на языке его детства, но ему до сих пор было странно слышать это. Он звал так своего отца, то есть человека, бывшего мужем его матери, и когда он повторял это слово Максу, у него сжималось сердце — словно он ступал по могиле своего отца.

Макс быстро успокоился — сейчас в большинстве случаев крик означал лишь, что малышу приснился кошмар, и его нужно было немного подержать на руках. Он поморгал и сонно уставился на Магнуса. Тот улыбнулся ребенку и слегка пошевелил руками, отчего на кончиках пальцев возникли крошечные голубые искорки. На губах мальчика появилась улыбка, и он в конце концов закрыл глаза. Он почти уснул, но пухлая ручка все еще шевелилась. У Макса была темно-синяя кожа — это был знак происхождения от демонов, знак мага, точнее, один из знаков, поскольку на голове у него виднелись две небольшие шишки. Магнус подозревал, что рано или поздно у его сына появятся замечательные рога. Алекс осторожно положил его обратно в кроватку. Магнус смотрел на них, не переставая поражаться тому, какой оборот приняла его жизнь, поражаться своему счастью. Прекрасный, могучий молодой мужчина, сложенный как бог, без рубашки, с потрясающими голубыми глазами, укладывал спать их общего ребенка. Потом он выругал себя за сентиментальность и постарался переключиться на мысли о сексе.

Алек выпрямился, обернулся, и в тусклом свете ночника лицо его вдруг показалось Магнусу очень усталым.

— Сейчас, — объявил Алек, — я схожу в душ. А потом вернусь к тебе, в гостиную.

— А потом, скорее всего, снова в душ, — улыбнулся Магнус. — Поторопись.

Он закрыл Портал и вернулся к чтению книги — труда, посвященного скандинавским мифологическим артефактам, их владельцам и истории перемещений за долгие века их существования. Он решил снова сосредоточиться на мыслях о сексе после возвращения Алека.