Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Катерина Даймонд

Секрет

Посвящаю эту книгу мужу, без которого думала бы об убийствах значительно меньше

Глава 1

Дом на площади

Сейчас

Бриджит слышала, как под окнами викторианского здания, где она жила и работала, по мокрому асфальту проносились машины. Поздним вечером движение на главной площади Эксетера заметно изменилось: возвращавшихся с работы людей сменили те, кто пытался найти досуг интереснее домашней рутины. Она посмотрела в окно. Дождь лицемерно стих. Улицы пустовали, если не считать проезжавших время от времени автомобилей. Тишину нарушал лишь один ритмичный звук: стук спинки кровати о стену. В соседней комнате «развлекала» клиента соседка по квартире Эстель. Бриджит посмотрела на освещенный циферблат часов на башне ратуши в нескольких сотнях ярдов от дома. Гость опаздывал. Впервые.

В дверь постучали. Прежде чем Бриджит успела ответить, в комнату ворвалась Эстель — полураздетая и запыхавшаяся.

— Мне нужен человек.

— Но ведь он только что у тебя был.

— Причем надежный. — Эстель поправила бюстгальтер и отбросила со лба растрепанные волосы. — Окажи услугу.

— Какую именно? — На самом деле Бриджит не хотела знать ответ: услуги, о которых просила Эстель, всегда оказывались экстремальными.

— У меня сейчас Хичкок; требует дополнительного времени. Нужно, чтобы ты обслужила Малыша.

— Прости, Эстель, не могу. Это твоя проблема, а не моя. К тому же кое-кого жду.

— Пожалуйста, Бридж! Ему же ничего не нужно. Просто приласкай, и сразу уснет. Всего лишь десять минут, не больше!

Бриджит взглянула на часы.

— Хорошо, но только один раз. Ты же знаешь, что я этого не люблю.

— Непременно отблагодарю.

— Надеюсь.

Эстель послала воздушный поцелуй и исчезла, а Бриджит снова посмотрела в окно в ожидании Сэма. Он всегда предупреждал, если не мог прийти; затянувшееся молчание тревожило. Эксетер казался странно тихим. В рабочие дни все обычно ложились спать рано, но по пятницам жизнь в городе бурлила допоздна. Сегодняшний вечер больше напоминал среду. На улице показалась машина и, подъехав ближе, затормозила. Рассмотреть марку мешал дождь, и Бриджит позволила себе надеяться, что сейчас появится Сэм. Однако как только черный джип остановился возле дома, надежда испарилась. Сквозь дождь Бриджит увидела, как из машины вышел мужчина и подбежал к двери. В комнате Эстель прозвенел звонок. У каждой из девушек звонок был свой, чтобы открывать дверь только собственным клиентам. В доме они жили вчетвером: по двое на двух этажах, с общей кухней и гостиной внизу. Звонок повторился. Как правило, встречать чужих посетителей не полагалось, однако Бриджит спустилась по лестнице, прошла через общий холл и заглянула в глазок парадной двери. Темнота помешала понять, кто стоит на крыльце, а человек еще и поднял воротник плаща. Снова посмотрев в глазок, она открыла дверь. Пряча лицо, мужчина переступил порог и встряхнул мокрый зонт.

— Где Эстель? — спросил Малыш.

— Входите. Эстель попросила меня позаботиться о вас, — нервно ответила Бриджит, освобождая путь. Должно быть, Малыш приехал прямо из офиса. Хотелось верить, что под костюмом «Сивил Роу» уже скрывался подгузник: существовали границы, которые она не могла переступить даже из чувства долга. Поднимаясь в комнату рядом с гостем, Бриджит подумала, что Малышу все равно, кто из девушек им займется, — главное, чтобы проявили внимание и приласкали. Он считался одним из наименее извращенных клиентов Эстель, и сам этот факт уже о чем-то говорил.

Бриджит медленно раздела мужчину, аккуратно повесив каждую вещь на раму из красного дерева. Толкнула на кровать, присела рядом и крепко обняла.

— Я голоден, хочу молока. — Он уткнулся носом в грудь.

— О!.. Я не…

— Эстель всегда держит молоко в холодильнике, в бутылочке. Только надо подогреть. — Необходимость что-то объяснять явно его раздражала.

— Хорошо, простите. Подождите минутку. — Мысленно проклиная соседку, Бриджит выбежала из комнаты. О таком они не договаривались.

Нашла в холодильнике молоко и поставила в микроволновую печь. Нажала кнопку и принялась следить, как таймер на панели отсчитывает обратное время. Дойдя до нуля, часы переключились в обычный режим, и Бриджит с болью осознала, что сейчас должна быть с Сэмом. Каждую неделю она ждала пятницы — дня, когда встречалась с ним. Вместе они ехали в паб «Дабл Локс» и садились в уголке. Снова подступила тревога: опаздывать ему не свойственно. Сэм никогда не опаздывал. Стало страшно: показалось, что если он не придет в ближайшее время, то больше вообще никогда не появится.

Бриджит достала бутылку с молоком и встряхнула, чтобы тепло равномерно распределилось по всему объему. Когда возвращалась к себе, дверь в комнату Эстель открылась, и в коридор вышел человек, которого все в доме называли Хичкоком. Прежде Бриджит ни разу не видела его вблизи: Хичкок упорно скрывался. А сейчас очень темные глаза посмотрели презрительно и в то же время испытующе. Что-то в облике таинственного клиента показалось странно знакомым. Бриджит всегда думала, что прозвище дали из-за сходства со знаменитым режиссером: в этой игре никто не пользовался настоящими именами. Но он оказался высоким и худым; из-под мягкой фетровой шляпы выглядывали темные волосы. Ничего общего с настоящим Хичкоком — лысым толстяком.

Человек быстро отвернулся, а Бриджит прошмыгнула в свою комнату и обнаружила, что Малыш лежит на кровати в ползунках, свернувшись калачиком, и сосет палец. Закатила глаза и подошла. Из холла доносились громкие голоса Эстель и Хичкока: судя по всему, они ругались. А потом хлопнула входная дверь. Спустя мгновенье взволнованная Эстель вошла в комнату, взяла из рук Бриджит бутылочку с молоком, села возле Малыша и принялась гладить по волосам.

— Спасибо, теперь займусь сама. Ему пришлось уйти.

— Из-за чего вы ругались?

— Рассердился, потому что столкнулся с тобой, вот и все. Я обещала, что буду одна. Думала, ты уйдешь. На, Малыш. — Привычным движением Эстель положила голову мужчины к себе на колени и сунула в рот соску. Тот начал с очевидным удовольствием причмокивать, а Бриджит подумала, что из всех возможных извращений это, пожалуй, самое безобидное.

— Что ж, тогда приму душ. — Она быстро вышла из комнаты.

Горячей воды опять не оказалось, поэтому Бриджит собрала вещи и отправилась к Ди, которая жила наверху, чтобы спросить, можно ли у нее помыться.

— Не помешаю?

— Нет-нет, ничуть. Все равно сейчас ухожу. Что скажешь? — Ди покружилась в явно ворованном платье: голубом, с блестками и глубоким вырезом. Она умела ловко выносить из магазинов вещи, не обременяя себя оплатой; об этом свидетельствовали преподнесенные Бриджит подарки. В настоящее время Ди находилась в обычном для нее состоянии ожидания новой соседки: как правило, рядом с ней и ее липкими пальцами дольше пары недель ни одна из девушек не выдерживала.

— Может быть, хочешь надеть мои старинные голубые сережки, которые так тебе нравятся? Чудесно подойдут к этому платью. Лежат у нас в ванной, в шкафчике. — Бриджит улыбнулась. Лучше предложить самой — все равно возьмет без спросу.

— Ты — звезда. Может быть, именно сегодня встречу своего миллионера. — Послав воздушный поцелуй, Ди поспешила вниз по лестнице.

Бриджит любила горячую воду. Жизнь здесь казалась грязной, а все вокруг — мерзким. Очень хотелось вернуться домой, к семье, или хотя бы позвонить маме, однако пока даже такая малость оставалась недоступной. Впервые за неделю она вымыла волосы, ощущая спрятанный под слоями лака жир. Грязные волосы лучше лежали. Эстель восстанавливала прическу с помощью бигуди и горячих щипцов, но Бриджит никогда не умела пользоваться этими хитрыми приспособлениями. К счастью, она обладала природной привлекательностью и с чистым лицом выглядела даже лучше, чем с макияжем, но здесь мужчины не интересовались естественной красотой. Хотели чувствовать под рукой горячий пластик, с увеличивающим бюстгальтером и фальшивым загаром. Хотели видеть рядом гламурную модель, а не обычную девушку из соседнего дома. Бриджит преимущественно работала по предварительной записи — в отличие от предпочитавшей свободный график соседки. Вот где крутились настоящие деньги, попадались важные мужчины. Но Бриджит еще не доказала свою надежность.

Она выключила воду и запустила пальцы в чистые, легкие волосы, чтобы расправить спутанные пряди. До чего же приятно смыть с себя всю эту гадость! Завернувшись в полотенце, вышла в комнату, где обнаружила несколько собственных, недавно пропавших вещиц. Она не обижалась на Ди: понимала, что та не в состоянии себя контролировать. Тем более что все равно ни одна из украденных мелочей ничего не значила. Смысл жизни заключался в отношениях с Сэмом.

Так, в одном полотенце, Бриджит пошла вниз по лестнице к себе и увидела, что дверь приоткрыта. В комнате происходило что-то странное. Она прижалась спиной к стене и осторожно заглянула в щелку. Увидела ногу Ди: голубая лакированная туфля свалилась с пятки. Бриджит присела на корточки, вгляделась и прислушалась. Изнутри доносился шум. «Не паникуй, — строго приказала себе. — Отлично знаешь, что делать в таких случаях». И все же зрелище оказалось не из легких: желудок сразу завязался узлом.