logo Книжные новинки и не только

«Спаси меня» Катрин Корр читать онлайн - страница 4

Knizhnik.org Катрин Корр Спаси меня читать онлайн - страница 4

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

К удивлению Беллы, Рита вышла из машины, поцеловала сестру в щеки и помогла засунуть сумку в багажник.

— Надеюсь, у тебя там есть что-нибудь коротенькое? — пролепетала она, захлопнув крышку. На ее остром лице огромные круглые очки с черными стеклами смотрелись слишком громоздко, а короткая белая юбка-трапеция то и дело подлетала от ветра, ни сколько не смущая свою хозяйку. — Сегодня идем на вечеринку!

— Что? Нет, — скованно улыбнулась Белла, садясь в машину. Она пристегнула ремень безопасности, ведь пасмурная погода и черные очки у водителя — не самое безопасное сочетание. — Я думала мы проведем выходные у вас дома.

— Так и есть, но это же скукотища смертная! К тому же, на прошлой неделе тебе исполнилось восемнадцать, а мы так и не отметили это событие! — захихикала Рита, откинув прямую медовую челку, которая так и норовила попасть в глаза.

— Мама была занята, а я готовилась к экзаменам.

— Оксана всегда занята, я ее уже сто лет не видела! Ну, разве, что в телевизоре, где она постоянно что-то говорит и говорит в свой микрофон, — засмеялась девушка, резко выехав на дорогу. — Кстати, как твои экзамены?

— Отлично. Осталось еще два по профильным предметам.

— Пойдешь по стопам мамочки, да? — как будто с насмешкой спросила Рита, внимательно оглядев свое лицо в зеркале заднего вида. — Кстати, как тебе моя помада? Классика Диор.

Белла натянуто улыбнулась:

— Хорошая. Тебе очень идет красный.

— Спасибо, моя хорошая! Ты красишь волосы, да?

Белла машинально стянула резинку с высокого пучка, провела пальцами по длинным светлым волосам, упавшим на плечи, и отрицательно покачала головой.

— Странно. Такой холодный и ровный оттенок, как будто тонируешься, — с подозрением сказала Рита, и на несколько секунд задержала взгляд на пассажирке. — У тебя такая светлая кожа, да еще и волосы практически белые… Молодец, что хотя бы решилась реснички подкрасить и скулы. Иначе бы вообще прозрачная была, как привидение!

«Хотя бы»?

Белла с силой прикусила щеку, которая уже побаливала не на шутку, и напряженно уставилась в окно. Увидев на пешеходном переходе двух девушек, она искренне позавидовала им, ведь те выглядели такими беззаботными.

— Я так удивилась, когда папа позвонил мне пару часов назад и попросил заехать за тобой, — снова залепетала Рита, заезжая на мост, — тебя Оксана заставила провести у нас выходные?

— Нет, мне самой захотелось немного сменить обстановку, — врала Белла.

Неужели Рита не слышит в ее голосе явную фальшь?

— У меня вообще-то на сегодня другие планы были, ну, да ладно! Выходные будут насыщенными. Мы с подружками собираемся на вечеринку к одному парню и тебе придется идти с нами. Суббота как-никак, надо веселиться! Ненавижу эту дорогу! — обиженно протянула Рита, выезжая на трассу. — Дождаться не могу, когда же у меня будет своя квартира в городе, чтобы я не моталась туда-сюда как проклятая.

— У вас ведь есть квартира, кажется.

Рита недовольно выдохнула:

— Она для папиных гостей по бизнесу, которые изредка приезжают к нам в город. Он там такой ремонт сделал, просто с ума сойти можно, а мне не разрешает даже переночевать в ней, когда приходится поздно возвращаться домой. Если бы ты только знала, как я хочу жить отдельно! Тебе-то повезло.

— Я живу с мамой.

— Но ее практически никогда не бывает дома! — укоризненно подметила Рита. — Приезжает на две-три недели, а потом улетает за тридевять земель на несколько месяцев!

Белла опустила голову:

— Тоже верно.

— Нет, я люблю папу и Свету, но все-таки, мне уже двадцать лет будет через три месяца, а я как пятнадцатилетняя девчонка живу с родаками.

— Некоторые живут с родителями до окончания университета.

— Ага, какие-нибудь придурки, которые еще ездят на этих маршрутках и автобусах. Будь моя воля, я бы съехала от них еще в четырнадцать!

— Я пользуюсь общественным транспортом, — не выдержала Белла и устремила недовольный взгляд на выскочку из детства. — Я тоже дура по-твоему?

Рита подняла очки на голову и наигранно округлила глаза:

— Нет, конечно! Ну, ты ведь поняла о чем я! — засмеялась она, хлопнув Беллу по руке. — Короче говоря, меня раздражает каждый день мотаться в город, только лишь потому, что папочке нравится жить на отшибе. И ладно бы в каком-нибудь благоустроенном райончике с элитными домами, где хотя бы соседи есть, но нет! Мы живем практически в лесу, ты ведь помнишь!

Всю дорогу Белла старалась молчать и только делала вид, что внимательно слушала Риту, которая никак не прекращала трезвонить. Пытаясь отвлечься на разглядывание позеленевшей листвы деревьев и пасмурном почти фиолетовом небе, она представляла свою жизнь через два месяца, когда вся эта суматоха с поступлением в университет и скандалами с матерью, наконец, прекратится. Очень скоро она вручит ей справку, что является студенткой института психологии, и проблема, что вбивает клин между ними — улетучится. В конце концов, ей придется смириться с выбором Беллы.

Если бы только отец смог приехать к ней и поддержать в столь сложный и переломный период в ее жизни, она бы не чувствовала себя так одиноко и беспомощно. Выясняя отношения с матерью, она изо всех сил старалась скрыть от нее эти чувства, ведь почувствуй Оксана эту внутреннюю слабость — количество забиваемых в нее гвоздей в миг бы увеличилось. Так уж она была устроена.

Оксана не поддерживала выбор дочери, и по мнению Беллы, никогда даже не пыталась понять ее интересы и увлечения. Все, что интересовало мать — журналистика и телевидение, в котором она работала уже больше десяти лет. Оксана стремилась создать из дочери свой собственный прототип — уверенную и целеустремленную женщину, а самое главное — современную. Она не хотела, чтобы ее умница-дочка сидела дома и варила борщи, ожидая мужа-работягу с работы. Нет, в ее грезах Белла блистала на экране, уверенным и четким голосом оповещала страну о важных событиях, произошедших в мире, и так же как и она занималась съемками документальных фильмов, за работу над которыми ее удостаивали престижными наградами. Никакого мужа и детей, только карьера.

Иной раз Белла видела сожаление в глазах матери, что в свое время та увлеклась начинающим фотографом Станиславом, приехавшим в огромный город из какой-то глубинки, где в те времена еще знать не знали, что такое фотограф-натуралист. В действительности, уверенная в себе Оксана была сражена наповал мужской скромностью и обаянием молодого двадцатилетнего парня, который уже тогда делал невероятные снимки бездомных животных и небольшими шажками обретал популярность. В двадцать лет Оксана забеременела и обучение в университете пришлось затормозить, зато у молодого отца Беллы карьера шла только в гору. Это не могло не выводить из себя некогда целеустремленную девушку, мечтавшую работать на телевидении еще с пеленок. И, когда Станислав уехал в Европу вместе с группой фотографов, Оксана в буквальном смысле возненавидела его. И вовсе не из-за того, что он не смог присутствовать при родах и не имел возможности помогать ей на первых порах с ребенком, а исключительно из-за успеха, которого постепенно добивался. Ей было стыдно перед родителями и подругами, что какой-то паренек из глубинки смог построить успешную карьеру, в то время как она из обеспеченной семьи и связями не смогла даже университет закончить вовремя. И когда Белле исполнилось два года, Оксана продолжила обучение и вскоре получила долгожданный диплом. До тринадцати лет Беллу воспитывали бабушка с дедушкой, а их целеустремленная дочь, кирпич за кирпичиком, строила карьеру.

Станислав обосновался в столице и по мере возможности прилетал к Белле с целой сумкой подарков. Она любила его всем сердцем и этой любви никак не могла понять Оксана, как и того, что дочь не питала интереса к ее ремеслу. Она пришла в настоящее бешенство, когда на шестнадцатилетие Белла попросила в качестве подарка профессиональный фотоаппарат. Вместо этого, Оксана подарила дочери ноутбук, чтобы та училась писать информационные тексты. И, когда отец Беллы все же привез ей большой фотоаппарат «Сони» с выдвигающимся объективом, Оксана чуть было не лопнула от гнева.

— О чем задумалась? Небось, о парне? — проворковала Рита, вернув Беллу на землю. — Какой он у тебя?

— …Что? Нет, я просто вспомнила кое-что. — Расскажи она Рите о том, как мать чуть ли не всю посуду перебила от бешенства, когда увидела тот фотоаппарат, племянница бы посчитала свою тетю ненормальной и уж, конечно же, растрезвонила бы об этом своей семье. — Скоро приедем?

— А ты не помнишь? — усмехнулась девушка, снова взглянув на себя в зеркало заднего вида. — Сейчас уже поворот будет. А ты не увиливай от темы, хитрюга!

Белла скрестила руки на груди и с непониманием взглянула на нее.

— Кто же он?

— У меня никого нет, да и с чего ты взяла это?

— Знаешь, когда мы виделись с тобой в последний раз, ты была похожа на привидение, ну серьезно! — засмеялась она, и от этого развязного смеха Белла мысленно сделала «Фу». — Я уже тогда хотела предложить тебе попробовать косметику. Парни, знаешь ли, не заглядываются на невзрачных. А сейчас гляди, и реснички подкрасила, и скулы. Ну, так для кого стараешься?