logo Книжные новинки и не только

«Каприз или заблуждение?» Кейт Дэнтон читать онлайн - страница 2

Knizhnik.org Кейт Дэнтон Каприз или заблуждение? читать онлайн - страница 2

Застегнув пуговицу шелковых брюк и объявив себе, что готова к встрече с Хью, она торжественно поклялась оставаться твердой и непреклонной. Да, теперь ее ничто не сможет смутить.

Однако ее уверенность сильно поколебалась после того, как пришлось заплатить шестнадцать долларов таксисту.

— На эти деньги я могла бы три раза поесть, — с досадой пробормотала она.

Таксист уехал, а Лесли еще немного постояла на тротуаре, разглядывая дом, в котором они с Хью прожили три года из пяти лет их совместной супружеской жизни. Ее охватили сладостные воспоминания, к которым, однако, примешивалась изрядная доля горечи.

За исключением некоторых деталей — например, того, что перед входом во дворе красовалась табличка «Продается», а фасад блестел как новенький, видно, только недавно поработали маляры, — все выглядело по-прежнему: двухэтажный дом из красного кирпича с отдельными ярко-белыми архитектурными деталями и множеством фигурных окошек. Очаровательный домик по вполне сходной цене. Почему же его до сих пор никто не купил?

По мере того как Лесли приближалась к входной двери, эти мысли все больше отступали на задний план. Ее охватила нервная дрожь от ожидания встречи с Хью лицом к лицу; ее волнение особенно усилилось, когда тот не ответил на звонок, хотя обещал быть к этому времени дома. Больше всего на свете ей сейчас хотелось поскорее со всем покончить и бежать, бежать отсюда — чем дальше, тем лучше. Хотя, конечно, если Хью нет, ей придется сидеть на крыльце и дожидаться его возвращения.

Ключей у нее не было: вместе с прощальной запиской она демонстративно оставила их на столике в прихожей. Теперь она сожалела о своем театральном жесте, особенно после того, как на третий звонок по-прежнему не последовало никакого ответа.

Наконец входная дверь открылась, и у нее сжалось сердце. Всего в нескольких шагах от нее стоял единственный мужчина, которого она любила в своей жизни. И душа и тело рванулись ему навстречу помимо ее воли.

— Итак, возвращение блудного дитяти. — Хью смотрел на нее, однако его слова вполне могли относиться и к черному, перемазавшемуся в грязи щенку, который примчался из соседнего двора и теперь стоял рядом с Лесли у входной двери.

— Кто это? — спросила Лесли, наклонившись, чтобы погладить щенка.

— Мой верный пес Фритц. — Хью взглянул на собаку с притворной строгостью. — Я искал его по всему дому.

— С каких это пор ты полюбил собак? Помнится, ты всегда утверждал, что из-за них вечный беспорядок и множество хлопот.

Хью подхватил Фритца на руки и принялся чесать у него за ушами.

— Я действительно довольно поздно понял их истинную ценность. Приятно, когда есть хотя бы одно существо, на верность которого можно рассчитывать. — И Хью бросил в ее сторону многозначительный взгляд, пока Фритц любовно лизал ему лицо.

Он посторонился, жестом приглашая ее войти.

— По телефону ты сказала, что у тебя ко мне дело. — В его голосе больше не было язвительности, он звучал холодно и вежливо. В комнате все осталось по-прежнему, разве только не было свежесрезанных цветов, которые она всегда ставила на кофейный столик. — Я пришел домой, пошел на кухню за пивом и вдруг обнаружил, что Фритца нигде нет. Хочешь чего-нибудь выпить? Как обычно — джин с тоником?

Лесли кивнула: ей необходим глоток чего-нибудь холодного и крепкого. Встретившись с Хью лицом к лицу, она едва смогла выдавить из себя пару слов. Где уж ей импровизировать! Она уселась на стул и стала украдкой наблюдать за Хью.

Он был занят, а потому не замечал ее взгляда. Совсем не изменился! Все так же красив, но в нем появилось и что-то незнакомое: чуть выгоревшие на солнце каштановые волосы — длиннее обычного и почти касаются воротничка рубашки. Белая сорочка хотя и накрахмалена, как раньше, но узел галстука затянут не так сильно. Более того, он сбросил пиджак, и стали видны подтяжки для брюк, причем совсем не те, к которым он привык.

Для Хью, который всегда носил строгие дорогие костюмы, это было что-то из ряда вон выходящее.

Он повернулся и пошел прямо к ней, неся в одной руке джин с тоником для нее, а в другой — пиво для себя.

— Ну, и как тебе Европа? — спросил он, подпустив немного яду.

— Мог бы приехать и посмотреть, — не замедлила уколоть его в ответ Лесли.

— Это спорный вопрос. Так стоит ли его сейчас снова поднимать? — с заметным раздражением ответил Хью. У него даже костяшки пальцев, сжимавших банку с пивом, побелели от едва сдерживаемого гнева.

Злить Хью вовсе не входило в намерения Лесли. Напротив, сейчас ей нужно было заручиться его добрым расположением.

— Действительно, ни к чему пережевывать старое, — миролюбиво согласилась она. — Я понимаю, тебе это неприятно.

— Вовсе нет. — Теперь его взгляд выражал презрение. — Возможно, это тебе неприятно, Лесли?

Она замолчала, стараясь подобрать подходящие выражения.

— Было бы неплохо урегулировать все финансовые вопросы как можно быстрее, и тогда каждый из нас смог бы спокойно жить своей собственной жизнью. Так как ты не продал дом, может, ты согласился бы выкупить мою долю?

Он покачал головой.

— Мой ответ «нет».

— Но почему? Я не собираюсь требовать слишком много. Мы могли бы договориться о разумной цене, устраивающей нас обоих.

— Дело не в разумной цене, Лес. Просто у меня нет денег. Всю свободную наличность я вложил в свою новую практику.

«Но мне нужны эти деньги!» — чуть не выкрикнула Лесли. Но вместо этого раздраженно спросила:

— Как ты мог совершить подобную глупость?

— То есть ты хочешь сказать, что я поступил опрометчиво, тогда как ты благоразумно бросила работу и упорхнула из страны?

— Хорошо, хорошо, оставим это. Так мы ни до чего не договоримся. — Лесли сделала глубокий вдох, пытаясь успокоиться. — Расскажи мне о своей новой работе, — попросила она, рассчитывая на передышку, дабы прийти в себя. — Ничего удивительного, я поражена. Что произошло? Ведь ты был так предан своей прежней фирме.

— Какое-то время да, — уклончиво ответил он. — Пока не понял, что мне все труднее становится совмещать интересы фирмы и мои собственные, а потому лучше заняться самостоятельной практикой.

— И это на самом деле оказалось лучше?

— Тебя интересует, достаточно ли я зарабатываю? — Он провел пальцем по горлышку бутылки с пивом. — Раньше тебя не интересовали мои доходы.

— Но это всегда было важно для тебя, — возразила она. — Так что я надеюсь, что дела идут неплохо.

Он помахал рукой, что должно было означать «так себе».

— Я не хочу на тебя давить, но думаю, ты понимаешь, насколько важно для меня продать дом. — Она отпила глоток, довольная тем, что ей удалось овладеть собой.

Его серые глаза сощурились.

— В чем дело? Помнится, ты уехала из Далласа с весьма солидной суммой, прихватив половину всех денег, что лежали у нас на текущем и сберегательном счетах. Что, уже успела все просадить?

«Черт бы его побрал!» Она резко поставила стакан на столик, расплескав часть джина на свои розовые брюки. Единственные выходные брюки! Просто тихий ужас какой-то! Ну, все, довольно миндальничать.

Промокая пятно салфеткой, она подняла глаза на Хью. По бумагам он, может, и муж ей, но у него нет никакого права допрашивать ее. Кроме того, ей самой было неловко даже думать о своем нынешнем положении, не то что рассказывать о нем Хью.

— Что я сделала со своими деньгами, тебя не касается.

Приехав во Францию, все еще во власти праведного гнева, Лесли похвалила себя за то, что ей достало смелости сделать то, что она считала нужным. Лишь когда первый порыв улегся, она начала задаваться вопросом, не слишком ли поторопилась с отъездом. Признав, что ее решение было все-таки ошибочным, Лесли тем не менее рассчитывала на то, что ее поспешный отъезд заставит Хью одуматься.

Лесли нафантазировала себе, что он кинется вслед за ней, начнет уверять в своей вечной любви, умоляя вернуться в Даллас. Затем, после его униженных просьб и клятвенного обещания в корне измениться, после того, как они проведут свой несколько запоздалый медовый месяц в Париже, она, так и быть, соизволит вернуться домой.

Она никак не ожидала, что ответом Хью на ее поступок будет мертвое молчание и что, вдобавок ко всему, она тяжело и надолго заболеет. Как раз в тот момент, когда до нее наконец дошло, что Хью не намерен приезжать за ней, ей был поставлен диагноз «гепатит». Лесли пришлось взглянуть в глаза грустной реальности: ее брак распался, рассчитывать отныне можно только на собственные силы, а их-то у нее и не было. Ей был прописан строгий постельный режим, выздоровление затянулось на долгие месяцы, деньги тем временем таяли, а из-за изнурительной болезни у нее не было никакой возможности работать.

Лесли оказалась в чужой стране без друзей, без семьи. Она сама загнала себя в угол. По ряду причин пришлось отказаться от мысли обратиться за помощью к родным. А если бы она позвонила Хью в Даллас и начала плакаться ему, он бы воспринял ее жалобы весьма скептически, посчитав их дешевой уловкой, рассчитанной на то, чтобы возбудить в нем жалость и заставить поступить так, как хочется ей.

Ведь до этой болезни Лесли всегда гордилась своим отменным здоровьем, часто хвасталась, что у нее ни разу даже простуды не было. Но если бы он и поверил и примчался к ней на выручку, ее все равно постоянно мучила бы мысль о том, что приехал он лишь из жалости.

Так что пусть уж лучше считает ее безответственной транжирой. По крайней мере, у нее хоть гордость осталась. Лесли метнула в него полный гневного упрека взгляд.

— Мне принадлежит часть этого дома, и моя просьба совершенно законна.

Хью принес другую салфетку, поставил на нее ее стакан.

— Не надо нервничать, — сказал он. — Неужели после столь длительного… гм… перерыва… мы не сможем все обсудить как взрослые люди. Расслабься и пей джин.

Ему так и слышались ее возмущенные возгласы: «Как взрослые люди!», «Расслабься!» Та Лесли, которую Хью знал и помнил, непременно отреагировала бы на его слова именно так. Та Лесли вполне могла выплеснуть джин прямо ему в лицо, дабы у него не осталось сомнений насчет того, что она думает по поводу его поведения.

Уж он-то как никто знал ее повадки. Какие только напитки не приходилось ему стирать со своего лица за годы супружеской жизни… Так хотелось бы выяснить, отчего сегодня вечером Лесли старательно подавляет в себе вспышки раздражения. Больно думать, что она не дает выход своему гневу только из-за того, что ей позарез нужны деньги.

Хью снова вальяжно развалился в кресле, притворившись совершенно спокойным и безразличным. Ведь на самом деле ее уход стал для него сильнейшим ударом. И первые минуты их встречи после разлуки — потрясение. Но ни в коем случае нельзя допустить, чтобы Лесли обо всем догадалась. Нет, он сумеет проявить не меньшую, если не большую выдержку, чем она. Хью взглянул на Лесли. Она уже начала покусывать нижнюю губу — знакомый признак сильного волнения. Хью испытал приятное чувство удовлетворения. Возможно, денежные проблемы и послужили основной причиной их сегодняшней встречи, но ему стало совершенно ясно, что Лесли по-прежнему к нему неравнодушна, как бы она ни притворялась.

— Значит, ты желаешь получить деньги за свою часть дома?

— Да, — подтвердила она. — Уверена, что все можно уладить полюбовно. Два взрослых человека всегда в состоянии договориться между собой.

— Два? По-моему, правильнее сказать, полтора взрослых человека. — Хью едва удержался от смеха, заметив пламя гнева, заполыхавшее в глазах Лесли. Весь вечер она старательно подавляла свой взрывной темперамент, и теперь ее силы явно на исходе. Скрежет зубовный — дело нешуточное. Чего доброго, сотрет себе всю зубную эмаль.

Лесли наклонилась к Фритцу и погладила его по голове. Пес без зазрения совести разлегся у ее ног, положив лапы ей на сандалии.

«Будь осторожен, дружок, — мысленно предостерег Хью своего питомца, — не спеши влюбляться. Она и тебя бросит, не обольщайся».

— Ты и сам прекрасно понимаешь, что меня бы здесь не было, если бы я не нуждалась в твоей помощи, — сказала Лесли, снова взглянув ему, прямо в глаза. — Я хочу продать дом, получить то, что мне причитается, и уехать.

— Так, значит, деньги от продажи дома пойдут на удовлетворение твоей страсти к перемене мест? — поддел он ее.

— Тебя это не касается, — холодно ответила Лесли.

Может, она решила, будто он будет праздновать победу, когда узнает о том, что у нее почти закончились деньги? Что ж, он и вправду не собирается облегчать ей признание, но это совсем не означает, что ему хочется оставить ее без средств к существованию.

Несмотря на все, что произошло, он не хотел причинять ей боль. Жаль, что с ее стороны подобного желания не наблюдается. Она не чувствует никакого раскаяния оттого, что заставила его перенести столько мучений.

Подавшись вперед, он задумчиво потер себе подбородок.

— Как я уже сказал, если бы у меня были деньги, я бы дал их тебе. Но у меня совершенно нет наличных. — Открытие собственной юридической консультации потребовало большего, нежели он предполагал, начального капитала. Правда, благодаря нескольким выгодным делам ему удалось кое-что отложить. Но он не собирался отдавать ей свой неприкосновенный запас, чтобы облегчить очередное бегство из дома. — Мне очень жаль. Хотел бы помочь, но не могу.

— Нет, можешь, — прошипела она, ясно давая понять, что не верит ни единому слову.

— Что ж, вообще-то у меня есть одно решение. — Хью с небрежным видом откинулся на спинку стула, сложив ладони домиком. Он выдержал долгую паузу, чтобы у Лесли было время перебрать в уме массу возможных вариантов, заранее представляя себе, как она взовьется, услышав его предложение. На какую-то долю секунды Хью даже почувствовал себя победителем.

Как он и предполагал, Лесли сразу схватила наживку.

— И можно узнать, что это за решение?

— Ты можешь переехать ко мне.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Неужели Хью это сказал всерьез? Как она ни старалась, но так и не смогла ничего понять по выражению его лица. Серые глаза мужа смотрели совершенно бесстрастно, и даже тень улыбки не скользнула по губам. Перед ней прежний Хью с непроницаемым лицом сфинкса, и, как всегда, непонятно, о чем он думает. Лесли называла его «маской адвоката» и всякий раз приходила в бешенство, когда он надевал ее на себя. Хью поставил бы в тупик самого знаменитого карточного шулера, если бы тот вздумал сыграть с ним партию в покер. Вот и сейчас она не знает, что и думать. Если это шутка, то, пожалуй, можно преподать ему хороший! урок. Просто взять и уйти, хлопнув дверью. Но она удержалась от соблазна поставить его на место, ответив лишь:

— Спасибо, но нет. — Хотя у нее теплилась надежда на то, что ее любовь к Хью умерла, встреча с ним с новой силой всколыхнула в ней массу нежных воспоминаний. Совместная жизнь с ним сейчас стала бы настоящей пыткой. Даже старые сердечные раны еще не успели зарубцеваться. К чему же ей новые? — Если ты помнишь, мы прожили вместе пять лет, однако ни чего путного из этого не вышло.

— Я предлагаю тебе не примирение, а крышу над головой. Если, конечно, ты не заключила с мотелем договор о долгосрочной аренде своего номера. Признаться, твой выбор жилья показался мне весьма причудливым.

Хью сделал особое ударение на слове «причудливый», при этом на какое-то мгновение на его лице появилась злорадная усмешка. Да, похоже, теперь ко всем его недостаткам прибавилось еще и злорадство.

— Спасибо за предложение, но я вынуждена отказаться. — Лесли выразительно посмотрела на часы. — Уже поздно, — сказала она, явно давая понять, что вопрос закрыт. — Если позволишь, я воспользуюсь твоим телефоном. Хочу вызвать такси. Завтра можешь позвонить мне насчет дома.

— И что же я тебе скажу? Покупателей нет и не предвидится, поэтому единственное, что могу предложить, — переезжай ко мне и живи здесь, пока нам не удастся его продать. — На его лице снова появилась самодовольная ухмылка. И на этот раз он не пытался ее скрыть.

— Возможно, к завтрашнему дню ты придумаешь что-нибудь получше. Уж я-то точно постараюсь найти другое решение. — Она встала и направилась к телефону.

— Незачем вызывать такси, — сказал он. — Дай мне десять минут привести себя в порядок, и я отвезу тебя в гостиницу.

— Ради меня можешь не прихорашиваться.

— Это не ради тебя. У меня сегодня вечером встреча.

— Господи, как же я могла забыть?! Деловые встречи. Долг зовет. Что за клиент на этот раз? Тот миллионер из плейбоев, который без консультации с тобой не решается даже зубы почистить? Или та одинокая вдовушка, которая уже десять лет разбирается и все никак не может разобраться с наследством, доставшимся ей от мужа?

— Я обещал отвезти тебя и отвезу, но, пожалуйста, постарайся держаться в рамках приличий. У меня нет ни малейшего желания выслушивать твои замечания по поводу моей юридической практики. Кроме того, кто сказал, что это деловая встреча? Может, у меня свидание.

«С кем это у тебя свидание?» — хотела бы спросить Лесли, но знала, что не сможет задать ему этот вопрос. Да и верилось в это с большим трудом. Хью типичный трудоголик. У него даже на нее, свою жену, никогда не находилось времени. Что уж говорить о других женщинах? А теперь, когда у него своя фирма, он, наверное, вообще не дает себе отдыха. То, что Хью упомянул о свидании, — это лишь способ досадить ей. Похоже, сегодня вечером он вовсю наслаждается возможностью задеть ее побольнее.

— Ну, в таком случае я не сомневаюсь, что она ждет тебя с превеликим нетерпением, — заметила Лесли. — Так и быть, иди прихорашивайся, а я пока посмотрю журнал. — Она схватила первый попавшийся журнал из стопки, лежавшей на кофейном столике, и начала листать его.

Хью пошел наверх, и Фритц потрусил за ним. Оставшись одна, Лесли тут же бессильно обмякла в кресле. Встреча с мужем просто доконала ее. Она этого никак не ожидала. Лесли отбросила в сторону недочитанный журнал.

Шум воды в душе пробудил в ней воспоминания о тех днях, когда она, лежа в постели, ждала, пока он примет душ и придет к ней в спальню… «Стоп! Не давай волю своему воображению, — тотчас одернула она себя. — Былого не вернешь».

Лесли снова взяла журнал и попыталась сосредоточиться. Фритц прыгнул ей на колени, что послужило приятным отвлечением от грустных мыслей.

— Привет, дружок. Пришел навестить меня?

Щенок вильнул в ответ хвостиком, затем умчался на кухню, остановившись перед закрытой дверью. Решив, что ему хочется пить, Лесли пошла вслед за ним. Толкнув вращающуюся дверь, она буквально застыла на месте.

Прежний Хью, которого она знала, и секунды бы не потерпел подобного беспорядка. В одну кучу были свалены горы грязных тарелок, пустые коробки из-под полуфабрикатов, использованные пакетики с заваркой; банка с растворимым кофе сиротливо стояла без крышки; сюда же затесались бананы с уже почерневшей кожурой. В углу были набросаны старые газеты; под столом валялись кроссовки, едва выглядывавшие из-под груды разорванных конвертов и рекламных проспектов.

— Ты здесь? — Поняв, что она уже успела заметить царивший на кухне беспорядок, он виновато объявил: — Я не ждал гостей.

— Разве ты не приводишь своих любовниц домой?