logo Книжные новинки и не только

«Миражи в Андах» Кейт Дэнтон читать онлайн - страница 1

Knizhnik.org Кейт Дэнтон Миражи в Андах читать онлайн - страница 1

Кейт Дэнтон

Миражи в Андах

ПРОЛОГ

Аликс бросила очки на стол и принялась массировать переносицу. Потом расчесала свои спутанные светлые волосы, чтобы придать им мало-мальски приличный вид. И как она позволила убедить себя подписать этот договор?!

Ветка дерева, росшего за окном, скребла по стеклу. Этот звук привлек внимание Аликс, и она посмотрела на улицу. Оклахома-Сити был погружен в унылый сумрак зимнего дня, злой северный ветер безжалостно трепал несчастные кусты и деревья, обрывая с них последнюю сухую листву. И чувства Аликс вполне соответствовали погоде.

Все началось с того, что ее угораздило разговориться с издателем журнала «Ньюсмейкерз». Он явился в университет прочесть курс лекций студентам факультета журналистики и, воспользовавшись случаем, заскочил на испанское отделение, чтобы повидать своего старого друга. Этим старым другом оказался консультант Аликс по ее диссертации. В тот момент, когда они беседовали, в кабинет ворвалась Аликс и была немедленно представлена журналисту. Доктор Хан-сон, конечно же, объявил, что она пишет диссертацию о латиноамериканской писательнице Камиле Завала. И не успела Аликс глазом моргнуть, как двое мужчин договорились, что она должна написать для «Ньюсмейкерз» статью о Камиле.

Для университета подобная статья была бы весьма выгодна. Камила Завала, «ангел Андских гор», как ее называли журналисты, не раз выдвигалась кандидатом на Нобелевскую премию, и ей уже было посвящено немало солидных статей. Аликс, возможно, знала о Камиле больше, чем кто-либо другой в США — кроме издателя ее книг, конечно. Но она все же научный работник, а не репортер, а Билл Бригтс, издатель «Ньюсмейкерз», меньше всего ждал от нее сухую научную статью о Камиле. И когда только она научится твердо говорить «нет»!..

Аликс посмотрела на серую обложку последней книги Камилы — «Смерть Амазонки». Чувство изумления не покидало ее с того момента, как она прочла первую страницу. Если прежде она могла часами наслаждаться текстом, то теперь вынуждена была прервать чтение в полном недоумении: с Камилой что-то случилось. Последняя ее книга была словно бы написана совсем другим писателем.

Именно это и заинтриговало Билла Бриггса. Книга расходилась огромными тиражами, и вопросы возникали далеко не у одной Аликс.

—  Камила всегда умела загадывать загадки, — сказал тогда Билл. — Но эта книга, похоже, надолго будет значиться первой в списке бестселлеров. В чем же причина? И почему писательница так упорно отказывается давать интервью? Нам необходимо первыми, опередив остальные журналы ответить на все эти вопросы.

Первыми? Ответить? Но сможет ли она дать ответы, если еще не нашла их и для себя?

—  Ну, как идут дела? — с этими словами в кабинет вошел Скотт Харпер. Аликс вздрогнула от неожиданности. Оставив чемодан за дверями, он приблизился к столу дочери и посмотрел на экран компьютера. — Вижу, не очень. Кажется, на этом ты остановилась еще вчера — на названии?

—  Эта статья поставила меня в тупик, — проворчала Аликс. — Из-за нее я не могу сосредоточиться на диссертации. — Она выпрямила затекшие ноги и встала, чтобы немного размяться. Протянув руку к кофейнику, стоящему на столе, она налила себе кофе — уже в четвертый раз за это утро. — Что-то здесь определенно не так. По твоему совету я еще раз перечитала книгу, надеясь наконец найти ответ в самом тексте. Но безуспешно. — Она поднесла чашку к губам и, поморщившись, поставила обратно. Кофе был чуть теплым.

Скотт ободряюще сжал плечо Аликс.

—  Но ведь ты говорила, что каждая новая книга Камилы не похожа на предыдущую. Быть может, она просто становится более зрелой писательницей?

—  Верно. И все же эта книга заметно отличается от всех прочих. Здесь даже лексика иная. — Аликс взяла книжку со стола. — Текст кажется каким-то чужим.

—  А ты уверена, что дело в романе, а не в самой тебе? Может быть, тебя смущает то, что Камила прервала с тобой переписку? — Полное румяное лицо Скотта осветилось сочувственной и вместе с тем вопросительной улыбкой. — Кстати, о письмах. Почему бы тебе не использовать какие-нибудь выдержки из них для этой статьи? — И, не дожидаясь ответа, он направился к двери. — Пойду укладывать вещи, малышка. Уезжаю в Сент-Луис.

Аликс, задумавшись над предложением отца, снова машинально потянулась за чашкой.

Можно, конечно, использовать в статье письма Камилы, но Аликс не была уверена, что хочет этого. До сих пор эти письма были ее тайной, она ни словом не обмолвилась о них даже доктору Хансону. О переписке знала только ее семья. Аликс не хотелось афишировать, что они с Камилой Завала состоят в переписке, и тем более использовать личные письма в целях карьеры.

Она пошарила в столе и вытащила небольшую пачку писем. Последнее из них, как свидетельствовал почтовый штамп, было отправлено два года назад. С тех пор Аликс ничего не получала от Камилы, что казалось весьма странным. А когда ей сообщили, что писем больше не будет, у Аликс возникло чувство, будто она потеряла близкого друга.

Хотя, откровенно говоря, эта переписка была не совсем личной — просто обмен письмами между знаменитой писательницей и ее поклонницей; Камила рассказывала ей о каких-то случаях, иногда делилась собственными идеями. Аликс вынула из конверта последнее письмо и всмотрелась в элегантный почерк Камилы. Это послание было похоже на все предыдущие — полное живописных подробностей о жизни другой страны, историй, которые впоследствии могли лечь в основу очередного романа.

Аликс всегда отвечала очень быстро, понимая, что, пока письмо доберется сначала до издателя в Нью-Йорке, а потом оттуда до самой Камилы, живущей в Эквадоре, пройдет несколько недель. Камила была очень добросовестным корреспондентом и не затягивала с ответом дольше месяца. Но потом она вдруг перестала отвечать.

Прошло около года, прежде чем Аликс решилась написать своему кумиру еще раз. И только после третьей попытки она наконец получила ответ от издателя, сообщавшего, что Камила просит больше ее не беспокоить. По странному совпадению это письмо пришло в тот самый день, когда «Смерть Амазонки» открыла список бестселлеров.

Сперва Аликс опасалась, не обидела ли она чем-то Камилу. Но когда появилась «Смерть Амазонки» — интереснейший, может быть, лучший роман Камилы, так разительно отличавшийся от всех предыдущих ее произведений, — Аликс заподозрила, что с Камилой случилось что-то неладное. Но что? И даже если бы она узнала, в чем дело, чем бы она смогла помочь?

Аликс щелкнула ногтем по пачке писем. Ей казалось раньше, что они с Камилой хорошо знают друг друга; теперь же она поняла, что это мнение было наивным и безосновательным; нет, она совсем не знает Камилу Завала. А может, пришло время познакомиться с ней поближе?


Аликс повернулась к отцу, снова возникшему в дверях ее кабинета.

—  Знаешь, что бы мне действительно хотелось, — сказала она, — это поехать в Эквадор и попытаться увидеть Камилу. Я хочу получить ответы для себя, а не только для статьи в «Ньюс-мейкерз».

—  Так действуй, — отозвался Скотт.

Аликс вздохнула.

—  Ты не считаешь, что это глупо? Нереально?

—  Даже если и так, что в этом страшного? Поезжай. Я не сомневаюсь: «Ньюсмейкерз» оплатит тебе поездку.

—  Но я же понятия не имею, где ее искать. Она упоминала, что ее дом в Кито, но у меня нет никакого адреса. А в Кито живет больше миллиона человек, так что пытаться найти там Камилу — то же, что искать иголку в стоге сена.

—  Ты что, пытаешься доказать себе, что поездка бессмысленна? Но здесь работа у тебя не движется, — Скотт кивнул в сторону пустого экрана компьютера, — так что перемена обстановки пойдет тебе только на пользу. И, может быть, ты встретишься с Камилой.

—  Папочка, как всегда, неисправимый оптимист.

—  Нет, я просто уверен в своей дочери. Ты прекрасно знаешь испанский. Ты обладаешь прирожденным талантом детектива. Плюс к тому ты — самый упрямый и непреклонный человек, которого я знаю.

—  Вся в тебя.

Скотт пожал плечами.

—  Не забывай, что у меня есть кое-какие связи в Эквадоре. — Действительно, разъезжая по делам своей фирмы, отец несколько раз бывал и там. — Позвони Серрано — номер найдешь в моих записях. Может быть, они смогут тебе чем-нибудь помочь. — Он присел на край стола. — Не знаю, известно ли тебе, что именно Хуан Карлос Серрано виноват в твоем увлечении Камилой. Когда я был в Эквадоре в первый раз, я сказал ему, что ты просила привезти несколько романов эквадорских авторов. И он предложил книги Камилы. — Скотт бросил взгляд на часы, поцеловал Аликс в щеку. — Побегу, пожалуй. Мой самолет улетает меньше чем через час.

Остаток утра Аликс провела в попытках продолжить работу, но мысль о возможности поездки в Эквадор не оставляла ее ни на минуту. Эта страна всегда притягивала ее, особенно после рассказов Скотта о своих поездках туда и после книг и писем Камилы. А почему бы, собственно, не поехать? Заграничный паспорт у нее в порядке, да и собственных сбережений вполне хватит на оплату поездки, так что от «Ньюсмейкерз» она не зависит. Несколько телефонных звонков, пара необходимых прививок, и можно ехать. Для работы над статьей у нее есть целый месяц.

—  Серрано, — произнесла Аликс вслух. Посидев еще немного и все окончательно обдумав, она спустилась вниз и разыскала альбомы с семейными фотографиями. Последний раз Скотт Харпер ездил в Эквадор всего год назад, и привез оттуда огромную пачку снимков.

Аликс открыла альбом и принялась перелистывать страницы, пока не нашла то, что ей было нужно. Обычно Скотт пользовался фотоаппаратом только для работы, но, зная дочкину любовь к Камиле, взял его с собой в Эквадор. В основном на снимках — далеко не лучшего качества, Скотта не назовешь блестящим фотографом — были пейзажи, но на одной фотографии был запечатлен Скотт с двумя своими важными клиентами.

Вынув снимок из альбома, Аликс прочла надпись на обороте: «Висенте и Хуан Карлос Серрано». Так она и думала. Теперь она приняла твердое решение. Она поедет в Южную Америку и разыщет Камилу Завала. А если это ей не удастся? Что ж, ничего страшного, она вернется с богатым материалом и для статьи, и для своей диссертации. Аликс положила снимок на место и направилась наверх, чтобы разыскать в записях отца телефон Серрано.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

—  Buenas tardes, Senorita [Добрый день, сеньорита (исп.).] — Служащий аэропорта быстро просмотрел ее паспорт, поставил печать и вернул документ Аликс. — Добро пожаловать в Эквадор.

—  Gracias, [Спасибо (исп.).] — ответила Аликс, засовывая паспорт в сумочку и направляясь к багажному конвейеру, чтобы забрать вещи. Увидев свои чемодан и сумку, она перетащила их через барьер и направилась к таможенному терминалу. Спустя полчаса она уже стояла на улице, раздумывая, где можно взять такси до Кито.

—  Сеньорита Харпер?

—  Да? — испуганно пискнула Аликс, не ожидавшая увидеть кого-то знакомого.

Перед ней стоял высокий мужчина.

—  Висенте Серрано, к вашим услугам, — представился он. По-английски мужчина говорил безупречно, лишь с легким испанским акцентом.

Висенте Серрано! Что он здесь делает? Аликс смутилась. Она не ожидала, что он — да и кто-либо другой — будет встречать ее в аэропорту. Неужели ее звонок Серрано был воспринят как просьба ее встретить?

Аликс позвонила им несколько дней назад и объяснила Хуану Карлосу Серрано, отцу Висенте, что собирается написать статью для журнала и для этого ей необходимо посетить их страну. Она не стала распространяться ни о теме статьи, ни о Камиле, сочтя это неудобным. Хотя Серрано — деловые партнеры ее отца, сама Аликс не была с ними знакома. Поэтому она только спросила Хуана Карлоса насчет отеля и поездок по стране — разговор получился коротким. Ни о какой помощи речи не заходило. Или ей так только показалось.

—  Очень приятно, — сказала Аликс, протягивая Висенте руку и стараясь подавить внезапное смущение.

Как большинство эквадорцев, Висенте был смуглым, с эбеново-черными волосами и темно-карими, почти черными глазами. Кожу его покрывал загар, которому могли бы позавидовать и бледные американцы, выкладывающие массу денег в дорогих салонах с соляриями. Почему-то он показался Аликс выше, чем был на самом деле.

Ей следовало бы ожидать появления в аэропорту кого-либо из Серрано, тем более что эквадорцы вообще имеют репутацию людей гостеприимных, а хорошие манеры к тому же предусматривали вежливость. И все же эта встреча порядком ее смутила.

На фотографии в альбоме Висенте был весьма хорош собой. И все же разница между снимком и мужчиной, улыбавшимся ей сейчас, была неизмерима. Фотография оказалась бессильна отобразить напористую и столь очевидную мужественность этого человека.

—  Зря вы беспокоились, — сказала Аликс. — Я могла бы взять такси.

—  Да, но не мог же я позволить вам проделать путь до Кито в одиночестве. — Висенте улыбнулся, и на смуглых его щеках показались ямочки. — Я намерен быть вам хоть в чем-то полезным. — Не дожидаясь носильщика, он забрал у Аликс и чемодан, и сумку. — Моя машина стоит вон там, — сказал он, переходя дорогу.

Аликс поспешно пошла за ним к ближайшей автостоянке. Он остановился у кремовой «ауди», открыл дверь и помог Аликс сесть, потом уложил ее багаж и ноутбук, который она прихватила с собой для работы. И через несколько минут машина уже мчалась по шоссе в направлении Кито.

По дороге Аликс крутила головой в разные стороны, рассматривая город и не переставая изумляться его контрастам: на улицах сплошь и рядом соседствовали современные высокие здания из стекла и бетона и старинные церкви колониальной эпохи из кирпича.

Аликс вспомнились испанские города, которые она видела, путешествуя с родными, и ее изумило, что здесь, в Эквадоре, существовало то же эклектическое сочетание старины и современности.

А чего ты ожидала? — ехидно спросила она себя. Хижины и пасущихся рядом овец?

—  Вы, наверное, устали от поездки, — искоса поглядывая на нее, заметил Висенте.

—  Немного, — ответила Аликс. — Хорошо, что здесь разница во времени всего в один час. Можно не менять свой распорядок.

—  И все же дорога не близкая. Мне это хорошо известно по опыту.

—  А когда вы в последний раз были в Штатах?

—  Пару месяцев назад. Я в основном езжу в Майами и Нью-Йорк. Кстати, тогда в аэропорту Майами я встретил вашего отца.

Аликс улыбнулась.

—  Неудивительно, что вы встретили его в аэропорту. По-моему, он больше времени проводит в самолетах, чем дома. Мы пытались заставить его немного сбавить темп, но… — она с легким раздражением передернула плечами.

—  Очень хорошо вас понимаю. Мой отец немного сбросил обороты только совсем недавно. После смерти моей матери. Теперь он наполовину отошел от дел и много времени проводит на асьенде за городом. Кстати говоря, отец просил меня обязательно привезти вас к нему в гости. Сказал, что ему очень приятно было поговорить с «очаровательной сеньоритой Харпер» по телефону, и теперь он очень хочет встретиться с вами лично.

—  Это было бы очень мило, — кивнула Аликс, отчаянно пытаясь придумать подходящий повод для отказа. Она приехала в Эквадор, чтобы работать, а не ездить по гостям. К тому же ей — не хотелось слишком утруждать своей персоной семью Серрано. Когда Висенте отвезет ее в отель, надо будет сделать запись у себя в кален даре, чтобы не забыть отправить ему небольшой подарок в знак признательности, а все последующие приглашения вежливо отклонять.

Аликс заметила, что они уже миновали деловой район Кито и ехали мимо частных домов. Ее недоумение усилилось, когда Висенте свернул с главной улицы и, подъехав к металлическим воротам, открыл их и заехал во двор особняка. Аликс огляделась.

—  Где мы?

—  В Каса Серрано. Это мой дом. Я подумал, что здесь вам будет удобнее, чем в отеле.

Аликс с трудом подавила раздражение. Ей было известно, что мужчины в Латинской Америке отличаются чрезмерной властностью. И то, как Висенте, не задумываясь, переменил ее планы, только доказывало, что это сущая правда.

—  Думаю, мне лучше остановиться в отеле, — сказала она. — Если вам сложно отвезти меня туда, может быть, вы позволите мне воспользоваться вашим телефоном, чтобы вызвать такси?

Висенте пристально смотрел на нее.

—  Прошу простить меня за то, что я вмешался в ваши планы и тем самым вызвал ваше неудовольствие, — немного высокопарно сказал он. — Но мой отец, а также и я сам — мы будем чувствовать себя неловко как хозяева, если вы откажетесь принять наше приглашение. Номера в отелях, да еще в чужой стране, всегда такие неуютные. А насчет приличий не беспокойтесь — мы, естественно, будем тут не одни. Отец сейчас на асьенде, но здесь постоянно живут экономка и повар, а также двое садовников. Аликс не ответила, и он продолжал:

—  Я не сомневаюсь, что вы и ваша семья сделали бы то же самое, случись мне, например, приехать в Оклахому. — Висенте улыбнулся такой улыбкой, которая, подумала Аликс, позволяла ему без слов решать немало вопросов — особенно с женщинами.

Несмотря на некоторый произвол со стороны Висенте, Аликс не хотелось показаться неблагодарной. Судя по всему, он действовал из лучших побуждений; к тому же нельзя было забывать, что в этой стране совсем иные обычаи. Отказаться от гостеприимства столь влиятельной семьи, как — Серрано, было бы крайне неразумно. Да и пора начинать мыслить как репортер. В конце концов, ей необходимо написать статью, и любая помощь оказалась бы для нее сейчас нелишней. А Висенте Серрано мог бы очень помочь ей в поисках Камилы.

—  Мне не хотелось причинять вам неудобства, — мягко ответила Аликс.

—  Разве красивая женщина может причинить неудобства? — Его голос был низким и хрипловатым, почти нежным, но через секунду Висенте снова вернулся к официальному тону. — Итак, оставим споры. — Он вышел из машины и сделал знак одному из садовников, который возился на клумбе с роскошной розовой и белой геранью. Тот оставил инструменты и тщательно вымыл руки под краном возле дома, прежде чем подойти и взять багаж Аликс.

Идя за двумя мужчинами, гостья беспрерывно вертела головой, рассматривая все вокруг. Дом Серрано стоял на возвышенности, и со двора видна была вся улица, напомнившая Аликс Сан-Франциско. Хотя сам дом скорее был похож на особняк, который ей довелось видеть в Калифорнии, — большой, красивый, с белеными стенами и ярко-красной черепичной крышей.

Экономка в строгом черном платье встретила их в холле. Это была невысокая худенькая женщина лет сорока с небольшим, ее черные волосы были затянуты в аккуратный тугой пучок на затылке.

—  Сеньор Серрано. Bienvenida, Senorita. [Добро пожаловать, сеньорита (исп.).] — Она слегка присела, улыбаясь Аликс.

Висенте сказал по-испански:

—  Луиса, покажите, пожалуйста, мисс Харпер ее комнату. — Потом повернулся к Аликс. — Для вас приготовлена спальня, там же есть ванная комната и кабинет, где вы сможете спокойно работать. Может быть, вы немного отдохнете после дороги, а потом мы поедем куда-нибудь ужинать?

—  Благодарю, но вам совершенно не обязательно возить меня по городу. Думаю, у вас есть гораздо более важные дела, чем забота о моей персоне.

—  Что же может быть важнее? К тому же я все заказал.

Аликс только беспомощно улыбнулась.

—  В таком случае идея ужина выглядит очень заманчиво. — Несмотря на внешнюю покорность, Аликс все больше раздражала его бесцеремонность. Она приехала сюда работать, а вовсе не развлекаться и не собиралась терпеть, чтобы кто-то менял ее планы. Но, быть может, она преувеличивает. Ведь она только что приехала сюда, и еще рано жаловаться на слишком внимательный прием. — Мне нужно около часа, чтобы распаковать вещи и принять душ. И еще я хотела бы позвонить домой, чтобы сообщить о некоторых изменениях в моих планах.