Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

То, как жадно она смотрела на первый танец Ноа и Оливии… В ее глазах заблестели слезы, и она отвернулась.

На ее лице были написаны восторг и слепая вера. Это невозможно было отрицать. Она действительно верила в счастливые браки, была рабой представления о вечной любви. Я пресыщенный адвокат по разводам, который может предоставить вам всю статистику о браках и разводах за последние тридцать лет. И я лично могу рассказать вам о той боли, которая длится годы после разрыва.

Но каким бы искушенным я ни был, момент был красивым. Поэтому я оставил ее в одиночестве наслаждаться этим зрелищем.

Я был немного знаком с ее историей. Она только недавно пришла в себя после некрасивого расставания, и так как я отказался и дальше разрушать ее веру в мужчин, в моих глазах это был финал. Женщина была красивой, но ей не суждено было стать моей.

Кэмрин никогда бы не согласилась провести одну ночь с парнем, который совершенно не заинтересован в отношениях. Она из тех девушек, которые захотят все. А так как я не тот парень, который даст ей это, я не доставил себе удовольствия в тот вечер отвезти ее к себе домой. Я счел недоступной маленькую, очаровательную Кэмрин с соблазнительными формами.

Вот только теперь она сидела передо мной, моргала и выглядела обиженной.

Глава третья. Кэмрин

— Что она здесь делает? — Это были первые слова, слетевшие с пухлых губ Стерлинга, когда он сел напротив меня в кожаное кресло на колесиках.

И я поморщилась, услышав эти слова. Я ничего не смогла с собой поделать.

Мы со Стерлингом всегда хорошо ладили, хотя он и был напыщенным плейбоем, слишком сексуальным ему же во вред. Было время, когда я надеялась, что он пригласит меня на свидание, когда я думала, что он, возможно, ищет большего. Мы танцевали и неплохо общались на свадьбе наших друзей, но это было несколько месяцев назад.

— Она будет спасать твою задницу, — сказал один из его советников.

— Доброе утро, солнышко.

Я широко улыбнулась ему, борясь с сильным желанием отвести взгляд от этих сексуальных темно-голубых глаз. Я выдержала его взгляд, не желая давать ему понять, до какой степени его присутствие меня взволновало. Я скрестила ноги и поправила кожаную папку, лежавшую передо мной на столе из красного дерева.

Накануне мой босс и моя подруга Оливия Кейн, исполнительный директор в компании «Тейт энд Кейн Энтерпрайзес» вызвала меня к ней в кабинет. С ней связался богатый менеджер из Лондона и предложил заняться рекламой. Я понятия не имела, о чем шла речь, знала только, что это связано с нашим другом Стерлингом. У меня было ощущение, что красивый британец станет занозой в моей заднице. Он был известен как истинный плейбой, заниматься которым у меня не было ни времени, ни желания. Но он был таким сексуальным. И в его присутствии умные девушки начинали вести себя глупо, поэтому мне следовало быть настороже и, самое главное, — не раздвигать ноги.

— Итак, что это за большой проект, над которым мне предстоит работать? — Пожалуй, во мне было многовато любопытства к тому, чем я могла помочь Чарльзу и Стерлингу.

Богатый менеджер Чарльз оказался дядей Стерлинга. Он накануне прилетел из Лондона. И на его лице было одно явное выражение — абсолютная паника. Стерлинг потянулся, зевнул, прикрыв рот рукой.

— Как тебе, должно быть, известно, Стерлинг Куинн унаследовал состояние Куиннов. Его прадедушка Дункан Куинн за свою жизнь сколотил значительное состояние.

Я посмотрела на Стерлинга. Наследник состояния?

Сдержав глубокий вздох, я постаралась взять себя в руки. Я знала только, что Стерлинг великий развратник, сексапильный британец и самоуверенный адвокат, не верящий в любовь.

— Я понятия не имела, — едва дыша, ответила я.

Стерлинг подмигнул мне:

— Я тоже, до утра воскресенья.

— Его прадедушка недавно скончался. Согласно его завещанию, он все оставляет Стерлингу при условии выполнения нескольких строгих условий. Даже, можно сказать, условие только одно…

Подняв глаза, я увидела, что Стерлинг смотрит на меня. Интересно, помнил ли он тот вечер так же хорошо, как помнила его я? Постаравшись не думать об этом, я откашлялась и кивнула Чарльзу, чтобы он продолжал.

— Чтобы получить наследство, Стерлинг должен жениться. И на все у нас шесть месяцев.

Я вгляделась в выражение лица Стерлинга, пытаясь понять, как он к этому относится. Он иронично усмехался, всем своим видом желая сказать: «Во что это нас впутали, а?»

Я скрестила ноги под столом. Стерлинг — адвокат, следовательно, зарабатывает хорошие деньги. Возможно, наследство ему не нужно.

— О какой сумме мы говорим?

Чарльз поджал губы:

— Пятьдесят миллионов долларов.

Ок, это вычеркиваем. Кто откажется от таких денег? Черт возьми, это даже давлением не назовешь.

Мое сердце пустилось в галоп.

— И вы хотите, чтобы я…

Я не договорила. Серьезно, какова моя роль в этом сумасшедшем сценарии? Я старалась ничем себя не выдать, но во мне назревала паническая атака. Если они думали, что я выйду за него замуж, они ошиблись, черт подери.

— Я полагаю, ты видела цирк, который устроили средства массовой информации и толпы женщин у здания? — спросил Чарльз. — Всем хочется урвать кусок от холостяка, внезапно ставшего миллионером.

Я кивнула и снова бросила взгляд на Стерлинга. Интересно, что он думает обо всем этом, обо всем этом внимании. Чувствует ли он себя куском мяса? Я бы почувствовала. Все эти женщины всего лишь охотницы за золотом. Но Стерлинг развратник, возможно, ему это нравится. Может быть, он собирает стринги в качестве трофеев.

— Твоя роль будет заключаться в том, чтобы управлять всем процессом с начала и до конца. Ты предложишь нам план и приведешь его в исполнение, чтобы Стерлинг женился до истечения шести месяцев.

Ха. Это объяснило, почему меня пригласили.

Нахальная усмешка Стерлинга превратилась в искреннюю улыбку.

— Я должен через час быть в суде. Кэмрин этим займется.

Кэмрин этим займется? Пижон. Какого черта? Он что, не понимает, это его будущее, его жена?

Я занималась связями с общественностью в одной из лучших маркетинговых и рекламных фирм в Нью-Йорке. Я не сваха для миллионера.

Я была готова убить Оливию.

Глава четвертая. Стерлинг

— И что ты собираешься делать? — спросил Ноа с самодовольной усмешкой.

Этот придурок явно переживал момент дежавю. Всего несколько месяцев назад он рассказал мне о браке по договоренности, на который его вынуждало завещание отца. И тогда я высмеял его и сказал, что из этого ничего хорошего не получится. Серьезно, каковы были шансы на то, что два друга окажутся в ситуации «женись или проиграешь»? Сейчас ведь двадцать первый век или как?

— Я не собираюсь упускать миллионы. Я намерен сделать то, что сделал бы любой нормальный мужчина. Я женюсь, черт подери, — сказал я Ноа.

Тот негромко хмыкнул. Мы сидели в бистро недалеко от суда, где я только что закончил процесс по расторжению брака двух противных клиентов, участвовавших в острой борьбе за опеку над детьми. Неприятно, когда два человека, поклявшиеся любить друг друга вечно, родившие вместе троих детей, могли так наброситься друг на друга. Но опять-таки мне это известно по собственному опыту, и от этого я чувствовал себя еще хуже.

Я отпил еще глоток едва теплого чая и попытался отпустить ситуацию. Черта с два! Мой собственный брак маячил на горизонте словно смертный приговор, и мне было сложно представить, что мне, возможно, предстоит нечто подобное. Мне нужно было только помнить о причине, по которой я на это шел, составить план, сосредоточиться на нем и не позволить ничему помешать его исполнению, даже моим собственным желаниям.

— У тебя все будет хорошо. — Ноа сделал глоток чая и кивнул мне: — Посмотри на нас с Оливией.

Они были счастливее двух пьяных солдат в борделе. Но они исключение, а не правило. Они знали друг друга с детства, и их отцы приложили руку к тому, чтобы они были вместе, как в бизнесе — их обоих назначили генеральными директорами, — так и в любви. Моя ситуация была совершенно иной. Меня вынуждали жениться на незнакомке, иначе я терял миллионы. И все из-за того, что мой прадед был старомодным и считал, что мужчине моего возраста нужна жена и семья.

— Как поживает Оливия? — спросил я в надежде сменить тему.

На губах Ноа заиграла глупая улыбка, и этот ублюдок мечтательно вздохнул.

Лучше было поговорить о его счастливой жизни, а не о моей ужасной.