Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Мой взгляд переместился на стену за ее спиной.

— Он пригласил меня на ужин завтра вечером. В «Ла Брассо».

Анна нахмурилась.

— Хм.

— Что?

Качая головой, Анна подтянула ремешок сумки повыше на плечо.

— Ничего. Просто этот ресторан по-настоящему романтичен, то есть я слышала такие отзывы о нем, но сама там никогда не была. Слишком дорого для меня.

— Уверена, для Стерлинга это не имеет значения.

Я понятия не имела, почему я так сказала, почему я защищала его и преуменьшала очевидное. Дело было в том, что я не понимала, почему он пригласил меня поужинать. Мы могли все решить по электронной почте, если бы захотели.

Анна поджала губы, потом кивнула:

— Ты права. Уверена, что за этим ничего не кроется.

От осознания по моей шее сзади побежали мурашки.

— Я тебе обо всем расскажу. Скоро пообщаемся.

И я осталась стоять посреди квартиры, немного пьяная и слегка сбитая с толку.

Была почти полночь, но я не устала. Я схватила последний кусок пиццы и ноутбук, отправилась в спальню и со вздохом скользнула под мягчайшую перинку.

Набив рот острым пеперони, я открыла свою любимую соцсеть и вбила в строку поиска имя Стерлинга.

Он смотрел на меня с экрана, сияюще и маняще улыбаясь. Несмотря на то что наши близкие друзья поженились, мы с ним не были очень уж близки. Мы были в лучшем случае знакомыми. Он не добавил меня в друзья, и я его тоже, поэтому у меня был ограниченный доступ к его персональному профилю. Я могла посмотреть лишь несколько фотографий.

Просматривая их, я сказала себе, что не слежу за ним, просто меня наняли заниматься его личными делами. Я увидела их совместный снимок с Ноа. Они обнимали друг друга за плечи на благотворительном турнире по гольфу, прошедшем прошлым летом. Еще одно фото было со свадьбы Оливии и Ноа.

Проклятье. Стерлинг выглядел чертовски сексуально в смокинге, но я уже это знала. На свадьбе он принес мне бокал шампанского и немного пофлиртовал со мной в этой его застенчивой манере, как будто мы были стереотипными подружкой невесты и шафером, которые обратили друг на друга внимание на свадьбе друзей. Но этого не произошло. В тот вечер Стерлинг ушел рано. У него был такой вид, будто у него что-то на уме.

Странно. Вы можете знать человека много лет, но на самом деле совершенно его не знать. Я понятия не имела, какие сладости он любит, какое нижнее белье носит и носит ли его вообще, какие фильмы ему нравятся. Я не знала его надежд и мечтаний. Но что-то подсказывало мне, что я скоро выясню все это и еще много всего. Я только не знала, хорошо это или плохо.

Решив, что пора спать, чтобы свежо выглядеть на свидании со Стерлингом, я закрыла ноутбук и выбралась из теплого кокона перинки, чтобы умыться и подготовиться ко сну. Зубная щетка застыла на полпути к моему рту, мой взгляд уперся в зеркало.

Это не свидание. Никаких свиданий со Стерлингом Куинном. И легкое сожаление, которое я ощутила, должно было просто испариться.

Глава шестая. Стерлинг

Чаще всего по вечерам я предпочитал ужин навынос из моего любимого местного гастронома, но в тот вечер я отказался от этого по очень веской причине. Выйдя из душа, я вытерся и надел джинсы и темно-синюю рубашку на пуговицах сверху донизу.

Мне пришлось постоять под теплым душем, потому что я собирался ужинать с женщиной, переспать с которой после ужина у меня не было ни единого шанса. Что за фарс.

Большинство мужчин хотят только одного, но мои потребности и желания были несколько сложнее. Да, я иногда выпускал пар с девушкой на одну ночь, но центром моего мира стала мама. У нее рано началась деменция, и я отвечал за то, чтобы она получила самый лучший уход.

Мой отец оказался самовлюбленным придурком. Он наверняка обещал быть с ней в болезни и здравии, но когда три года назад ее здоровье начало ухудшаться, он отправился искать пастбища позеленее, сообщив, что у него кризис среднего возраста и ему необходимо найти себя. Что бы это ни значило. Он вернулся в Лондон, чтобы жить с женщиной, в которую влюбился в средней школе. Мама осталась один на один со своим диагнозом.

Мне приходилось принимать решения относительно ее здоровья и оплачивать уход за ней, но ситуация оказала на меня очень сильное влияние. Моя вера в любовь испарилась без следа. Брак моих родителей был долгим и счастливым, а потом раз! — отец ушел из семьи, как будто все это для него ничего не значило.

За три года я говорил с ним трижды. Я знал, что я должен заботиться о маме, не ожидая от него ни цента. Я хорошо зарабатывал, но я жил в Нью-Йорке, одном из самых дорогих городов в мире. Мама находилась в специальном заведении в Нью-Джерси, но в идеале мне бы хотелось перевести ее в лучшие условия и ближе к городу. Наследство означало, что мне никогда больше не придется беспокоиться о том, чтобы у нее было все необходимое.

С глубоким вздохом я сунул ноги в ботинки.

Я не мог облажаться. Мне нужно было жениться, как я уже говорил Ноа. Это был единственный способ сделать так, чтобы все работало.

Да, Кэмрин понравилась мне с того самого момента, когда мы впервые встретились несколько лет назад. Она была классной, и умной, и немного упрямой, как и любая хорошая бизнесвумен из Нью-Йорка. Но я решил, что, раз я не собираюсь за ней ухлестывать, этот поезд ушел. Дело кончено. Я пригласил ее в хороший ресторан, чтобы произвести на нее впечатление, но это ничего не значило.

Нанеся немного одеколона на волосы, я хмыкнул.

Ага, как же.

Глава седьмая. Кэмрин

Ресторан оказался потрясающим. Полумрак, романтическая обстановка… он определенно был самым лучшим рестораном из тех, в которых мне приходилось бывать. Анна не шутила.

Я подошла к официантке, и, предложив мне следовать за ней, она направилась в дальний конец зала. Судя по всему, Стерлинг был уже на месте.

Кремовые драпировки каскадом спускались со сводчатого потолка, создавая вокруг каждого дубового столика укромный уголок. Возле прямоугольных столов расположились кожаные диваны для двоих, большие и уютные.

Пройдя мимо полудюжины столиков, я наконец увидела Стерлинга. Он, должно быть, попросил уединенный столик в самой глубине ресторана. С двух сторон его окружали только панорамные окна, из которых открывался вид на мерцающее огнями небо над городом. Рядом со столиком, в ведерке со льдом на чугунных ножках, охлаждалась бутылка шампанского.

Увидев меня, Стерлинг встал, положил руку мне на талию и наклонился, чтобы быстро чмокнуть в обе щеки.

— Сегодня вечером ты выглядишь особенно прекрасно, — негромко сказал он, и у меня по коже побежали мурашки. Я порадовалась тому, что выбрала облегающее черное платье-рубашку. Оно не было повседневным, но при этом не было и слишком нарядным.

— Спасибо. А ты выглядишь…

Стерлинг был одет в темно-синюю рубашку на пуговицах сверху донизу, привлекавшую внимание к его бицепсам, плечам и мускулистому торсу, сужавшемуся к талии. Темные джинсы и коричневые ботинки на шнуровке дополняли непринужденный, но сексуальный образ.

Когда он поднял бровь, я поняла, что Стерлинг все еще ждет окончания моей фразы. Мило. Хорошо. Замечательно. Соблазнительно. Нет, даже не так. Он выглядел сексуально привлекательно. То есть, черт подери, с ним так и тянуло переспать.

— …вполне прилично, — выпалила я.

Его нижняя челюсть чуть дрогнула, и это была единственная реакция, которую я заметила, прежде чем он сел за столик.

Свеча мигала в полумраке, и мне потребовалось некоторое время, чтобы прийти в себя. Я не представляла, как мне ужинать и пить вино с этим великолепным мужчиной и тактично говорить с ним о том, как его женить. Говорить о неловкой ситуации.

Кое-как справившись с нервами, я села за столик напротив Стерлинга и сглотнула ком в горле.

Это не должно было стать свиданием, но все, что я отрепетировала с Анной, вылетело у меня из головы в ту самую секунду, когда он откинулся на спинку своего кресла и оценивающе оглядел меня темно-голубыми глазами. На его губах задержалась усмешка. К тому же я забыла блокнот. Хотя, возможно, это было к лучшему. Я не хотела показаться абсолютным дилетантом, читая записи, которые я приготовила накануне.

Рядом со Стерлингом я всегда чувствовала себя неуверенно и некомфортно. Он выбивал меня из колеи. Мы определенно играли в разных лигах. Мне потребовалось время, чтобы взять себя в руки, настолько меня взволновали его волосы, достаточно длинные, чтобы за них можно было потянуть, его точеная нижняя челюсть и пухлые губы, созданные для долгих чувственных поцелуев. Мне не следовало бы так на него реагировать, но отрицать очевидное было невозможно.

Пытаясь взять ситуацию под контроль, я расправила плечи и подалась вперед.

— Итак, каковы твои намерения?

— Мои намерения? — Его губы дрогнули в предвестии улыбки.

Очень соблазнительно. Черт.

— Да. — Я прибавила тону строгости. — Мы говорим о Барби с пышным бюстом, которая задержится рядом с тобой достаточно долго, чтобы потом откусить кусок твоего наследства? А ты через некоторое время аннулируешь брак и забудешь, что вообще когда-то женился? Или это должна быть любовь и долгая счастливая жизнь?