logo Книжные новинки и не только

«Грозовая вспышка» Кэрол Финч читать онлайн - страница 1

Knizhnik.org Кэрол Финч Грозовая вспышка читать онлайн - страница 1

Кэрол Финч

Грозовая вспышка

Посвящаю эту книгу моей семье — мужу Эдварду, детям Кристи, Джилл и Курту — с благодарностью за их поддержку и терпение. Я люблю вас...

А также Джеку и Марте Уайт за одолженную у них книгу «Санданс», которая помогла мне создать этот увлекательный экскурс в историю. Очень всех благодарю!

ЧАСТЬ I

За тенью следуем — она все убегает,

Лишь отойдем — за нами тень бежит;

Мы льстим возлюбленной — она нам

изменяет,

Лишь охладеем — нас она простит [Перевод с английского А. Лукьянова].

Бен Джонсон

Глава 1

Индейские территории, апрель 1889 года

Мрачные облака стелились низко к земле; казалось, они ползут по прерии. Над ними высились другие, торчащие вверх наподобие гигантских кулаков. Из туч время от времени доносился грохот. Грозы были частыми гостями на индейских территориях и каждый раз наносили большой ущерб. Заслонившие солнце тучи темными тенями легли на зеленые холмы. Временами сквозь облака прорывались солнечные лучи, и тогда казалось, что темная трава окружена серебристой каймой. Но несколько мгновений — и тучи снова закрывали просветы в облаках, а прерия становилась уныло-серой.

Внезапно из туч ударила молния — ослепительная, словно сам Бог метнул на землю огненное копье, предупреждая о надвигающемся Судном дне. За молнией последовал страшный удар грома. Земля задрожала. Затем на траву и деревья налетел холодный северо-восточный ветер, возвещая о приближении еще более грозной бури.

Кейл Броулин невольно поморщился, когда большая дождевая капля ударила ему в шею. Из серых облаков в землю снова угодила ярко-белая молния. Кейл не любил гроз, а особенно с такими смерчами и ураганным ветром, несшими смерть и разрушение. Каждый раз он вспоминал о трагедии, произошедшей три года назад, почти день в день. Он не считал себя трусом, но с тех пор ничто не внушало ему такого страха, как вспышка молнии.

На фоне темных облаков то тут, то там вспыхивали молнии — и каждая из них вызывала в памяти Кейла все то же воспоминание. Перед его глазами произошедшее промелькнуло так отчетливо, словно это было вчера. К нему вернулись все пережитые в тот трагический день чувства. Кейл закрыл глаза... Ослепительная вспышка молнии... Оглушающий удар грома... И почти нечеловеческий вопль. Это кричал он сам.

Кейл заморгал, силясь справиться с выплывающими из памяти картинами. Они холодили кровь. Всадник, во время молнии сидящий верхом, — что утка, плывущая к охотнику, подумал Кейл. Поднявшись на вершину холма, он остановился и, присев, стал осматривать прерию. Нет, в лагерь до начала дождя он добраться не успеет...

Внезапно он отчетливо расслышал звук копыт. Кейл быстро оглядел расстилающиеся вокруг низкие холмы. Прямо к нему, словно корабль через волны, скакал всадник по колышущейся от ветра траве.

— Сумасшедший, — буркнул Кейл, наклоняясь ниже. Великолепная лошадь, темно-красная и мускулистая, словно на крыльях, неслась через прерию. Грива и хвост льняного цвета развевались на ветру.

Кейл считал себя большим знатоком лошадей. Он жил тем, что торговал мулами, лошадьми и прочим скотом на индейских территориях и в Нью-Мексико. Хорошую лошадь Кейл был способен различить даже на расстоянии. Он мысленно обругал неразумного всадника, который рискует и своей жизнью, и жизнью ценной лошади, безрассудно несясь навстречу урагану.

Вдруг скрывавшая лицо всадника шляпа взвилась в воздух и, покружившись, упала на землю. К изумлению Кейла, у всадника тоже оказалась грива — пышных серебристо-золотых волос, которые развевались, словно знамя. На коне скакала женщина, облаченная в мужскую рубашку и брюки! Вот глупая девка! Она же погибнет, как...

В его голове мигом пронеслось то, что может произойти. Кейл выпрямился и взялся за поводья своего коня.

— Глупая баба, — нахмурившись, буркнул Кейл и, хотя его чалая лошадь нервно шарахнулась от удара грома, взлетел в седло одним прыжком. Он направил лошадь к сумасшедшей, у которой не хватило соображения в такую грозу поискать укрытия от бури.

Когда над головой прогрохотал гром, Кейл в изумлении увидел, как могучий конь подался назад, оседая на задние ноги и подняв в воздух передние копыта, после чего снова встал на все четыре ноги и вдруг понесся вперед стрелой, стремительно, словно это был сам Пегас.

Кейл был уверен, что конь не слушает всадницу. Она лишь склонилась к шее лошади, когда та неслась навстречу ветру. Прокричав проклятие, Кейл повернул свою лошадь, чтобы срезать дорогу. Но его чалая, хоть и скакала быстро, едва сокращала дистанцию. Красный, как кровь, конь несся вперед с такой скоростью, что Кейлу казалось, будто он сам стоит на месте!

Микайла Ласситер, которую друзья звали просто Мики, обернулась, чтобы посмотреть на преследующего ее человека. По-видимому, незнакомец вообразил себя благородным рыцарем и пытался спасти даму от опасности. Уже несколько раз ее быстрый галоп принимали за неспособность управлять конем. Однако, в конце концов, мужчины в лагере переселенцев поняли, что она превосходная наездница. Поняли они и то, что Санданса в степи не догнать. Они хвалили ее умение и ее лошадь, но этот человек, что увязался сейчас за ней следом, очевидно, был не из лагеря переселенцев и не знал, что соревноваться с Сандансом бесполезно.

Улыбнувшись, Мики чуть натянула поводья, приказывая лошади перейти на медленный шаг. Но не успела она выпрямиться, чтобы достойно приветствовать незнакомца, как ее талию обняла твердая как сталь рука и выхватила Мики из седла с той же легкостью, с которой смерч вырывает деревья.

Мики невольно вскрикнула, когда внезапно оказалась в воздухе. Не успев оглянуться, она уже была на коленях всадника. Его рука, лежащая на ней по диагонали, сжимала Мики с такой силой, что она едва могла дышать. Незнакомец прижимал ее к своей груди — и эта фамильярность ей пришлась не по вкусу.

С языка Мики уже готова была слететь реплика по этому поводу, но тут небеса разверзлись, и дождь хлынул как из ведра. Пока Мики вытирала капли с ресниц и подбирала слова, чтобы выразить свое недовольство, всадник натянул вожжи, и лошадь резко остановилась. В следующую секунду Мики всем телом навалилась на могучую, как скала, грудь незнакомца.

Этот человек сумасшедший, подумала Мики. Он выхватывает ее из седла, перетаскивает на свои колени и теперь прижимает к себе. Но не успела она высказать все, что думает по этому поводу, как всадник высвободил ноги из стремян, спрыгнул вниз и стащил ее на землю, словно тряпичную куклу. Лишь только Мики коснулась земли, незнакомец тотчас же положил ее лицом к траве. Выругавшись, Мики попыталась воспротивиться, но Кейл пресек ее попытки, надавив на нее всем телом.

— Что, черт побери, вы делаете? — спросила Мики.

Может, она неправильно поняла намерения этого человека? Наивная дурочка, обругала себя Мики. Она-то думала, что всадник несется за ней, чтобы ее спасти, а этот человек, похоже, задумал что-то скверное. Никогда еще мужчина не был к ней так близко, а этот неотесанный парень еще и прижал ее к земле!

Ослепительная молния, расколов сумрачное небо, ударила в стоящее неподалеку раскидистое дерево. Кейл весь внутренне сжался. Боже, как этот удар был близок! Если бы эта глупая девка ехала на лошади, ее бы мгновенно изжарило живьем, как...

— Что я делаю? Я хочу спасти вашу глупую башку! — последовал запоздалый ответ Кейла. Он чуть сдвинулся, чтобы удостовериться, что достаточно хорошо держит ее на месте. Эта девка еще и недовольна, что ее спасли, черт бы ее побрал!

Мики с трудом выгнула шею, чтобы метнуть в незнакомца полный гордого презрения взгляд.

— Ругайте лучше себя! Мне не нужны спасатели! — яростно выпалила она, сверкая синими глазами. — Я прекрасно обращаюсь с лошадью. И если бы я сама не притормозила ее, вы бы меня никогда не догнали.

Хотя Кейл всегда был терпелив, но запах горящего дерева лишил его остатков хладнокровия. Он выбросил вперед палец — прямо мимо носа бойкой красотки — по направлению к дымку, что тянулся к землям шайеннов и апачей.

— Дурочка, я спас тебя от молнии! — со злобой выпалил он. — Ты видела, как молния попадает в людей? — Он не стал ждать ответа: в его голове во всех подробностях вспыхнула страшная сцена, от которой он на миг забыл обо всем. — Ну, а я видел! И я знаю, как бы ты выглядела, после того как за одну секунду тебя бы изжарило живьем.

Мики повернула голову и молча прислушалась к грохоту бури, напоминающему удары в огромный барабан. Только сейчас она поняла, как неразумно было скакать обратно в лагерь переселенцев во время грозы. Но она очень боялась быть схваченной кавалерийским патрулем на незаселенных землях. Было запрещено проникать за границы земель, которые скоро должны были быть предоставлены фермерам, но любопытство взяло верх, и ей нестерпимо захотелось посмотреть, где именно находится самый лучший участок, который она могла бы застолбить...

— Ну? Тебе нечего возразить? — раздраженно буркнул Кейл. — Неужели тебе никто не говорил, как это опасно — скакать верхом на лошади во время грозы? И кстати, что ты делаешь здесь во время бури? На этой территории может находиться только тот, кто имеет правительственное разрешение, дамочка. Уверен, у тебя его нет!

Мики не привыкла, чтобы ее ругали, как нашкодившего ребенка.

— Может, вы будете заниматься собственными делами, мистер? — ядовито выпалила она, после чего попыталась выскользнуть из-под его тела, но тут же скривилась от боли, случайно задев твердый ствол «кольта» с костяной ручкой. Ее попытка высвободиться результата не дала — она была под столь массивным человеком, что с тем же успехом могла бороться с огромным валуном. — Черт побери, слезьте с меня. Должно быть, вы весите двести фунтов, — недовольно пробормотала Мики.

— Двести двадцать пять, если хотите знать, — буркнул Кейл ей в затылок.

Какая наглая дамочка ему попалась, подумал Кейл. Он спас этой мерзавке жизнь, а она и не думает его хотя бы поблагодарить. Черт, следовало не мешать ей скакать, куда ей вздумается.

Когда этот увалень освободит ее и даст, наконец, вздохнуть? — размышляла Мики. Но незнакомцу, по-видимому, это не приходило в голову — он продолжал лежать на ней, прижимая к холодной мокрой земле. В конце концов, это просто неприлично — стаскивать человека с лошади и прижимать к земле! А Мики не позволяла мужчинам даже прикасаться к себе. За свои двадцать один год она еще не была так близко к какому-нибудь мужчине, да еще в столь двусмысленном положении. Хорошо хоть, что она была к нему не лицом, а спиной. Могло быть и хуже.

Мики внезапно почувствовала дыхание незнакомца. С каждым вдохом мышцы его груди давили на ее мягкое тело, а мускулы ног ощутимо прижимали ее к земле. Сквозь мокрую одежду можно было уловить тепло от тела незнакомца.

Так она и пролежала целый час, пока дождь не начал стихать, а грозовые раскаты не ушли куда-то вдаль, доносясь, словно аплодисменты самой матери-природы за устроенный ею же фейерверк. Но и час спустя ее непрошеный ангел-хранитель продолжал лежать на ней. Время шло, и в Мики росли раздражение и досада на то неловкое положение, в котором она оказалась, — лежать под незнакомым человеком.

Нетерпеливо барабаня пальцами по земле, Мики ждала, когда незнакомец сочтет, что можно скакать по прерии без риска зажариться от удара молнии. Как же неприятно проводить время с грубияном!

Глава 2

Буря начала стихать, сменившись холодным дождем. Когда опасность миновала, Кейл обратил внимание на женщину, что лежала под ним. Стаскивая ее с седла и прижимая к земле, он ни разу не взглянул в ее лицо. Он не мог рассмотреть ничего за спутанной копной светлых волос, даже когда эта дамочка поворачивалась, чтобы высказать ему что-нибудь ядовитое. Волосы так сильно прилипли к ее лицу, что ему не удалось ее разглядеть. При таком характере и личико ее должно быть неказистым. Не от него ли солнце закрылось тучами, наслав на землю бурю?

Только тут Кейл сообразил, что они двое, лежа на земле, выглядят довольно комично. Он слегка улыбнулся.

— Как тебя зовут, дорогуша? — спросил он, освобождая даму и перенося свой вес на локоть.

Подобное обращение Мики разъярило, и она презрительно фыркнула.

— Я не «дорогуша», — зло ответила она. Сев на земле, она откинула назад свои роскошные волосы и бросила на Кейла негодующий взгляд: — Меня зовут Микайла Ласситер. Для вас — мисс Ласситер, — строго добавила она.

Кейл был не только знатоком лошадей. В женщинах он тоже знал толк. Он менял подруг так же часто, как постельное белье, и повидал в жизни немало дам. Но таких, как эта ядовитая дамочка, видеть ему еще не приходилось. Мокрая одежда облегала ее фигуру, и Кейл не мог не отметить, что там, где надо, имеются все нужные округлости. Его глаза сами собой совершили ознакомительную прогулку, стараясь не упустить ни одной детали. Особо привлекли его внимание упругие пики ее груди, выглядевшие под мокрой рубашкой крайне соблазнительно. А умело сшитые брюки обрисовывали тонкую талию и округлые бедра так, что у Кейла захватило дух.

Ему стоило большого труда перевести взгляд с ног на ее живот. Оставалось только пожалеть, что буря поглотила его внимание целиком, когда эта прелестная крошка находилась прямо под ним. Взглянув ей в лицо, Кейл с изумлением увидел яркие голубые глаза, каких он не видел раньше ни у кого. Их цвет напоминал небо в часы восхода, когда солнце посылает над горизонтом свои первые лучи. Сверху и снизу эти прекрасные лазурные озера окружали длинные изогнутые ресницы. Льющий сверху дождь смыл налипшую грязь, открыв гладкую белую кожу и мягкие пухлые губы, словно приглашающие к поцелуям. Благородные, утонченные черты этого лица просто очаровывали. Напоследок Кейл постарался оценить взглядом стоящую напротив девушку всю, дав волю своим греховным фантазиям. Боже, да эта женщина великолепна!

Мики достаточно хорошо разбиралась в мужских взглядах, чтобы понять, какое направление приняли мысли незнакомца. Она презрительно нахмурилась. Ох уж эти мужчины! Они могут думать о чем-либо еще, когда остаются рядом с женщиной? Ни с одним нельзя поговорить, без того чтобы он не стал тебя мысленно раздевать! И этот смотрит на нее, как мышь на сыр. Ах ты, грязный скот!

— Я была бы вам благодарна, если бы вы не разглядывали меня так откровенно, — презрительно фыркнула Мики.

Тем временем ее глаза помимо воли изучали незнакомца. Плечистый, широкогрудый, он был в зеленой рубашке, две верхних пуговицы на которой оказались оторваны. Она не могла перебороть себя и взглянула на обнаженную грудь в разрезе рубашки. Грудь незнакомца была мускулистой, с золотистой кожей, покрытой черными волосами. Глаза Мики спустились к узкой талии и узким бедрам, а потом к ногам — и мускулистым. В теле незнакомца все было словно налито силой. Не заметить его в толпе было невозможно.

За последние несколько недель Мики познакомилась с несчетным количеством холостых молодых людей, привлекательных и смазливых, но никто из них не вызвал в ней чисто женского интереса, столь сильного и внезапного. Мики сморщилась, словно ее ударили сзади. Боже, она не знала даже имени этого человека, а ведь он лежал на ней около часа.

— А, теперь кто кого разглядывает, мисс Ласситер? — глубоким хриплым голосом произнес Кейл. От этого голоса по ее коже пробежала легкая дрожь.

Кейл поднял пальцем потерявшую форму шляпу, открывая лоб, черные волосы и серебристо-серые глаза с густыми черными ресницами. На его загорелом лице играла самодовольная улыбка.

Казалось, Господь решил дать этому проходимцу все, что мог, — благородный профиль, сложение римского бога, мужественную красоту. От взгляда его проницательных глаз Мики вздрогнула, словно ее ужалила оса. Наверняка этот человек угадал ее греховные мысли. Она залилась краской, будто ее застали подглядывающей в окно. Чтобы справиться с собой, Мики вызывающе подняла подбородок.

— Вы не скажете, с кем я разговариваю? — спросила она. Хотя она собиралась задать свой вопрос равнодушным тоном, на ее губах сама собой появилась робкая улыбка.

Кейл почувствовал, как по его телу пробежала теплая волна, когда на него посмотрели синие глаза сквозь мокрые от дождя ресницы. От этого улыбающегося лица, казалось, расходились лучи, освещая все вокруг. Кейл встал прямо перед дамой — как бы для того, чтобы сделать ироничный поклон. На самом деле он решил, что спереди она всего привлекательнее. Однако вскоре понял, что она прелестна со всех сторон.

— Кейл Броулин, — несколько запоздало ответил он. На его губах появилась кривая улыбка. «Черт бы меня побрал, — подумал Кейл, — если я смогу оторвать взгляд от этого роскошного тела!» Все в этой женщине было соблазнительно — пухлые губы, поблескивающие белки глаз, небесно-голубые озера в центре белков, непередаваемый цвет кожи, так маняще ускользавшей под одежду...

На лице Мики отразилось недовольство. Ей было не привыкать к тому, что на нее глазеют мужчины, но этот разглядывал ее так напряженно, что там, куда он смотрел, тело покрывалась гусиной кожей. Словно эти серебристо-серые глаза были способны видеть сквозь одежду...

Мики в душе обругала себя за то, что ее мысли приняли такое рискованное направление. Но взгляд своего спутника она ощущала, как нежное прикосновение пальцев. Мики поспешно отвела глаза, раздумывая, как отвлечь этого человека да и самой переключиться на что-нибудь другое.

Изобразив безмятежную улыбку, Мики показала тонким пальчиком на восток:

— А вас что привело к границам Оклахомы? Вы не собираетесь участвовать в «гонках за землей», как все остальные?

Хоть она очень старалась быть естественной, ее голос прозвучал натянуто.

Спутник ее выпрямился; это движение напомнило Мики поднимающего голову льва. Кейл понял, что эта дамочка считает его одним из поселенцев, которые собрались у границ незаселенной территории в сто шестьдесят акров свободной земли. К этой земле они в назначенный срок могут устремиться. Уже на протяжении нескольких недель на Индейских территориях растут лагеря поселенцев, желающих принять участие в первых гонках за землей. Людей собралось несметное множество, и Кейлу это не нравилось. В этих местах осталось совсем немного девственных земель, а теперь правительство желало отдать и эти земли поселенцам.

— Нет, я не хочу участвовать в этой сумасшедшей гонке. У меня есть разрешение на продажу лошадей и мулов для фортов, индейцам и почтовым службам на этой территории, — объяснил он. — Говоря откровенно, мне не нравится, что сюда придут люди из лагеря переселенцев.

Не в силах сдержать себя, Кейл протянул руку и отвел волосы, что прилипли к щеке Мики. Его пальцы чуть коснулись ее белой щеки; как он и ожидал, кожа оказалась мягкой и очень гладкой.

Отдернув голову, Мики метнула в своего спутника негодующий взгляд. От прикосновения Кейла она словно почувствовала электрический разряд. Этот ток пробежал волной по всему ее телу и ушел во влажную землю прерии.

— Вы слишком строги, мистер Броулин, — зло сказала она, мысленно ругая себя за то, что ее тело столь сильно реагирует на присутствие этого человека.

— Кейл, — поправил он. Его мягкий хриплый голос показался ей обольстительным.

С изумлением Мики увидела, что ее спутник, поправив мокрую от дождя кобуру, решительно приближает к ней свое лицо. Боже правый! Уж не собирается ли он ее поцеловать? Они ведь только встретились! Вот мерзавец! Может, он думает, что она должна ему выразить благодарность за то, что он якобы спас ее от удара молнии?