logo Книжные новинки и не только

«Фейерверк любви (Сборник)» Кэролайн Андерсон, Робин Николас, Мойра Тарлинг читать онлайн - страница 1

Фейерверк любви

Кэролайн Андерсон

Где ты, Мэри Поппинс?

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Поппи должна была это предвидеть. Но открывшаяся перед ней картина — элегантный фасад георгианского дома, окруженного великолепными кедрами, — заворожила ее, заставив забыть обо всем. Дверь была слегка приоткрыта, и, нажав кнопку старинного звонка, она услышала, как он трелью рассыпался где-то в глубине дома. В тишине ей послышалось приглушенное хихиканье.

— Привет. Есть здесь кто-нибудь? — крикнула она, шире раскрывая дверь.

Хихиканье стало громче, а затем внезапно прекратилось.

Она перешагнула порог как раз в тот момент, когда пакет с мукой оказался на уровне ее головы… Хихиканье превратилось в восторженный визг, сопровождаемый топотом удаляющихся по лестнице шагов.

Поппи не колебалась ни секунды — теряться в подобных ситуациях было не в ее правилах. Скинув туфли, она бросилась вверх по крутой лестнице за маленькими негодяями. Справа от нее захлопнулась дверь, и она рывком распахнула ее: мальчишки, толкаясь, пытались забраться в стенной шкаф.

— Доброе утро, мальчики, — сказала она почти спокойно и, подойдя к шкафу, вытащила обоих из убежища.

Это были близнецы. Их невероятно похожие мордашки в ореоле каштановых кудрей в спокойном состоянии, должно быть, выглядели просто ангельскими, но сейчас в карих глазенках плясали бесенята.

Поппи отпустила их, скрестила на груди руки и стала ждать.

Мальчишки замерли, со страхом глядя на обсыпанную мукой гостью.

— Ну! — произнесла наконец Поппи.

— Нам очень жаль, — пробормотали они в один голос.

— Да уж, вам будет, о чем пожалеть. Кто вы такие?

— Я Джордж.

— Он Джордж.

Поппи повернулась к тому, кто не был Джорджем.

— A ты?

— Уильям.

— Вас двое или есть еще кто-нибудь?

С несчастным видом они отрицательно помотали головами.

— Что ж, Джордж и Уильям, думаю, вас ждет срочная домашняя работа.

Они непонимающе взглянули на Поппи.

— Убрать все, что вы там натворили.

Лица у них вытянулись.

— Давайте быстро вниз, найдите щетки, все подметите, а потом вымойте пол. Ваше счастье, что мука не попала на ковер, его бы вы чистили не одну неделю.

Крепко взяв обоих за воротники рубашек, она отвела их вниз, помогла найти щетки и потом, надев туфли, отправилась в туалет, чтобы хоть немного привести себя в порядок.

Это было безнадежно.

В таком виде произвести хорошее впечатление на будущего хозяина невозможно, не стоит и стараться. Не нужна ей эта работа и эти испорченные дети!

Она распахнула дверь и решительно направилась в холл, каблучки звонко застучали по черно-белым плиткам пола.

— Продолжайте уборку, — мрачно сказала она. — Где ваш отец?

Мальчишки выглядели настолько перепуганными, что ее гнев несколько поутих. Один из них махнул в сторону двери.

— Он там, в библиотеке. Вы ведь ему не скажете, правда?

— Думаю, это и не потребуется, как вам кажется? — сухо сказала она, направляясь к указанной двери. Коротко постучав, она открыла ее и вошла.

Похоже, он не слышал стука и продолжал говорить по телефону, сидя к ней спиной во вращающемся кресле. Но нет, он поднял руку, жестом прося подождать. Спинка большого кожаного кресла скрывала его фигуру, но было ясно, что это крупный мужчина, а каштановые, коротко подстриженные кудри свидетельствовали о том, что это, без сомнения, отец маленьких злодеев.

Сколько ему лет? Тридцать? Тридцать пять? Что-то около того. Не больше. У него глубокий голос и уверенные интонации человека, который знает, чего хочет и как этого добиться. Волосы густые и блестящие, без малейшего намека на лысину. Цвет глаз? Голубые, — решила она, холодные как лед, подходящие к этому слегка хрипловатому повелительному голосу. Губы твердые, хорошо очерченные. Он не часто улыбается, хотя определенно обладает чувством юмора.

А юмор в газетном объявлении явно присутствовал. Накануне вечером именно это объявление в газете «Леди» привлекло внимание ее братьев.

— «Где вы, Мэри Поппинс? — прочитал Том. — Мы хорошие дети, нам только нужна твердая рука и немного ЛСД».

— Вот это да! — фыркнул Дэвид. — Круто!

— Нам нужно немного Любви, Сострадания и Доброты, — расшифровал Питер.

— Но главное — твердая рука, — сухо прокомментировал отец, не отрываясь от еженедельника «Фермер».

— Тише вы все! — подала голос Поппи. — Это звучит заманчиво. И не могут эти дети быть хуже вас! Что там еще? «…Отдельная квартира, машина, прекрасные условия, высокая зарплата, а если вы еще умеете готовить чуть лучше, чем наш папа, то все мы будем просто счастливы!»

Она отложила газету и посмотрела на лица своих родных.

— Интересно, где это?

— Гораздо важнее, кто это, — сказал отец. — Судя по объявлению, это или вдовец, или разведенный…

— Ой-ой! Это может стать интересным приключением для нашей старшей сестренки!

— Ты думаешь…

— Томас, хватит! И сними ноги! — Одри Тейлор потянулась и столкнула ноги сына со стула. — Что там еще?

— Почти ничего. Номер телефона с кодом Норвика. Это может подойти как временный вариант, до сентября, — решила Поппи.

Семья, где она до последнего времени работала няней, уехала. Рождество Поппи провела дома на семейной ферме в Суффолке, но теперь ей хотелось найти временную работу, поскольку занятия в колледже начинались только в конце лета. Она еще раз взглянула на объявление. Кто бы ни написал это, у него явно есть чувство юмора.

— Звонок не помешает, — сказала Поппи и, забрав газету, вышла из кухни. Она набрала номер, но никто не ответил: должно быть, они все вместе отправились куда-нибудь… Слегка раздосадованная, она уже собиралась повесить трубку, как вдруг на другом конце провода раздался какой-то звук и детский голос завопил: «Я первый успел!» Поппи отодвинула трубку подальше.

— Здравствуйте, могу я поговорить…

— Папа сейчас подойдет, не вешайте трубку, — проорал в трубку тот же голос. — Это какая-то женщина, — добавил он.

— Хорошо. Быстро в постель. Алло?

Голос был глубокий, тревожаще сексуальный и смертельно усталый.

— Это Мэри Поппинс, — сказала она. — Мне кажется, у вас небольшие проблемы?

На том конце раздался звук, похожий на приглушенный смех, а потом еще один, похожий на стон отчаяния.

— Мягко сказано, — произнес он. — Послушайте, когда вы можете приступить к работе?

— Даже так? — Поппи моргнула. — Да хоть прямо сейчас.

— Прекрасно. Вы можете приехать для разговора завтра утром? Скажем, в девять часов?

И вот она здесь и удивляется, как ей это пришло в голову. Этим детям нужно нечто большее, чем ЛСД — любовь, сострадание и немного доброты, — им нужен учебный лагерь для новобранцев…

Поппи отвела взгляд от хозяина и осмотрелась. Окружающие вещи могут многое рассказать о человеке. Оглядев великолепную комнату, она решила, что ее владелец вряд ли был хоть на одной распродаже. Стены были закрыты книжными полками красного дерева, несущими на себе отпечаток веков, а вот книги были современными и на самые разные темы. Огромный мраморный камин с тяжелой кованой решеткой, похоже, не часто использовался по назначению. Большая удобная софа была завалена бумагами, потеснившими гору подушек. Видно было, что это любимое место в комнате.

Поппи наугад вытащила одну книгу и раскрыла ее — это оказалась история зданий Суффолка. Хозяин начал прощаться и, наконец, положил трубку.

— Подождите, ребята. Еще один звонок, и я освобожусь, — сказал он, набирая новый номер.

Поппи хмыкнула и громко захлопнула книгу. Кресло резко развернулось, и она встретила взгляд хозяина дома с похвальным самообладанием. Глаза оказались карими с такими густыми ресницами, что за них Поппи, не задумываясь, отдала бы душу. Несколько секунд его взгляд скользил по ее перепачканной мукой одежде, потом остановился на лице. Он был явно ошеломлен.

— Господи, что с вами случилось?

— Я пекла печенье.

— Вы Мэри Поппинс, узнаю голос. Вы опоздали…

Она приподняла тонкую бровь.

— К несчастью, я приехала раньше. Если бы я опоздала, вы, возможно, предотвратили бы то, что случилось.

Он горестно покачал головой и провел рукой по лицу.

— Мои разбойники устроили вам засаду… Я сожалею.

— Я тоже. Я только хотела сказать, что они там занимаются уборкой, а я ухожу. До свидания.

Она повернулась к двери, но мужчина оказался проворнее и захлопнул ее буквально у девушки перед носом.

— Пожалуйста, подождите. Мне очень жаль, что все началось так неловко…

— Неловко? — Поппи чуть не расхохоталась. — Бога ради, вы только посмотрите на меня! — Она резко выдохнула, повернулась к нему лицом и ошеломленно замолчала. Она привыкла к высоким мужчинам, ее братья всегда возвышались над ней, но этот человек был просто огромен!

— Мистер?..

— Кармайкл.

— Мистер Кармайкл. Пока вы сидите здесь в своей башне из слоновой кости, ваши дети ходят там на головах. С ними может произойти все что угодно!

— Я же рядом, — с раздражением возразил он.

— Рядом, но занимаетесь своими делами, а с них, судя по всему, нельзя спускать глаз ни на минуту.

— Как вы смеете, ничего не зная о том, что происходит, указывать мне на мои обязанности! — рявкнул он. Видно было, что он страшно зол, точнее, в ярости. Однако Поппи это не испугало.

— Не кричите на меня! Вы прекрасно знаете, что виноваты не только мальчики. Я смею так говорить, потому что стоило мне перешагнуть порог вашего дома, как я попала в ловушку, которую они готовили заранее, а вы про это ничего не знали.

— Проклятье! Я не нуждаюсь в наставлениях по воспитанию собственных детей от какой-то девчонки! — взорвался он.

Поппи откинула голову и встретилась с ним взглядом.

— Что ж, желаю удачи, мистер Кармайкл, в поисках очередной няни. Боюсь, правда, что не существует человека, который мог бы справиться с вашей семьей. Извините за беспокойство.

Он распахнул дверь, и Поппи, распрямившись во весь свой небольшой рост, холодно кивнула ему и вышла в холл. Мальчишки замерли с метелками и швабрами в руках.

— Прости, папа, — пробормотали они одновременно.

— С вами я разберусь позже, марш в свою комнату! — прогремел он.

Они рванули вверх по лестнице, но один из них, задержавшись на долю секунды, показал на прощанье язык. Ругнувшись сквозь зубы, отец было кинулся за ними, но Поппи схватила его за руку.

— Не надо! Подождите, пока вы сами успокоитесь, потом поговорите с ними.

Несколько секунд он боролся с собой. И, наконец, признал поражение.

— Извините. Вы, конечно, правы. — Он тяжело вздохнул. — Простите меня. Не могли бы мы начать все сначала?

Его улыбка была почти робкой, и Поппи почувствовала, как что-то оттаяло внутри.

— Думаю, это неплохая идея, — улыбнулась она в ответ.

В глазах его промелькнуло уважение. Он протянул руку.

— Джеймс Кармайкл.

Ее рука утонула в его лапище.

— Поппи Тейлор.

К ее удивлению, от этого рукопожатия теплота разлилась по всему телу, и она почувствовала, как вспыхнули щеки.

— Вы собираетесь прийти нам на помощь, Поппи Тейлор? — Он попытался произнести это почти легкомысленно, но в голосе явно слышались отчаянные нотки.

— Все действительно так плохо?

— Хуже некуда, — фыркнул он. — Почему бы мне не рассказать вам обо всем за чашечкой кофе?

— Спасибо. Это было бы прекрасно.

Она последовала за ним в заднюю часть дома и, оказавшись в большой старомодной кухне, на секунду зажмурилась. Впечатление было такое, что здесь взорвалась бомба, начиненная пищевыми отходами.

— Извините, здесь немного не убрано. Женщина, которая приходит к нам убираться, больна уже больше недели, — смущенно пробормотал он.

— Немного?

Он столкнул со стула на пол груду одежды и подвинул его к Поппи.

— Садитесь. А я поищу кофе.

— Помыть кружки? — предложила она и чуть не рассмеялась вслух, увидев, с какой готовностью он согласился.

— Итак, — спросила Поппи после минутной паузы, — как же случилось, что вам понадобилась няня?

— Моя жена умерла пять лет назад, когда мальчикам было по три года. За эти годы у нас в доме перебывала целая армия домработниц и нянь. А наша последняя няня… Ну, скажем, она нас покинула неожиданно и без предупреждения.

— Ох!

— Да уж, ох! И это в разгар каникул! Я устроил их в летний лагерь при подготовительной школе, но на прошлой неделе директор школы позвонил и попросил их забрать.

— Им там не понравилось? — спросила она.

— Скорее, они там не понравились. Они разыскали где-то белую краску и написали что-то непроизносимое на стене игрового павильона. — (Поппи спрятала улыбку.) — И ладно бы просто написали, а то ведь с ошибками, очевидно, это и стало последней каплей…

И тут Поппи прыснула. Он криво усмехнулся, взглянув на нее.

— Сейчас это кажется смешным, а тогда было не до смехa. Наша постоянная домоправительница, которой исполнилось шестьдесят, немедленно ушла на пенсию, и в доме не осталось никого, кроме довольно устрашающей особы — миссис Криппс, которая занимается уборкой. Но выхода не было, я отправился в Кент, забрал ребят из того лагеря, с трудом, но довольно быстро устроил их в другую школу, но тут уже миссис Криппс решила, что с нее хватит, и заболела…

Он беспомощно пожал плечами.

— Понимаете теперь, как нам нужна няня?

Поппи покачала головой.

— Вам не няня нужна, господин Кармайкл, вам нужно чудо.

— Что? Еще одно чудо? Я бы заказал его, но, боюсь, потерял номер телефона.

Поппи в своей жизни не раз совершала идиотские поступки, но сейчас все они казались пустяком по сравнению с тем, что она собиралась сделать.

— На самом деле я знаю одну такую достаточно глупую особу.

Он повернул голову.

— Знаете?

Поппи слабо улыбнулась. Секунду он молча смотрел на нее, потом лицо его осветилось надеждой, уголок рта приподнялся, он словно помолодел на несколько лет.

— Когда вы можете начать?

Поппи почувствовала, что пропала. Надежда, засветившаяся в его глазах, перевернула у нее все внутри, а это легкое движение губ заставило ее сердце учащенно забиться. Она открыла было рот, чтобы взять свои слова обратно, но вместо этого произнесла:

— Вы ни о чем меня не спросили.

Он так усмехнулся, что улетучились последние жалкие остатки чувства самосохранения.

— Вы хотите, чтобы я поговорил с вами официально? Прекрасно. Скажите мне, мисс Тейлор, вы уверены, что вам хватит квалификации, чтобы справиться с моими сыновьями?

Она робко улыбнулась, вытерла руки и села за стол, боясь, что просто не устоит на ногах. Боже, во что она ввязывается!

Он поставил перед ней кружку с кофе, развернул стул и уселся на него верхом, положив руки на спинку.

Поппи моргнула.

— Я окончила двухгодичную школу по работе с детьми и шесть лет работала няней. Моими воспитанниками были дети от полутора лет и до подросткового возраста. Ну а главное, я помогала своей маме растить братьев, их трое. Поэтому осмелюсь сказать, что я хорошо знакома с проблемами детского поведения.

Он одобрительно хмыкнул.

— Слава Богу! Кто-то из нас должен быть с этим знаком. Похоже, с квалификацией все в порядке. А готовить вы умеете?

Она слегка улыбнулась.

— Думаю, немного лучше, чем вы, если верить тому, что было в объявлении. Какие еще будут у меня обязанности?

Он пожал плечами.

— Главное, конечно, мальчики. Домом занимается уже упоминавшаяся миссис Криппс, пять дней в неделю она тут всем заправляет.

Поппи посмотрела на хаос в кухне. Он беспомощно вздохнул и взглянул на нее. Она спокойно встретила его взгляд.

— Ладно, — сказала она сухо. — Когда вы хотите, чтобы я приступила к работе?

— А вы не хотите спросить, какая у вас будет зарплата, посмотреть свою квартиру и прочее?

Поппи подняла одну бровь.

— А вы собираетесь меня надуть?

Он фыркнул.

— Я? Нет, Мэри Поппинс. Я не собираюсь вас обманывать. Я так благодарен, что вы согласились заняться нами! Что касается начала работы — как вам будет удобно, но лучше, конечно, побыстрее. Мне понадобится ваша подпись для банка, чтобы вы могли пользоваться счетом для домашних расходов, а пока я все это не улажу, вы можете пользоваться моей кредитной карточкой.

— Вы очень доверчивы.

Он внимательно посмотрел ей в глаза.

— Я взрослый человек, мисс Тейлор. И если кто-то не боится высказать мне в лицо правду о моих обязанностях, для меня это достаточное подтверждение прямоты и честности.

Она покраснела.

— Я никогда бы этого не сказала, если бы…

— Забудьте. Вы были абсолютно правы, и я это признаю. Я, как проклятый, стараюсь делать для них все, что могу, но, очевидно, этого недостаточно. Может быть, вы поможете нам выбраться из хаоса.

Он поднялся, высокий и сильный, и жестом пригласил ее к двери.

— Пойдемте, я покажу вам квартиру.

По черной лестнице они поднялись на второй этаж и очутились в квартире, расположенной над кухней. Там была довольно большая гостиная с окнами, выходящими в сад, за ней небольшая спальня, все в мягких пастельных тонах. Дополняли картину маленькая идеально чистая ванная и крохотная кухня. Сердце Поппи радостно вздрогнуло. Она уже представила себе, как славно будет, уложив мальчиков спать, свернуться калачиком в огромном кресле перед окном, взять в руки книгу, поставить рядом кружку с горячим какао. Может быть, Джеймс будет приходить сюда иногда, и они будут играть в шахматы… Она, конечно, даст ему выиграть, ну, может быть, не все партии подряд. Правда, даже ее мастерство вряд ли поможет изменить то первое впечатление, которое она произвела на него, явившись обсыпанной мукой с головы до ног…

— Чудесно, — сказала она ему, — все просто великолепно.

Она повернулась с улыбкой на губах и пошатнулась.

Очевидно, он стоял совсем близко, потому что, когда она оступилась, его крепкие ладони обхватили ее плечи и не дали упасть. Каким-то образом ее руки оказались на его груди, и жар его тела прожег ее ладони сквозь тонкую ткань рубашки.

— Осторожно, — пробормотал он, и от этого глубокого, «шоколадного» голоса ей вдруг стало трудно дышать.

Джеймс мягко отстранил ее и отодвинулся.

— Я рад, что вам понравилось. Как видите, мы готовы принять вас в любой момент.

Ее глупое сердце сжалось от разочарования.

— Что ж, — нарочито спокойно сказала она, — я могла бы приступить к работе сегодня во второй половине дня.


— Замечательно. Вы можете привезти вещи на своей машине, а потом кто-нибудь из ваших ее заберет. Здесь у вас будет машина, и вы сможете ею пользоваться и для работы, и в свободное время.

Поппи скривила губы:

— Если ваша машина хоть немного меньше комбайна, я справлюсь.

Он рассмеялся, и Поппи почувствовала, что ей стало легче.

— Она чуть меньше, — в тон ей ответил Джеймс.

Они спустились в холл, где все еще были видны следы «мучного» преступления.

— Не будьте с ними слишком суровы, — сказала она мягко. — Если они будут думать, что из-за меня им крепко попало, это не поможет мне начать с ними с хорошей ноты.

Джеймс ногой отодвинул брошенные щетки и открыл входную дверь.

— Обещаю обойтись без членовредительства, — сказал он, и в его глазах мелькнуло подобие улыбки.