Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Ты испугалась, что оставила там свою кредитную карту, — произнесла Бесс. — Помнишь?

— Помню, — Нэнси не отрывала взгляда от экрана. — Вот только не помню, чтобы кто-то бродил там с камерой в руках и снимал все вокруг.

Картинка зафиксировалась только на Нэнси — как она едет на эскалаторе, как входит и выходит из разных магазинов и потягивает колу. Затем они увидели, как вместе ели хот-доги, сидя рядом с фонтаном в центре торгового комплекса.

Джордж тряхнула головой.

— Это какая-то нелепая шутка.

— Все верно, нелепая, — согласилась Нэнси. — Вот только если это шутка, то мне совсем не смешно.

— Сейчас должно закончиться, — сказала Бесс. — Panache — последний магазин, в который мы зашли.

Как и предполагалось, девушки вышли из Panache, и камера снова сфокусировалась на Нэнси. На последнем кадре застыло ее улыбающееся лицо в увеличенном масштабе.

Нэнси протянула было руку, чтобы выключить телевизор, как внезапно раздался резкий звук, заставивший ее остановиться. Рука замерла в воздухе.

Затем в уютном кабинете раздался пронзительный, жуткий вопль: «Лучше займись шопингом, Нэнси Дрю. Это намного безопаснее, чем совать свой нос в Бедфорд Хай!»

Глава вторая

Ранним утром следующего дня Нэнси уже выезжала на своем «мустанге» со двора дома Дрю в тот самый момент, как жуткий голос снова прозвучал в голове. «Лучше займись шопингом, ха! — пробормотала себе под нос Нэнси. — Еще чего». Она включила первую передачу и собиралась нажать на педаль газа, когда увидела выбежавшую на крыльцо Ханну.

— Ты чуть не забыла, — сказала она, протягивая оранжевую холщовую сумку с тетрадями, ручками и косметикой — всем тем, что «ученица» собрала для «первого дня» в школе.

— Спасибо, Ханна, — подавив зевок, Нэнси улыбнулась и взяла сумку. — Чуть не забыла самый главный для этой работы инструмент.

— Ты что-то не сильно бодра, — заметила экономка. — Откровенно говоря, выглядишь весьма сонной.

— Я правда в порядке. Увидимся позже!

Отъезжая от дома, Нэнси радостно помахала миссис Груэн рукой, но вообще-то Ханна была права: она сейчас не в лучшей форме.

«Неудивительно», — пронеслось в ее голове, ведь этой ночью Нэнси практически не сомкнула глаз. Она всегда немного нервничала перед новым заданием, и на этот раз сильнее, чем обычно. Сон не шел, снова и снова в мыслях прокручивалось загадочное видео.

Но самым жутким был голос, звучавший в голове до самого утра. Конечно, его немного исказили, но даже осознание этого факта не делало его менее пугающим. А понимание, что кто-то следил за ней целый день, по-настоящему ужасало. Нэнси не могла не думать и об украденном из Бедфорд Хай оборудовании. «Связаны ли между собой эти два обстоятельства?» — размышляла она.

Кто ответит? И почему? Почему какой-то ученик старшей школы, копающийся в чужих шкафчиках и укравший несколько материалов, решил напугать ее? Каким образом он узнал о задании Нэнси? Именно последний вопрос больше всего мучил детектива.

Нэнси старалась не думать о деталях бедфордского пазла. Она знала, что ничего не сможет выяснить, пока не посетит школьный кампус и не проведет осмотр на месте. Но тем не менее выбросить из головы беспокойные вопросы никак не удавалось. Так и начался ее первый день расследования — с нервами и мешками под глазами!

Отъехав на двадцать пять километров от Ривер-Хайтс в направлении Бедфорда, Нэнси включила случайную радиостанцию в надежде, что музыка поможет очистить голову от неприятных мыслей. Проезжая мимо местного дилера «Форд», она сбавила скорость. Новенький «мустанг» GT Convertible, от которого девушка пускала слюнки, все еще стоял внутри.

— Спокойно, — с легкой улыбкой сказала себе Нэнси, стараясь не позволять сердцу бешено забиться, и, надавив на педаль газа, направилась дальше.

Бедфорд был красивым, небольшим городком с огромными домами, окруженными пышными газонами, а позади них, без сомнений, она увидела бы бассейны. На окраине города вдоль дороги, ведущей к школе, Нэнси заметила несколько построек, которые нельзя было назвать иначе как особняками.

«В Бедфорде, очевидно, живет много богатых людей», — подумала девушка, остановившись на светофоре рядом со школой. И прямо в этот момент в соседнем ряду остановился дорогостоящий гладкий черный «порше» 911.

Нэнси выглянула, любуясь машиной, и ее владелец слегка поиграл двигателем. Мощный мотор издал мягкий, хрипловатый рык, затем второй. Она улыбнулась такому соблазну и подняла взгляд на водителя.

Сидящий за рулем парень был одним из самых привлекательных, которых Нэнси когда-либо видела. Выглядел молодой человек лет на семнадцать. В детстве, вероятно, был белокурым, но теперь его светлые волосы оттенялись прядями медово-коричневого цвета. А глаза — черные или карие? — светились и смеялись, когда он одарил ее игривой улыбкой и снова порычал двигателем.

Внезапно Нэнси очнулась. Она улыбнулась незнакомцу в ответ и надавила на педаль газа своего «мустанга». «В эту игру можно играть вдвоем», — пронеслась мысль в голове.

Краем глаза она заметила, что стрелка поворота на светофоре загорелась зеленым. Все еще не отводя взгляда от парня, она плавно переключила передачу, затем обогнала «порше» и встала в его ряд, так что ему пришлось следовать за ней по всей Бедфорд-роуд. Нэнси, определенно, вернулась в старшую школу!

Где-то на парковке для учеников Бедфорд Хай она упустила «порше» из виду и, присоединившись к толпившимся на пороге школы ребятам, задумалась. Да уж, этого водителя не так-то просто забыть.

Школа Бедфорд Хай была небольшой, там училось около шестисот человек, но Нэнси показалось, будто все собрались в вестибюле здания. В общем-то, школьники как школьники. В ожидании звонка на урок они смеялись, общались друг с другом, обсуждали предстоящие тестирования.

На мгновение Нэнси почувствовала то, что должна была: ощутила себя новенькой ученицей, переведенной в школу в середине осеннего семестра. И вот она стоит перед толпой незнакомцев, которые уже успели подружиться и теперь смотрят на нее, пытаясь вычислить, что это за девчонка. Появилось чувство незащищенности и смущения и, как у всех новичков, желание, чтобы рядом оказался друг. «Так и должно быть», — успокаивала она сама себя. По крайней мере, это служило хорошим прикрытием.

Девушка стояла одна, пытаясь вспомнить, в какой стороне находится кабинет директора, куда сказали прийти, как вдруг ее внимание привлек обрывок диалога.

— Ты же знаешь, я не могу тебя подвезти, — произнес мальчишеский голос, в котором Нэнси уловила неистовую мольбу. — Просто не могу. Если пропущу тренировку, меня выкинут из команды!

И тут же послышался другой — спокойный и медленный, холодный и самоуверенный.

— Пропусти тренировку… от греха подальше, — приказал он.

Нэнси вытянула шею, стараясь определить, где происходил этот неприятный разговор. Однако связать голоса с какими-то определенными лицами оказалось невозможно — ее окружало множество болтающих учеников.

«Полагаю, в каждой школе есть как минимум один мерзкий тип», — подумала она. Направляясь в кабинет директора, Нэнси все еще слышала жесткое звучание этого спокойного, хладнокровного голоса. В нем была какая-то страшная сила. И кому бы он ни принадлежал, подобный тон, конечно же, запугал собеседника.

Нэнси свернула в один из однообразных зеленых коридоров Бедфорд Хай. «Как бы школы ни менялись, — размышляла она, — цвета стен остаются прежними». Она нашла нужный кабинет и сообщила секретарю, что ей у нее встреча с мистером Партоном. Тот не заставил себя ждать.

Войдя в кабинет, Нэнси взглянула на мужчину и решила приложить все усилия, чтобы разобраться с этим делом в рекордно короткое время. И не только потому, что ей хотелось провести выходные с Нэдом, — директор будто был в шаге от нервного срыва. Ради его же здоровья нужно поторопиться!

— Я с ума схожу! — крикнул он, резко хватаясь за виски. — Помогает ли полиция? Не-е-е-ет! Они говорят: «Усильте охрану». Ха! «Наймите еще одного охранника. Патрульная машина ездит вокруг школы каждую ночь. Мы не можем заниматься мелкой кражей документов. Это ваши проблемы!»

Мистер Партон остановился, перевел дух, а затем усмехнулся про себя, покачав лысой головой и улыбнувшись Нэнси. Темные глаза выражали беспокойство.

— Слава богу, я знаю вашего отца. Если бы он не предложил мне нанять вас, я не знаю, что бы делал.

«Вероятно, совсем пал бы духом», — предположила про себя Нэнси, но вслух, конечно же, не произнесла этого, а только улыбнулась.

— Я очень рада, что вы позвонили, мистер Партон. Готова приступить к заданию, но прежде хотела бы все же убедиться, что обладаю достоверными фактами. Вы сказали, что исчезли документы. Какие именно?

— По правде говоря, мы точно не знаем, — тот снова покачал головой. — Но моя картотека и картотека старшего школьного консультанта — которые, между прочим, находятся под замком, — несколько раз были взломаны. Мы не можем понять, пропало что-нибудь или нет, поскольку все всегда лежит не на своих местах. Да и потом нам известно, — продолжал директор, потирая одной рукой блестящую голову, — что вскрыли как минимум четыре шкафчика — об этом доложил наш техник. — Мистер Партон чуть наклонился вперед, всплеснув руками. — Но ученики не жаловались.