logo Книжные новинки и не только

«Песнь крови» Кэт Адамс читать онлайн - страница 3

Knizhnik.org Кэт Адамс Песнь крови читать онлайн - страница 3

Свет померк, а вампиры, разумеется, обнаглели. Двое двинулись вперед, а третий спрыгнул с пожарной лестницы соседнего дома. Он бесшумно парил в воздухе, как снежинка.

Проклятье.

У меня остался только одноразовый пистолет-шприц, кол и пистолет «дерринджер». При таком количестве противников — толку мало. Неожиданно Боб пошевелился и застонал от боли. Говорить он не мог, но я поняла, что у него есть запасной ствол.

Благослови тебя бог.

Я уложила друга около ступенек и поспешно выхватила из кобуры его оружие. Сосредоточилась и прижалась спиной к стене.

Вампиры приближались. Осторожные, тихие. Они прекрасно осознавали, на что способны серебряные пули. Наверное, они наслаждались мгновениями и упивались моим страхом. В конце концов, даже самый отважный из людей боится монстров.

Я прицелилась. Отдача у пистолета Боба была настолько сильная, что рифленая рукоятка впилась в мою ладонь. Но меткого выстрела не получилось: дуло качнулось вверх и вправо, пуля рассекла шею вампира и угодила в позвоночник. Кровь хлынула фонтаном из артерии.

Многовато трупов для такого тесного пространства.

Однако мне повезло, и кровососы замешкались. Я продолжала палить по тварям и надеялась проредить их стаю или хотя бы замедлить их наступление.

Не получилось. Самый рослый из ватаги — долговязый, рыжий и веснушчатый, похожий на Гарри Винстона, [Гарри «Рыжий» Винстон — герой популярного американского телесериала «Сыны анархии» (выходит в эфир с 2008 г.). Роль Гарри играет актер Райан Хёрст.] оскалил клыки. Очевидно, он являлся главарем. Стоило ему кивнуть — и вампиры начинали наступление. Вскоре они окружили меня как звери. Вожак зашипел и снова ощерился. У меня застучал в висках пульс. Но я снова выстрелила.

Первая пуля пролетела мимо цели. Рыжий вампир кинулся и обрушился на меня всем своим весом. Я не останавливалась, хотя от удара у меня хрустнули ребра. Я стукнулась затылком о металлическую поверхность, и из моих глаз посыпались искры. Я выронила пистолет, но с вампиром было покончено. Я попала ему в сердце и вдобавок разнесла его грудную клетку в клочья. Сама я вымокла от крови. Попыталась пошевелиться, но неподвижный кровосос пригвоздил меня к двери. Другие вампиры тут же воспользовались преимуществом. Некоторые прекратили пожирать Боба и телохранителей и направились ко мне. Я вывернулась, пригнулась и умудрилась высвободиться. Затем я выхватила один из своих ножей из чехла на запястье, принялась им размахивать, резать все, что попадалось под руку. Мысленно я молилась о том, чтобы чары моего оружия меня не подвели. Конечно, я понимала, что мой первый опыт работы с клинком может запросто оказаться последним.

Вампиры начали рычать. Резкая боль сковала меня. Раздался крик, и я поняла, что слышу свой собственный голос.

Как противно умирать.

Глава 3

Издалека до меня доносилась чья-то речь. Я попыталась открыть глаза, но они не подчинились. Мысли в голове перепутались.

С одной стороны, мне было слишком больно, но при этом я не ощущала некоторых частей своего тела и будто плавала в невесомости.

— Надо отвезти ее в больницу, — произнесла незнакомая женщина.

— Нет! Ее проткнут колом и отрубят голову! — заявил ее собеседник.

— Может, оно и к лучшему, — произнесла женщина.

Весьма рационально.

— Она — не вампирша.

Какая уверенность. Мужчина явно отнесся ко мне по-доброму. У меня запылали щеки. А может, остальные части тела по сравнению с лицом были ледяными.

Последовала пауза. Наконец женщина со скепсисом сказала:

— Ты не можешь судить наверняка.

— Ошибаешься.

— Потому что она — твоя Vaso? — ядовито спросила она.

Ясно, я ей не понравилась.

— Повторяю, она — не моя Vaso, — с едва скрытым отчаянием проговорил мужчина.

— Я знаю кое-кого, кто ей может помочь. Доставим ее в лабораторию, и я сделаю один звонок.

Меня незамедлительно взяли на руки. Я хотела что-то сказать, но меня захлестнула волна мрака, и я потеряла сознание.

Глава 4

Я очнулась и словно вынырнула на поверхность бездонного озера.

«Что со мной?»

Я понятия не имела, где находилась и как сюда попала. Последнее четкое воспоминание было связано с подарком Вики. Я как наяву видела, что втискиваю зеркало в «Миату», чтобы направиться в Берчвудз. Презент на день рождения упорно не желал помещаться в машину. Тогда сберегающие заклятия пришлись как нельзя кстати.

Тогда все было мирно и спокойно.

Постепенно туман, окутавший мой мозг, рассеялся. Я различила новые звуки и запахи. Урчание и попискивание медицинской аппаратуры — это еще можно понять, но при чем здесь затхлая пицца, картошка фри и ноктюрны Шопена?

Спустя минуту (или час) я заставила себя разжать веки.

В общем, я находилась не в больнице, а лежала на смотровом столе в знакомой лаборатории. На стенах поблескивали золотисто-черные кафельные плитки, а потолок усеивали звукоизоляционные пластины. Слева находился амфитеатр с белыми бетонными ступенями, ведущими к верхним рядам. Подъем оборудовали поручнем, изготовленным из черной металлической трубы, и угольный цвет сочетался с прорезиненными полосками, которыми были обрамлены края ступеней. В этой аудитории профессор Уоррен Лэндингэм читал лекции о зомби и вурдалаках.

Но я, не будучи ни тем ни другим, очутилась на столе и была пристегнута к нему металлическими фиксаторами.

Терпеть не могу, когда меня связывают. У меня на то есть свои личные, тайные причины. Память об этом периоде магическим образом притуплена, но не стерта окончательно, и я ощутила самый настоящий ужас.

Я зажмурилась и попыталась глубоко дышать — так, как меня учили. Немного помогло. «Я жива. Я не в прошлом. Мне не очень больно, значит, я справлюсь». Я не успокоилась, но, по крайней мере, перестала паниковать.

К моему предплечью уже прикрепили трубочки, которые тянулись к медицинским приборам. Индикаторы мигали и попискивали. Но я чувствовала себя хорошо.

Тогда зачем ремни? И почему — ни одной раны? У меня мерзко засосало под ложечкой, и меня опять охватил страх.

Я отвлеклась, услышав стук каблучков по линолеуму. Шаги звучали громче обычного, но я узнала их ритм. Эмма Лэндингэм. Как обычно — воплощение ловкости и деловитости. Ни ее одежда, ни чулки никогда не были мятыми или сморщенными. А медовые волосы Эммы не смели выбиться из плена туго уложенного пучка. А ведь кто-то обо мне разговаривал. Вроде бы мужчина и женщина. Может, Эмма? Вряд ли… Но надо все выяснить.

— В чем дело? — прохрипела я, прокашлялась и предприняла еще одну попытку: — Эмма, что происходит?

Она шагнула ко мне. В молниеносном движении заключалась вся суть ее сдерживаемой энергии. Никогда не видела, чтобы человек так двигался, если только он не занимался профессиональным спортом. Но в случае с Эммой не стоило удивляться. В свое время она была гимнасткой. Идеальная миниатюрная золотистая блондинка — полный контраст высокорослой Вики с ее мрачной элегантностью и экзотической Доне. В их компании я определенно являлась гадким утенком.

— Кто вы такая?

Эмма произнесла свой вопрос резко, даже не удосужившись оторвать глаза от распечатки, которую просматривала на ходу. Приятно видеть, что она за меня «переживает».

— Селия Грейвз.

Звук «с» в моем имени прозвучал… неправильно. Откуда у меня взялось дурацкое пришепетывание? Прежде я никогда не страдала дефектами речи. У меня даже акцента не наблюдалось. Современный американский английский без каких-либо особенностей. Обычный диалект «девушки из долины».

Я облизала пересохшие губы и обнаружила… клыки. «О нет, нет, нет…»

Только эти слова вновь и вновь пробегали по моим нейронам. Я судорожно вздохнула. А когда я решила, что сумею разговаривать нормально, то осторожно поинтересовалась:

— Что у вас творится, Эмма?

Я постаралась говорить грубовато. Чистая бравада.

Страх вызывает биологические реакции. Биться или смыться. Сейчас ни то ни другое было невозможно, но я не собиралась убеждать в этом свою нервную систему. В моих венах бушевал адреналин. Мышцы напряглись, приготовились к действию. Крепежные конструкции в ответ застонали. Что? Ограничители предназначались для того, чтобы сдерживать разбушевавшегося зомби. Скрежет металла не на шутку испугал меня: ведь простой смертный не способен покорежить оковы смотрового стола. Значит, я уже не человек.

— Расскажите мне о вашей семье.

Она меня проверяла. Умница. У меня выросли клыки, и я переродилась или хотя бы частично изменилась. Бессмыслица какая-то. Кровососы ведь людей кусают и бросают. Потом тебя либо лечат, и ты остаешься и исцеляешься, либо погибаешь. Порой — крайне редко! — вампир-мастер накладывает на жертву заклятие, призванное его оживить, но мало кто из нечисти имеет подобный талант. Следовательно, если я стала вампиром, то должна была озвереть и лишиться воспоминаний. Но если я — человек, то при чем здесь клыки и суперсила?

От моего ответа зависело очень многое. Несомненно, кто-то с минуты на минуту заявится в лабораторию вместе с арсеналом для уничтожения проклятого. Чем скорее я докажу Эмме, что я — это я, тем скорее меня освободят. Поэтому я решилась.

— Я — единственная оставшаяся в живых дочь Ланы и Чарльза Грейвз. Моя сестра Айви умерла в раннем детстве. Моя мать… — я помедлила, гадая, что лучше сказать о моей матери.

Она алкоголичка, моральные устои у которой как у бешеной кошки? Нет, не годится. Она за доллар согласна на что угодно? В итоге я остановилась на нейтральном варианте.

— Мать и отец не ладили между собой, и папа нас бросил.

Ага, получилось дипломатично. Даже моя бабуля не стала бы возражать.

— Моя бабушка до сих пор жива. Я ее люблю, но она потакает моей матери и пытается превратить меня в истинно верующую.

— Отпустите ее.

В аудитории раздался громкий мужской голос. Он принадлежал явно не El Jefe [El Jefe — шеф, начальник (исп.).] Уоррену Лэндингэму, отцу Эммы, и не Кевину, ее брату. «Но раз приказы здесь произносит не Уоррен, тогда кто? И почему?» Уоррен никому не покорился бы по своей воле. И уж тем более — на своей территории.

— Мой отец… — начала возражать Эмма.

— Он пока находится на конференции в Чикаго. Ваш брат пригласил меня сюда в надежде на то, что мисс Грейвз останется в живых и ее разум не пострадает. Но если вы не желаете выполнять мои распоряжения, я вас покину.

Мне даже показалось, что Эмма скрипнула зубами. С чувством юмора дела у нее обстоят куда хуже, чем у ее отца.

— Сейчас день. Она может пострадать.

Мужчина заявил:

— То, что девушка очнулась, означает, что она — более человек, чем вампир. Но, конечно, между ней и тем, кто предпринял попытку стать ее повелителем, будет существовать притяжение. Разумеется, у нас появится неплохой шанс выследить этого типа раньше, чем он разыщет мисс Грейвз и убьет ее… либо завершит ее преображение.

Ни тот ни другой вариант мне не понравились, но незнакомец был прав.

Я повернулась вправо, чтобы рассмотреть собеседника Эммы, он отошел в сторону. Какая досада!

— Вам надо поторопиться, мисс Лэндингэм, — вымолвил паршивец с легкой издевкой. — Вам стоит завершить работу до возвращения брата.

— Он не причинит мне зла, — отчеканила Эмма.

Еще бы. Кевин просто обожал младшую сестренку.

— Неужели? Оборотни непредсказуемы. Особенно в полнолуние, — парировал мужчина.

Наверное, подобным тоном змей-искуситель уговаривал Еву отведать запретное яблоко.

— С-с-сволочь, — пробормотала я еле слышно, но Эмма разобрала мои слова.

Она покосилась на меня, и сквозь ее гнев пробилась искорка понимания. Отчасти она недолюбливала меня за строптивость и бунтарство. «В психологическом плане ты застряла на тринадцатилетнем возрасте», — часто язвила она. Кроме того, ее раздражала теплота Уоррена по отношению ко мне, а также то, что ее брат Кевин, его невеста Эми и я дружим со студенческих времен. А теперь ей, избалованной дочурке, довелось побывать в моей шкуре. Разве беспомощность и испуг могут быть кому-нибудь по душе?

Незнакомец тем временем приблизился ко мне, нажал кнопку, и оковы ослабели. Они противно заскрипели, да так, что у меня заложило уши. Металлические полосы замерли на середине, хотя обычно они плавно убирались внутрь лабораторного стола. El Jefe, пожалуй, заставит меня заплатить за порчу инвентаря.

Я с трудом села и принялась размышлять о том, как бы освободиться от немереного количества проводков, электродов и трубочек. Тут надо действовать с умом, иначе рискуешь либо себе навредить, либо аппаратуре. У меня-то раны заживут, а Уоррен разозлится, если я что-нибудь сломаю в его драгоценной лаборатории.

Я посмотрела на незнакомца. Он безмолвствовал и даже не удостоил вниманием мою татуировку на левой голени. Она изображает стебель плюща, который обвивается вокруг лодыжки и забирается на бедро. Рисунок выполнен красиво и привлекает окружающих. Люди непременно отзываются о моей тату, когда я в юбке или шортах. А этот парень молчит, словно воды в рот набрал. Мое тело для него… лишь объект, не более того.

Он сверлил меня оценивающим взглядом. А я изучала его. Не красавец, но и не урод. Ничего выдающегося. Приятные черты лица, светло-карие глаза, русые волосы — не длинные и не короткие. Черный костюм, который носит начинающий бизнесмен. Возможно, еще недавно он трудился в агентстве недвижимости с названием из трех букв и представлялся мистером Смитом.

Единственным отличительным признаком незнакомца были шрамы, темнеющие из-под безупречно чистого воротника рубашки. Правда, нужно было хорошенько приглядеться, чтобы их заметить, но я-то глазастая.

— Здравствуйте, мисс Грейвз. Меня зовут Джон Джонс.

Не «Смит», но все же банально.

Он протянул мне руку. Я пожала ее и ощутила энергетический удар. Я невольно ахнула, а он едва заметно улыбнулся.

Понятно, он фокусничал. Проверял меня. А мне следует соблюдать осторожность. Мистер Джонс — смертельно опасен. А хочу ли я, чтобы он находился на моей стороне? Не уверена. Но я точно знаю, что лучше не иметь такого противника.

«Кевин попросил его об услуге». Занятно. Меня всегда интересовала биография Кевина. Оборотни живут на несколько десятков лет дольше людей. И я знала лишь то, что Кевин — следствие бурной юности Уоррена. Он решил поступить в колледж позже своих «ровесников», поэтому от Эммы его отделял только один курс. Но похоже, Джонс был знаком с Уорреном, поскольку тот уже давно получил ученую степень. Но из Кевина в этой связи слова лишнего не вытянешь. Однажды я спросила Кевина о его прошлом, а он прочел мне нотацию насчет конфиденциальности и невежливости. Любопытство мое осталось неутоленным. Но Кевин — мой друг и сын Уоррена, поэтому я не стану совать нос в его жизнь. А он, между прочим, запросто мог вести еще более богатую событиями жизнь, чем я могла себе вообразить.

Я обвела взглядом лабораторию и вдруг почувствовала себя крайне неловко. Разгуливать голышом, знаете ли, не очень удобно. Нужно быть абсолютно уверенным в себе, чтобы быть обнаженным в компании полностью одетых людей. Я не ханжа, но от пледа или банного халата я бы не отказалась. Поэтому я искренне обрадовалась, когда Эмма вытащила из кладовки мою дорожную сумку. Там находились все необходимые мне вещи. Сверху, кстати, лежало огнестрельное оружие и отполированный до блеска деревянный ящичек. В нем я хранила ножи, когда не пользовалась ими. Поверх стопки одежды покоился бумажник, а на нем — девятимиллиметровый пистолет. Он мне не принадлежал. Каким образом он попал в мою сумку? Меня кольнуло нечто вроде воспоминания, когда я провела кончиками пальцев по рукоятке. Я попыталась воскресить его, но, увы, любые детали упорно от меня ускользали.

Негромко зарычав, я отодвинула пушку в сторону и занялась ящичком. Я открыла крышку. Прекрасно, все ножи на своих местах — безупречные, сверкающие, смазанные. Я сразу почуяла работу Кевина — он был невероятно скрупулезен, если дело касалось лезвий. А мой арсенал предназначался для убийства монстров.

— Ты еще не с-с-сказала, что с-с-со мной с-с-случилосссь, — прошипела я, обратившись к Эмме.

Но ответил мне Джонс.

— Ты — «недоделок».

— Прос-стите?

Я вздернула брови, сдерживая возмущение. Нет, конечно, вытерпеть можно, но подобный «комплимент» мне совсем не льстил. Джонс громко рассмеялся.

— Насколько я понимаю, смеетесь вы редко.

— Совершенно верно.

Юмор исчез — его словно бы стерли с грифельной доски. Джонс смотрел на меня в упор, полностью игнорируя Эмму. Ей это было безразлично, а я бы занервничала.

— «Недоделки» — термин, который вампиры применяют для определенной группы лиц, которым было бы лучше умереть или превратиться в кровососов, но они по неизвестной причине выжили и частично трансформировались физиологически. У них есть душа, но у каждого «недоделка» наблюдаются индивидуальные изменения. Относительно вас мы пока пребываем в недоумении.

— Яс-с-сно.

Я догадалась, к чему он клонил. На данный момент я была сильнее гризли, у меня появилась шепелявость и пара впечатляющих клыков. А что еще? Смогу ли я ходить по улицам при свете дня? Буду ли питаться нормальной едой, или у меня уже появилась жажда крови? Боже мой! Даже подумать об этом страшно.

— Значит, вы собираетесь за мной следить, как за подопытным кроликом?

Джонс пожал плечами.

— Когда мы работали с «недоделками», то держали их под наркозом целый месяц, чтобы ослабить силу притяжения к повелителю.

Я не стала спрашивать, кто такие «мы». Да и вряд ли Джонс бы мне ответил. Так что я решила придерживаться более конкретной темы.

— А как же я? Почему я не сплю? — осведомилась я. А вдруг я торчу в лаборатории уже месяц? Или год? — Кстати, я давно здесь? — вырвалось у меня.

Я натянула бледно-голубые кружевные трусики, светлый бюстгальтер, а потом торопливо надела синий спортивный костюм. Затем собрала волосы в хвост с помощью резинового браслетика. Пряди оказались длинными. Я снова напомнила себе о том, что нужно подстричься. Правда, мне сразу пришла в голову мысль о том, что у вампиров — особое отношение к прическе. Господи… Значит, необходимо найти самого лучшего стилиста.

— Вы здесь около шести часов. Сейчас почти десять утра.

Джонс ничего не выдумывал, и голос его прозвучал чересчур спокойно. Порой отсутствие чего-либо является плохим признаком. Вероятно, эксперимент с моей персоной не удался. Возможно, шрамы на шее у Джонса — моих рук дело. Хотя, кто знает?.. Теперь я стала «недоделком», и со временем я наверняка все выясню… Но в данный момент мне хотелось избавиться от амнезии. Ведь последнее, что крутилось у меня в голове, — это то, как я принимала утренний душ… во вторник.

— Чувствуете своего повелителя?

Вопрос Джонса вернул меня к реальности.

Я задумалась. Полная пустота. Ни печали, ни ярости, ни даже радости. Вакуум.

— Нет. Есть какой-то прием, чтобы ощутить связь?

— К сожалению, нет, — озадаченно протянул Джонс.

— Это как-то обтекаемо звучит, — подала голос Эмма, убирая аппаратуру.

Она не смотрела на Джонса. Через несколько секунд здесь будет идеальный порядок, словно тут ничего и не было. Но видеокамеры, разумеется, включены.

— Позаботься, чтобы сохранили видеозапись о моем поступлении в лабораторию.

— Зачем? — удивилась Эмма.

Мне просто хотелось просмотреть запись. Что, если во мне пробудятся воспоминания? Но вслух я сказала: