logo Книжные новинки и не только

«Песнь сирены» Кэт Адамс читать онлайн - страница 1

Knizhnik.org Кэт Адамс Песнь сирены читать онлайн - страница 1

Кэт Адамс

Песнь сирены

Глава 1

— Селия, все будет хорошо, — произнес доктор Скотт и устремил на меня искренний и серьезный взгляд.

Мы сидели на заднем сиденье черного лимузина. Врач отчаянно желал, чтобы я поверила его словам.

Увы, заверения благообразного загорелого психиатра с седеющими волосами и баюкающим голосом меня не вдохновили. Мы оба знали, что он лжет. Хорошо уже не будет. Никогда. Неделю назад я была обычным человеком, профессиональным телохранителем, и наслаждалась калифорнийским солнцем. Теперь я превратилась в странный гибрид, сочетающий черты простого смертного, вампира и сирены. Я с огромным трудом пыталась сохранить не только свою зыбкую личность, но и чувство юмора. Скотт был не в состоянии мне помочь ни с тем, ни с другим.

Поэтому в ответ я лишь вздернула брови и презрительно фыркнула. Моя первая встреча с ним едва не привела к трагедии. Я хотела броситься на медсестру, которая работала вместе с доком. Я уподобилась хищнику — оскалилась и обнажила клыки. Даже добряк Скотт запаниковал. Тем не менее он меня утихомирил. Мне быстренько принесли кувшин с говяжьей кровью, и я его выпила, как вкуснейший молочно-клубничный коктейль.

Я до сих пор старалась не думать о том, что могла бы натворить без спасительного напитка. И это случилось совсем недавно, а сейчас до рассвета оставалось несколько часов.

Доктор Скотт насупился. Похоже, прочел мои мысли. Ведь он — прирожденный телепат. К счастью, этика и законы не позволяли ему «сканировать» мозги пациентов вне официальных сеансов психотерапии. Однако Скотт заметил мою физическую реакцию. Мы с ним с полминуты играли в «гляделки», и наконец он сдался: моргнул первым. И глаза его стали печальными.

Хлопнула дверца водителя. Я опустила голову, а док принялся нажимать кнопки на панели мини-бара. Наверное, решил «принять на грудь» очередную порцию чего-нибудь крепкого, чтобы взбодриться перед началом путешествия. Мы направлялись в Берчвудз — частную психиатрическую клинику для очень богатых и знаменитых. Там-то меня и будут обследовать, прежде чем я предстану перед судом по обвинению в манипуляции сознанием.

Я — не VIP-персона, но далеко не нищая. В общем, пребывание в учреждении, благодаря которому я могла обрести свободу, являлось самым разумным решением. Альтернативой тюрьме была закрытая больница Девы Марии. Но данный центр имел лицензию только для краткосрочной госпитализации, а мне, с моими проблемами и вампирскими «дарами», грозило весьма длительное, если не пожизненное заточение.

Вдруг я ощутила нечто необычное и поежилась. Легкое покалывание, которое я привыкла ассоциировать с магическими барьерами. До укуса кровососа я никогда не чувствовала эту энергию, но теперь ситуация изменилась. Даже прогулки по Лос-Анджелесу причиняли мне физическую боль — город-то под завязку пропитан колдовством. Чародеи трудятся здесь не покладая рук: охраняют особняки, защищают кинозвезд и изгоняют злых духов из общественных зданий. А я, в свою очередь, страдаю.

Я расправила плечи и вздрогнула, услышав, как в дверцах со зловещей неотвратимостью щелкнули автоматические замки.

— Что случилось? — осведомился док.

Будучи опытным наблюдателем человеческого поведения, он насторожился и настроился на деловой лад.

— Ничего, — пробормотала я.

Голос у меня не дрогнул, но мой ответ прозвучал нервно. Происходило явно что-то нехорошее. В салоне возросло давление, захотелось подвигать нижней челюстью, как делают в самолете, чтобы снизить натиск на барабанные перепонки. Существуют заклинания, которые произносят, если надо уберечь движущиеся объекты, например автомобили, от повреждения. Но такие чары чересчур дороги, и наложить их весьма непросто. Когда машина начинает ехать, создается сильное трение, и любая модель превращается в пукающую свинью. А наш лимузин был не хуже танка. Ему и заклятия не требовались. Но что же творится в салоне?

Возможно, сказывалось спиртное, которое я выпила на поминках по моей дорогой подруге Вики. Но бокалы «Маргариты» могли лишь замедлить мою реакцию — и только. Да, я училась в университете и получила степень бакалавра в области наук о сверхъестественном. Но писать курсовые по магии и сталкиваться с ней в реальности — совершенно разные вещи. И у меня моментально возникли подозрения. Кроме того, я — телохранитель, поэтому паранойя является моей профессиональной болезнью.

— Вы не прощупаете шофера?

Автомобиль плавно отчалил от тротуара и ловко вписался между двумя полицейскими машинами, которые я едва разглядела через стекло. Гораздо более четко я видела собственное отражение. На меня смотрела привлекательная женщина — но холодная, жесткая. Таков мой облик для бизнеса. Я часто пользуюсь этой маской и порой забываю о том, что существует более мягкая «версия» Селии Грейвз.

— Это против правил, — строго и недовольно возразил Скотт.

— Вы не правы. Незаконно влезать ему в голову. А чуть-чуть пошарить — вполне легально.

Различие было тонким, но меня неплохо подковал мой адвокат — а он, кстати, был одним из лучших в своей области. Поэтому, если мне повезет, я обрету свободу, но потеряю значительную сумму денег. Хотя я всегда смогу заработать себе на жизнь.

Я опять уставилась в окно. Мы повернули налево. Что еще за шутки? Почему мы не на Оушен-Вью — шоссе, идущем вдоль берега океана? Выезд на Оушен-Вью находился, в трех кварталах отсюда, и нужный поворот был как раз правым.

Взгляд Скотта встретился с моим отражением. А мне от вас скрывать нечего, док. Вероятно, мы оба угодили в переделку. Скотт задумчиво поджал губы. Наверное, принимал решение.

— Я совсем не чувствую водителя, — озадаченно заявил он.

— «Нулевой»? — уточнила я.

Так называемые «нулевые» — редкость, но отнюдь не уникумы в наши дни. Я общалась с женщиной-психотерапевтом, которая оказалась из их числа. Она абсолютно невосприимчива к магии и психическим манипуляциям. Кстати, из нее мог получиться идеальный врач для такого пациента, как я. Увы, она перебежала к плохим парням. Накачала меня наркотой и подставила, чтобы меня обвинили в убийстве. Именно с этого началась череда событий, которые привели к моему нынешнему правовому положению. Естественно, мое доверие к психиатрам весьма поколебалось.

— Нет. Меня блокируют.

Ух ты! У меня в крови вскипел адреналин. Лимузин вновь свернул налево. Судя по всему, мы направлялись к пустыне, где царили тишина и покой… до тех пор, пока ты не подъезжал к государственной тюремной психушке для «бродячих» монстров и чокнутых экстрасенсов.

— Доктор, вы меня обманываете? — прошипела я.

Моя кожа засветилась бледным серо-зеленым оттенком — точь-в-точь как подсветка воды в бассейне. Жутковатое зрелище. Я успела возненавидеть свое вампирское сияние, но сейчас оно мне пригодилось для того, чтобы припугнуть дока. Правда, злиться мне нельзя, иначе я запросто утрачу контроль над своим внутренним кровососом. Но я хотела узнать правду — здесь и сейчас.

Скотт пожал плечами. Его гораздо больше интересовал водитель.

— Зачем мне лгать?

Я кивнула на окрестный пейзаж.

— А это?

Скотт последовал моему совету и прижался носом к затемненному стеклу.

— Я почти ничего не различаю, Селия.

Верно. Я же обладала особым преимуществом — острым зрением вурдалака.

— Посмотрите через окно на крыше, — посоветовала я.

Скотт помрачнел. Думаю, я начала действовать ему на нервы. И он сам ничего толком не понимал. Вдобавок его присутствие стало непредвиденным осложнением для тех, кто устроил это маленькое шоу.

В итоге Скотт приподнялся и уперся ладонью в сиденье, чтобы удержаться на ногах, — лимузин двигался очень резво, а док набрался на поминках (он был лечащим врачом Вики). Увы, он наткнулся на невидимый барьер, окружающий машину. У меня противно засосало под ложечкой. А док принялся ощупывать преграду. Теперь он напоминал уличного мима.

— Мы едем в пустыню! — изумленно воскликнул он.

— Точно, — отчеканила я ледяным тоном и стала наблюдать, как огни города постепенно поглощает тьма.

— Полагаешь, я тебя подставил? — осторожно поинтересовался он.

Значит, Скотт не боялся. Для примитивных эмоций он слишком крут. Но он неглуп, и его совсем не радовала перспектива оказаться запертым в салоне лимузина с рассвирепевшим монстром. А если меня везут в государственную больничку, я действительно могла разъяриться.

— Ну да, — призналась я.

Скотт помахал рукой.

— Нас сопровождают полицейские. Я пытаюсь привлечь их внимание. Но они меня не замечают.

Сомневаюсь. Очевидно, копы решили, что добрый доктор пьян, и вообще его игнорировали.

Скотт опустился на сиденье. Откинувшись на спинку, он закрыл глаза.

— Смею тебя заверить, Селия, будь у меня подобные намерения, я бы не отважился находиться с тобой рядом. Помнишь, что я говорил тебе раньше: в такое заведение я не сдал бы и бешеную собаку.

— Да.

— Вот и отлично, — с нескрываемым сарказмом произнес доктор Скотт. — А теперь, Селия?

— Позвольте мне проверить ваш мобильник.

Он удивленно заморгал, но неуверенно вытащил из кармана пиджака навороченный телефон. Вероятно, Скотт еще не протрезвел. А мое опьянение давно выветрилось. Значит, у «недоделков» есть свои плюсы.

— Начнем, — объявила я и набрала номер сотового Алекс.

Возлюбленная Вики, конечно же, присутствовала на поминках и пока не могла отъехать на большое расстояние. Хорошо, что Алекс — полицейский детектив. Она с легкостью выяснит, что к чему. Если нет, вызовет сюда бригаду копов. Главное, дозвониться до нее.

Доктор Скотт замер, а я услышала в трубке громкий треск статики. Проклятье. Нажав кнопку «Отбой», я раздраженно захлопнула крышку телефона. Внезапно мое тело напряглось. Разумеется, я запаслась молочными коктейлями и не страдала от голода. Но охота — это не только питание, так что я заволновалась.

— Ну? — тихо спросил док.

— Нас обманули и похитили, — ответила я.

Глава 2

В общем, позвать на помощь никого не удалось. Я вернула Скотту мобильник, и он дрожащей рукой спрятал его во внутренний карман пиджака. Винить его я не могла. А мне пригодился мой опыт, созданный годами тренировок и психотерапии. Поэтому страх перед неведомым будущим я решительно затолкала в дальний угол своего сознания.

— Нам нужен план, — промурлыкала я.

Дока я не впечатлила.

Он картинно вздернул бровь.

— А вас прежде не похищали? — осведомилась я холодно и учтиво.

Я впала в истерику, хотя могла рыдать и биться головой о стекло. Но мне и раньше случалось попадать в ситуации, когда моей жизни грозила смертельная опасность. К такому не привыкнешь, зато научишься самообладанию. А иначе потеряешь рассудок. Но я все еще ухитрялась сохранять здравомыслие.

— Нет, — отозвался психиатр.

— Повезло вам.

Я прогнала прочь застарелый кошмар. В детстве меня похитили мужчины, которые хотели, чтобы моя младшая сестренка применила свой талант медиума. Подонки надеялись добыть сокровища через Айви. Они выяснили, что один мальчик из Флориды посодействовал кому-то подобным образом. В результате у меня остались шрамы — и физические, и психические, но я уцелела. А моя сестра — нет. Теперь о том ужасе мне почти каждый день напоминает ее призрак. После смерти Айви прилепилась ко мне, почти как Вики, чей дух присутствовал на собственных поминках. Мы, близкие друзья Вики, пока не понимали, что удерживало ее на земле.

— Поверьте мне, скоро ситуация ухудшится. И если вы не собираетесь мне помогать, настоятельно рекомендую вам не мешаться у меня под ногами. А смиряться я не намерена.

Скотт погрузился в размышления. Ему ведь частично известна моя дикая история, включая и медицинский аспект. И он лично приставил ко мне Эвелин Грин — психотерапевта, которая собственноручно загнала меня в ловушку и предала. Если бы Скотт присмотрелся к дамочке повнимательнее, ей вряд ли удалось бы подсунуть мне лошадиную дозу успокоительного, а затем — обвинить в убийстве.

Беды гнались за мной по пятам, но я почему-то не сдавалась. Может, проявляла упрямство, не знаю.

А док занялся мини-баром. Спустя полминуты он развернулся ко мне с двумя порциями виски в пластиковых стаканчиках. Жидкая храбрость. Я понюхала скотч, дабы убедиться, что к нему не подмешаны наркотики. Вроде бы безвредно. Скотт опередил меня и быстро осушил содержимое стаканчика.

— Селия, — важно изрек он, — что ты можешь предпринять, если мы заперты в салоне, как в консервной банке?

Я запрокинула голову к открытому окошку на крыше лимузина.

— Айви!

Я почти не сомневалась, что она откликнется. Правда, Айви умерла ребенком, поэтому и восприятие у нее наивное. Но после поминок я пожелала Вики, чтобы душа подруги упокоилась с миром, так что Айви была единственным спасительным якорем.

Температура воздуха резко понизилась. Призраки запросто преодолевают любые магические барьеры — кроме тех, которые установлены против них самих. Скотт затрясся: внутренняя поверхность тонированных стекол покрылась инеем. Ясно, Айви уже появилась. Док тоже что-то почуял. Он вытаращил глаза, выудил из кармана маленький блокнот и ручку. Думаю, заметки могли привести его в чувство.

— Айви, ты мне поможешь? — прошептала я. — Надо проколоть шину или отключить зажигание.

Я просила многого, но не сомневалась, что Айви справится с первым заданием. В автомобильной начинке она не разбиралась: ведь ей же исполнилось всего восемь лет, когда она погибла. Иногда мне казалось, что магические силы, которыми она была наделена, Айви тратила на свое призрачное существование.

Потолочный светильник мигнул. Сестра использовала наш стандартный код: один раз — «да», два — «нет».

— Думаешь, получится? — спросил доктор Скотт.

— А у вас есть идеи получше? — негромко произнесла я, но каждое из моих слов прозвучало хлестко, как удар плети. — Мне неохота ехать неведомо куда. Слушайте меня, док. Основное правило выживания: если имеется возможность — оставайся на людях. Без свидетелей нас могут на кусочки порезать.

— Ох… — выдохнул Скотт и расплескал виски.

Он запаниковал.

— Зови меня просто Джефф, — кисло улыбнулся Скотт и добавил: — Я ведь твой товарищ по несчастью.

А мы перешли черту отношений «врач — пациент».

— О’кей… Джефф. Надеюсь, этот гад отменит заклятие, чтобы достать из багажника домкрат.

Скотт свирепо уставился на меня поверх пластикового стаканчика.

— А если он возьмет еще и запаску из багажника полицейской машины?

Я промолчала.

— Пусть выкручиваются как хотят, — пробормотала я. — А кстати, настоящие там копы или нет? Меня как-то не тянет в государственную психушку. И стычки с офицерами я совсем не жажду.

— Мне никто ничего не говорил об изменениях в решении суда, — разозлился док.

— Конечно.

— Если нас сопровождает полиция, я буду виновным, как и вы.

— Не беспокойтесь, — беспечно бросила я. — Большинство копов — хорошие ребята. Но везде найдется паршивая овца. — Настоящие полицейские уже сообщили бы, что получили другой приказ. По крайней мере, они бы посадили в лимузин своего человека.

Скотт спорить не стал и картинно откинулся на спинку сиденья.

— А я рискну… Джефф. И не отговаривайте меня.

Док ничего не ответил. Я догадалась, что он струсил, хотя раньше он проявлял чудеса самоконтроля в экстремальных ситуациях. Но происходили ЧП на его личной территории, в клинике Берчвудз. А здесь — дело другое. И я никогда не встречала людей, которые бы уютно себя чувствовали рядом с призраками.

— Ты готова? — спросила я у Айви.

Потолочный светильник мигнул.

— Стоп, Селия. Попытаюсь мысленно вызвать службу «911», — промямлил Скотт и поставил стаканчик в специальное углубление на дверце. — Вдруг у нас действительно полицейский эскорт? Тогда получится, что ты сопротивляешься, а я вообще твой пособник. У них будет полное право стрелять на поражение.

Я не пошевелилась и принялась за ним наблюдать. А док всего лишь закрыл глаза. Воплощение расслабленной сосредоточенности. Это продолжалось секунд тридцать, а потом он прижал ладони к вискам и закричал.

У меня тотчас взыграл адреналин. Скотт наклонился, и его вырвало. Мое терпение истекло. Я изо всех ударила ногами по дверце, намереваясь забрать дока с собой. Механизм поддался, но я не учла колдовские чары. Обычно магический барьер является серьезным препятствием для сверхъестественных созданий. А эта преграда толкнула дверь обратно, на меня, словно та была снабжена крепкой пружиной. Я отлетела назад и едва не угодила в лужу блевотины.

Замок-то я открыла, но выскочить наружу не могла.

Не обращая внимания на жгучую боль в лодыжках, я вскарабкалась на сиденье. Взяв из бара бутылку воды, намочила несколько бумажных платков и протянула их Джеффу, чтобы он вытер лицо. Запах в салоне стоял отвратительный. Поминки устроили в мексиканском ресторанчике, где подавали острые блюда. Очевидно, док перебрал с текилой.

Я отодвинулась от Скотта подальше.

Раздался щелчок и треск статики из динамика, а затем донесся искаженный мужской голос. Джефф вскрикнул, и его лицо скривилось. На сей раз я ощутила волну психической энергии, которая обрушилась на бедолагу.

— Мы приготовились к любым неожиданностям, включая ваш телепатический дар, доктор Скотт. Мисс Грейвз, предлагаю вам не делать глупостей, иначе вашему мозгу могут быть нанесены тяжкие повреждения.

И динамик отключился.

Ты влипла, Селия.

Скотт вжался спинку сиденья, его глаза остекленели, дыхание стало неровным и поверхностным.

— Джефф? Как вы?

Дурацкий вопрос. Но в кино спрашивают именно так.

— А вы считаете — мне хорошо? — прохрипел он.

Я смущенно потупилась. Зачем я пнула ногами дверцу и чуть не довела его до сердечного приступа?

Мне стало очень его жаль. И во всем виновата я. Отдышавшись, Джефф поежился и ссутулился.

— Гм-м-м… Как ваше зрение? — тихо произнесла я.

— Нормально. А что такое?

— У вас глаза красные. Похоже, лопнула парочка кровеносных сосудов.

Если честно, белки дока следовало переименовать в «кровавые очи».

— Блеск, — проворчал он и зажмурился. — Но я умудрился его прощупать, прежде чем он меня атаковал.

«Неужели? — подумала я. — А он — крутой».

— Он и его подельники не имеют ничего общего с полицией. Но кое-кто из копов их прикрывает. Поэтому они смогли воспользоваться патрульными машинами с ремонтной стоянки.

Я хотела опять обратиться к Айви, но доктор Скотт сказал:

— Изначально они собирались отвезти тебя в государственную больницу. Твоей будущей соседке по палате заплатили, чтобы она тебя прикончила. Но в лимузине оказался я, поэтому они позвонили боссу и изменили свое намерение, — продолжал он гневно.

Ого! Доку причинили боль, но пока не сломили. Он продолжит борьбу — если, конечно, не впадет в состояние психического шока. Будущее покажет.

— И?..

— Они собираются убить меня и представить все как самоубийство. А после они уничтожат тебя и объявят, что тебя им пришлось пристрелить из соображений самообороны.

Замечательно, но совсем неудивительно.

— Я в восторге. Отличная работа! — воскликнула я, не покривив душой.

Мозг человека — сложнейший лабиринт. В нем постоянно крутится какая-либо главная мысль, но масса информации группируется на заднем плане. Здесь есть и автономные физические функции, и фоновый видеоряд, и звукоряд — сознание их фильтрует, а подсознание записывает. Требуется недюжинное умение и истинный талант для того, чтобы вытянуть из паутины нейронов отдельные ниточки. А Джефф сорвал джекпот… под пытками.