logo Книжные новинки и не только

«Отважная Дестини» Кэти Уильямс читать онлайн - страница 1

Knizhnik.org Кэти Уильямс Отважная Дестини читать онлайн - страница 1

Кэти Уильямс

Отважная Дестини

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Седовласый мужчина выглядел растерянным. Стоя в классе, Дестини Фелт видела, как он озирается вокруг, то и дело заглядывая в листок бумаги, зажатый в его руке. Ручьи пота стекали по красному от жары лицу, а на рубашке под мышками расплывались два влажных пятна.

Дестини подумалось, что одет он очень смешно для их местности. Брюки, рубашка с длинными рукавами, кое-как закатанными до локтей. И только, пожалуй, широкополая шляпа, которая немного затеняла лицо, была единственным разумным его выбором, хотя и смотрелась нелепо.

Что, скажите на милость, он делает в их глуши? Приезжих здесь практически не бывает — за исключением туристов, на которых этот тип явно не похож. А прибытия в поселок новых медиков или учителей, насколько ей известно, пока не ожидается.

Неизвестный тем временем сунул бумажку в портфель, который перед этим поставил рядом с собой на землю, а потом неуверенно двинулся к распахнутой двери.

Отец будет не в восторге, думала Дестини, пока незнакомец нерешительно стучал, прежде чем войти. Дестини с трудом поборола соблазн оставить свой класс и прямиком броситься в лабораторию к отцу.

Все разъяснится рано или поздно. В поселке, где живет всего лишь пятнадцать взрослых, не скрыть ничего, тем более появление иностранца, прибывшего явно неспроста.

Старый вентилятор на потолке, доживающий последние дни, давал, кряхтя, некоторое облегчение от удушающей жары, но Дестини все равно ощущала влажный воздух, проникающий сквозь открытые окна. Неудивительно, что бедняга выглядел так, будто вот-вот грохнется в обморок.

К тому времени, когда Дестини распустила своих учеников и уже направлялась домой, чтобы принять душ, она услышала топот ног по деревянному полу школьного коридора.

— Дестини! — Голос отца звучал настойчиво.

— Иду! — Она надеялась, что папочка не собирается, как обычно, подложить ей свинью: всучить, несмотря на возражения, незнакомого человека, весело отметая ее протесты и заверяя, что ему несказанно повезло с дочерью.

Они втроем едва не столкнулись лбами в коридоре.

— Дестини…

Она взглянула на незнакомца, потом перевела взгляд на отца, который озабоченно улыбнулся в ответ.

— Я собиралась пойти принять душ, папа.

— Это к тебе.

Дестини медленно повернулась к мужчине, который тут же протянул ей руку. Она была по крайней мере на шесть дюймов выше его. Ничего странного. Ее рост почти шесть футов.

— Дерек Уилсон. Приятно познакомиться.

— А вы не говорите по-испански? — вежливо поинтересовалась Дестини на испанском.

— Ну-ну, не начинай, дорогая, — рассеянно пожурил ее отец и, сняв очки, быстро протер их уголком выгоревшей свободной рубашки.

— Люди приезжают сюда и почему-то думают, что все мы говорим на их языке…

— Он из Англии и собирался, приехав сюда, говорить по-английски. — Была в их споре какая-то ленивая, ласковая обыденность, словно они делали это тысячи раз прежде, но тем не менее счастливы сделать снова, хотя и по привычке. — Прошу прощения за мою девочку, — сказал отец на безупречном английском. — Она может вести себя очень хорошо, когда захочет.

Дерек Уилсон глазел на нее одновременно с испугом и восхищением. Реакция, к которой Дестини в свои двадцать шесть лет уже привыкла. Почти все чужаки воспринимали ее именно так: немели от ее внешности, но боялись острого языка.

— Чего вы хотите?

— Вежливость, дорогая. Помнишь?

— Я так долго разыскивал вас.

Мужчина переводил взгляд с отца на дочь и обратно, и мистер Фелт пожалел его.

— Пожалуй, нам стоит поговорить в более удобном месте. Я дам вам чего-нибудь освежающего… вы, должно быть, ужасно устали, пока ехали сюда.

— Это было бы замечательно.

Дестини чувствовала на себе взгляд Дерека Уилсона, пока они шли по школе, привлекая внимание задержавшихся учеников. Слышалось журчание местного испанского — прекрасного, музыкального языка, который очень шел этим красивым детям цвета кофе с прямыми черными волосами и выразительными черными глазами. Неудивительно, что светлокожая зеленоглазая блондинка Дестини сильно выделялась среди них.

— Как вы уже, вероятно, догадались, это наша школа, — к своему изумлению, услышала она голос отца. Роль гида никогда его особо не привлекала. Обычно он предоставлял это матери Дестини. Она умерла пять лет назад. — Учеников у нас немного, их количество в основном зависит от погоды. Вы бы удивились, когда бы узнали, какую неразбериху может внести погода в здешнюю повседневную жизнь. — Отец выдержал небольшую паузу и продолжил: — А справа от школы находится медпункт. Оборудование примитивное, но там, как вы понимаете, постоянно не хватает средств.

Это была любимая тема отца. Деньги на финансирование медицинского оборудования — вернее, их отсутствие. Он был ученым и врачом от Бога и не понимал, как можно спорить о деньгах, когда дело касается здоровья.

Они дошли до комнатушки, которая служила отцу кабинетом. Отец усадил посетителя в кресло и поспешил к старому холодильнику, чтобы достать кувшин с соком. Из двух больших открытых окон чуть заметно дул ветерок, и Дерек Уилсон расстегнул воротник рубашки, надеясь немного освежиться.

Бедняга, подумала Дестини с сочувствием. Он оставил в Англии семью и все радости цивилизации для того, чтобы приехать в таинственную и непостижимую Панаму и передать ей послание.

Какое послание?

Она невольно заволновалась.

Отец подал ей стакан очень сладкого фруктового сока, и Дестини попыталась поймать его взгляд, но заметила, что он странно себя ведет, нервничает и пытается это скрыть.

Почему?

И снова возникло это дурное предчувствие.

— Что ж. — Дерек откашлялся и посмотрел на Дестини. — У вас здесь очень мило…

— Мы тоже так считаем. — Она прищурилась.

— Весьма смело с вашей стороны жить здесь, если вы позволите мне так выразиться…

— Тут нет никакой смелости, мистер Уилсон. Панама — одна из красивейших стран мира. Каждый день здесь не похож на другой, а местные жители невероятно милые и обаятельные люди. Поэтому не стоит бояться, что вами случайно позавтракают.

— Я не думал так ни секунды… — запротестовал он.

— Зачем вы сюда приехали? — спросила Дестини напрямик, что заставило ее отца оторваться от окна, куда он рассеянно смотрел последние несколько минут.

— Я привез кое-что для вас. — Уилсон порылся в портфеле и вытащил толстую пачку кремовой офисной бумаги, которую подал ей. — Вы когда-нибудь слышали имя Абрахам Фелт?

— Фелт… Абрахам? Да, что-то смутно… — Она медленно просматривала листы, не вникая в смысл написанного.

— Абрахам Фелт был моим братом, твоим дядей, — сдержанно пояснил ее отец. Он несколько раз глубоко вздохнул. — Объясните ей все сами, — обратился он к Дереку Уилсону.

— Да о чем речь? — не выдержала Дестини.

— Абрахам Фелт скончался шесть месяцев назад. Он оставил завещание. Вы главная наследница.

— О, и это все? Разве вы не могли сообщить об этом в письме?

— Нет, мисс Фелт, вы не понимаете. — Дерек Уилсон издал смешок, который замаскировал покашливанием. — Его состояние стоит миллионы.

Тишина, последовавшая за этим заявлением, нарушалась лишь криками птиц и отдаленным журчанием реки.

— Вы шутите. — Дестини неуверенно улыбнулась отцу, который вернул ей улыбку с обескураживающей серьезностью. — Правда?

— Я адвокат, мисс Фелт, и такими вещами обычно не шучу.

— Но что я буду делать с миллионами? — В ее голосе послышались истерические нотки. — Оглянитесь вокруг, мистер Уилсон. На что здесь можно потратить деньги? Мы получаем правительственные субсидии, а местные жители делают сувениры для туристов. Здесь нет ни магазинов, ни спортивных машин, ни ресторанов, ни отелей… ни необходимости во всем этом.

— Все не так просто. — Уилсон задумчиво посмотрел на нее, потом вынул из кармана носовой платок и как следует вытер лицо. Дестини заметила первые признаки солнечного ожога. В этой жаре солнцезащитные средства спасают лишь частично. Она всегда носит шляпу и тем не менее покрыта ровным золотисто-коричневым загаром, за который многие любители солнца отдали бы правую руку.

— Помимо множества мелких капиталовложений, загородного имения и коллекции произведений искусства, его главное владение — «Фелт фармацевтиклз». Оно имеет филиалы в шести европейских странах и предоставляет работу тысячам людей. Здесь у меня все точные цифры, если желаете ознакомиться. И сейчас оно испытывает затруднения. Значительные затруднения. Теперь, когда предстоит смена владельца, кто скажет, сколько людей лишатся работы? Поскольку вы главная наследница, без вас ничего нельзя решить.

— Я совершенно не разбираюсь в бизнесе, — продолжала она упрямиться.

— Ваш отец говорит, что вы были вундеркиндом.

Дестини неловко поерзала на стуле.

— Папа! Как ты мог?

— Это правда, моя дорогая, и ты это знаешь. Даже в том пансионе не знали, что с тобой делать, и, возможно, пришло время расправить крылья. Работа здесь — это, конечно, прекрасно, но…

— Нет!

— Послушай меня, Дестини! — Голос отца резанул слух, словно щелчок хлыста. Она даже рот раскрыла от удивления. — Поезжай в Англию и посмотри, что к чему. Тебе в любом случае придется это сделать, чтобы заявить права на наследство…

— Но я не хочу этого наследства! Я не хочу никуда ехать!

Пылая, Дестини вскочила, подняв лицо к вентилятору. Казалось, ее мешковатое платье прилипло к телу, хотя она знала, что это не так. Капли пота, стекая по ногам, щекотали кожу.

— Если тебе что-то не понравится, ты всегда сможешь вернуться, — сказал ей отец уже мягче, — но не отвергай новые возможности только потому, что боишься. Мы учили тебя видеть в неизвестном вызов, а не угрозу.

— И кроме того, — робко вставил Дерек, — подумайте, сколько полезного для исследований мистера Фелта вы сделаете, если будете держать руку на руле крупной фармацевтической компании. Ваш отец рассказал мне, что работает над лекарствами от некоторых тропических болезней, используя соки деревьев и экстракты растений. Финансирование этих исследований перестанет быть проблемой. В Англии вы сможете помочь этим туземным племенам гораздо больше, нежели оставаясь здесь. — Он снял шляпу и начал ею обмахиваться, обнажив голову, которая, несмотря на моложавое лицо, была уже изрядно полысевшей. — Приезжайте в Англию, мисс Фелт, хота бы ради вашего отца…


Он знал, чем ее приманить, этот хитрюга, знал, против каких доводов она не сможет устоять.

И тем не менее, неделю спустя сидя в самолете, до которого добиралась два долгих дня на перекладных, она все еще сомневалась, правильно ли поступает.

Дестини украдкой огляделась и, удивив молодого туриста, таращившегося на нее, постаралась придать себе высокомерно-презрительный вид.

Ха! Если бы он только знал. Ей до высокомерия и искушенности в жизни так же далеко, как от Панамы до Англии. Все ее прошлое — это постоянные странствия на задворках цивилизации с родителя-ми, которые никогда не испытывали нужды в современных удобствах. Время от времени, когда кто-нибудь из их команды предпринимал путешествие в столицу, он привозил оттуда какие-то журналы. Она, конечно, знала о микроволновых печах и плеерах с компакт-дисками, но только с глянцевых страниц этих самых журналов.

Из Панамы они постепенно продвигались в глубь страны во все более и более отдаленные города, пока наконец не осели в глуши Дарьенского леса восемь лет назад. Из-за постоянных переездов ее образование было бессистемным и по большей части домашним, если не считать, конечно, мучительного года пансиона в Мехико и еще трех в Панамском университете, откуда она вышла в рекордное время квалифицированным врачом, стремясь поскорее вернуться к своей семье и джунглям, которые полюбила.

Дестини ненавидела фальшивую утонченность современного города. Ненавидела необходимость краситься и одеваться так, чтобы тебя не сочли странной. Ей не нравились завистливые девчонки, которые полагали, что она слишком красива и надменна, а еще больше — едва оперившиеся юнцы с их грубыми манерами и единственным желанием затащить ее в постель.

И что же ожидает ее теперь?

Перед ней стоит задача стать главой компании, о которой она ничего не знает, руководить людьми, о которых она ничего не знает, и все из-за странной прихоти дяди, которого она никогда не знала.

Когда Дестини вышла из самолета и почувствовала, как незнакомая атмосфера аэропорта Хитроу окутывает ее словно саван, на нее нахлынула волна ужаса.

Даже два ее скромных чемодана на конвейере выглядели маленькими и напуганными рядом с большими и наглыми сумками других путешественников.

Она остановится в доме своего незнаемого, ныне покойного дяди в Найтебридже, в доме, который, по заверению Дерека Уилсона, более чем роскошен.

Но сейчас единственное, чего ей по-настоящему хотелось, — это вернуться домой.

Дестини заставила себя идти вперед и почти с облегчением увидела лицо человека, который умудрился перевернуть ее жизнь с ног на голову в рекордно короткое время.

— С благополучным прибытием, мисс Фелт, — приветствовал ее Дерек, забирая тележку с чемоданами, хотя Дестини вполне могла и сама с ней справиться. — Была ли у вас возможность прочесть отчеты, которые я вам оставил? Подробности наследства? Мой водитель ждет нас снаружи. Вы, возможно, захотите отдохнуть с дороги… — он поморщился, вспомнив свою поездку, — и я решил отвезти вас прямо домой, чтобы вы немного освоились, распаковали вещи. Там есть все необходимое, в том числе продукты, а утром позвоните мне, чтобы мы могли начать разбираться с делами.

Они с трудом двигались в толпе. В своем пестром шерстяном платье, которое было ее единственной вещью, подходящей для дальнего путешествия, Дестини чувствовала себя неуклюжей и потерянной.

Дерек Уилсон критически осмотрел свою спутницу.

— Вам нужно будет пройтись по магазинам, купить кое-что из одежды, вы же понимаете. Особенно, когда пойдете в офис…

— Зачем? Чем плохо платье, что на мне?

— Ничем! Оно очень милое, я уверен… просто не совсем подходящее…

— Подходящее для чего?

Они уже вышли из здания аэровокзала, но Дестини все еще чувствовала себя так, словно очутилась на другой планете. Черные такси проносились мимо, автобусы подъезжали и отъезжали, машины вытряхивали путешественников и чемоданы. Дестини позволила подвести себя к длинной машине, тихо урчащей в конце тротуара. Как сильно она отличалась от их коллективного джипа, к которому она привыкла, с его потрескавшимися пластиковыми сиденьями и чихающим мотором.

— Подходящее для чего? — повторила она вопрос, как только они оказались на заднем сиденье. Дерек смущенно покашлял.

— Подходящее для заседания правления, на котором вы будете присутствовать завтра днем.

— На заседании правления? Я? Присутствовать? — Она говорила на четырех языках, изучила множество предметов, знала о медицине и методах лечения больше, чем иные врачи, но одной лишь мысли о заседании правления было достаточно, чтобы она запаниковала. Ей всего лишь двадцать шесть! Ей здесь не место!

— Ну, возможно, заседание правления — некоторое преувеличение. Просто директора хотят встретиться с вами, в общем-то…

— А разве вы не можете пойти? Или сказать им, что я больна? Воздушная болезнь?.. — Она почувствовала, как бьется сердце, и вынуждена была сделать глубокий вдох. Инокуляция, принятие родов, уход за больными казались теперь путешествием в рай.

Дерек разом отмел ее возражения:

— Их будущее поставлено на карту. Естественно, они хотят встретиться с человеком, от которого все зависит… — Он откашлялся, и Дестини догадалась, что сейчас последует еще менее безобидное продолжение. — Также есть еще один человек, о котором я не могу не упомянуть…

— Что за человек?

— Думаю, вы сможете с ним справиться… — Его голосу недоставало уверенности.

— Справиться с ним? Он что, опасен?

Дерек усмехнулся.

— Не опасен, моя дорогая девочка. По крайней мере не так, как вы думаете. Его зовут Кэллум Росс… его имя упоминается в отчете, который я вам оставил.

— Извините, я заснула в самолете.

— Он… как бы это сказать? Его имя хорошо известно в мире большого бизнеса. Он фактически легенда. Ему удалось сосредоточить в своих руках значительное число компаний за весьма короткий срок… — Дерек вздохнул и нервно пригладил волосы. — Личность, нагоняющая страх, Дестини. Некоторые считают его жестоким. — Дерек, похоже, включает себя в их число. — Когда Кэллум Росс чего-то хочет, он ни перед чем не останавливается.

— Я встречала подобных типов, — медленно сказала Дестини.

— Да? В самом деле?

— Угу. Они живут в джунглях и называются кугуарами. Они не задумываясь идут на убийство.

Дерек не улыбнулся, как она ожидала. Он лишь кивнул и задумчиво сказал:

— Это похоже на него больше, чем вы думаете… Во всяком случае, Кэллум Росс, если верить слухам в Сити, вознамерился заполучить компанию вашего дяди и был очень близок к этому, Уже были составлены бумаги, но ваш дядя умер, не успев их подписать. И еще: Росс помолвлен с… ну, можно сказать, с вашей сводной кузиной.

— У меня есть кузина? — Дестини обрадовалась неожиданной новости.

— Нет, не совсем. Ваш дядя был женат четыре раза. Стефани Уайт — дочь его последней экс-жены от первого брака. Когда ее мать вышла замуж за вашего дядю, Стефани получила фамилию Фелт. У нее есть доля в компании, но большинство акций — под вашим контролем. Что я хочу сказать, Дестини: Кэллум Росс жаждет заполучить то, что является теперь вашей компанией.

— Я в этом совершенно ничего не понимаю. — Дестини заметила, что машина тормозит у внушительных размеров арочных ворот. Охранник кивнул, взглянув на документы, показанные Дереком, и железные ворота стали плавно раскрываться. — Все эти люди! Мне так…

— Вам хотелось бы вернуться домой?

Она молча кивнула, разглядывая представший взору маленький город весьма солидных домов. Они располагались полукругом вокруг безупречно подстриженного газона. Все белые, трехэтажные, с черными дверьми и крошечными садиками, отделенные друг от друга коваными заборами. Там и тут были припаркованы машины, похожие на ту, в которой она сейчас сидела. Гладкие, длинные и блестящие. Ей даже стало немного дурно от всего этого рафинированного великолепия.

— Невозможно. По крайней мере сейчас. До тех пор пока дела компании не будут улажены раз и навсегда.

— А почему бы мне просто не продать компанию этому Кэллуму? Разве это не проще всего? — Она с надеждой посмотрела на Дерека.

— Если вы так поступите, велика вероятность того, что он раздробит ее, чтобы потом выгодно продать. И вот еще что: едва ли он станет финансировать исследовательскую работу вашего отца.

— Но разве я сама не смогу ее финансировать? Тем, что получу от продажи компании?

— После уплаты всех долгов? Без оборудования здешних лабораторий? Маловероятно. В любом случае, — продолжил он добродушно, — хватит об этом, Очень скоро вы встретитесь с ним. А вот и ваш дом. Номер двенадцать. Счастливое число. Вы, наверное, нс заметили, но тринадцатого номера нет. Суеверие. Полагаю, там, откуда вы приехали, этого хватает? Фольклор, суеверия и тому подобное? — Он выскочил из машины, как только та остановилась, затем обошел ее вокруг, чтобы открыть дверцу Дестини, и только потом весело взбежал по ступенькам к черной двери с номером двенадцать.