logo Книжные новинки и не только

«Нянька поневоле» Кэтрин Росс читать онлайн - страница 2

Knizhnik.org Кэтрин Росс Нянька поневоле читать онлайн - страница 2

Пирс увидел Кэти не сразу — опустив голову, он рассерженно ерошил рукой свои темные волосы, слушая человека на другом конце провода.

— Мне это не подходит. Я плачу большие деньги и поэтому рассчитываю на… — Пирс не договорил, поскольку поднял глаза и заметил Кэти.

Его пристальный взгляд с явным, чисто мужским интересом изучил ее с головы до пят. Этот внимательный, испытующий взгляд ужасно смутил Кэти.

— Ладно, — внезапно подытожил Пирс. — Все понятно. Я перезвоню. — С этими словами он швырнул трубку на рычаг. — А вы какая-то другая, — сказал он.

— Другая?

— Волосы, — коротко ответил он. — Вы распустили волосы.

Тироун произнес эту фразу как обвинение.

— Ах да. — Она робко взяла одну медово-золотистую прядь и убрала за ухо. — Я играла с Поппи, и у меня растрепалась коса, так что пришлось ее расчесать…

Он властным жестом указал на стул напротив себя.

Некоторое время Пирс, ничего не говоря, задумчиво созерцал ее слегка загорелое лицо, густую копну волос и низкий вырез белого платья.

— Значит, — резким голосом начал он, — вы и есть мисс Кэти Филдинг, необыкновенная, исключительная няня?

— Я… стараюсь по мере сил.

— Вы умеете печатать на машинке? — без лишних слов осведомился Тироун.

— Умею, — кивнула Кэти.

— Отлично. — Он улыбнулся, и от его улыбки у Кэти вдруг участился пульс. — Как вы могли услышать, меня подвела секретарша. Истек крайний срок, к которому я должен написать книгу, нужно, чтобы кто-то занялся перепечаткой моих заметок.

— Это не проблема, — заверила Кэти, зная, что не подведет.

— Вот и хорошо. Давайте-ка посмотрим ваши рекомендации.

У Кэти громко забилось сердце — она уже собралась было извиниться за то, что не взяла их с собой, но Пирс нагнулся к стоявшему рядом шкафчику.

— Вчера мне их прислали по факсу, но, честно говоря, я так и не нашел времени все внимательно прочитать.

Она широко раскрытыми глазами следила за тем, как он вытаскивает из ящика папку с бумагами.

— В агентстве очень хорошо о вас отозвались, — сказал Пирс.

— Правда? — У нее перехватило дыхание, и по голосу это было заметно. Она прекрасно понимала, что при одном взгляде на рекомендации Тироун поймет: она самозванка.

Кэти откашлялась и, затаив дыхание, спросила в отчаянной попытке опередить его:

— Извините, мне хочется пить.

— Разумеется. — И он повернулся к кофеварке. — Черный будете?

Кэти не успела ответить, потому что в этот момент тишину нарушил пронзительный звонок.

— Черт, кто-то пришел. — Поколебавшись, Пирс поднялся. — Извините, я пойду посмотрю.

— Да, конечно. — Кровь громко застучала у нее в висках при мысли о том, что это приехала настоящая няня. А чего еще можно было ожидать? Естественно, этот спектакль не мог бы долго продолжаться.

Как только Пирс ушел, она встала и быстро метнулась к разложенным на столе рекомендациям — их прислали из агентства под названием «Элита лондонских нянь».

Но вдруг раздался телефонный звонок. Пирс все не шел, а телефон звонил не переставая.

В конце концов что-то заставило Кэти взять трубку.

— Резиденция Пирса Тироуна, — энергично произнесла она.

Женский голос с мелодичным английским выговором попросил к телефону мистера Тироуна.

— К сожалению, его сейчас нет, — не раздумывая, ответила Кэти. — Передать ему что-нибудь?

После секундного замешательства женщина осведомилась, с кем разговаривает.

— Секретарь мистера Тироуна, — сказала Кэти. Впрочем, это была не совсем ложь — ведь Тироун сам спросил, умеет ли она печатать.

— Говорит Дженет Мерсер из лондонского агентства «Элита». К сожалению, няня, которую мы к вам послали — мисс Мейбл Флауэрс, — вряд ли сможет к вам прибыть вовремя из-за этой забастовки на французских авиалиниях.

Кэти вдруг поверила в свою удачу.

— А мы уже начали удивляться, почему ее так долго нет, — произнесла она с ноткой неодобрения в голосе, бросая беспокойные взгляды на дверь — ведь Пирс мог прийти в любую минуту!

— Да, я знаю, что она нужна вам немедленно, но здесь такая суматоха… Лучшее, что мы можем сделать, — это заказать ей билет на поезд. Но боюсь, что раньше понедельника она не приедет.

— Неужели?! Как жаль. — Кэти с трудом удавалось говорить без излишней веселости.

— Если вы захотите разорвать контракт и найти няню где-нибудь поближе, мы не будем возражать.

— Нет-нет, ничего менять мы не будем, — безразличным голосом сказала Кэти.

— Спасибо, это чудесно, — с явным облегчением ответила женщина.

Не успела она положить трубку, как вошел Пирс.

— Что вы делаете? — нахмурившись, спросил он.

— Телефон звонил. Вы же сказали, что у вас нет секретарши, вот я и подошла.

— Зря вы это сделали.

— Извините, я просто хотела вам помочь.

— Кто звонил? — Он сел за стол и встретился с ней взглядом. Этот спокойный, прямой взгляд, словно проникавший в самые глубокие тайники души, вызвал у Кэти чувство опасения.

— Э-э… Они не сказали…

— Как не сказали? — рявкнул Пирс с плохо скрываемым раздражением.

— Ну…

— Из больницы? — Он подался вперед, обжигая ее своим взглядом. Теперь-то Кэти поняла, почему он так вспыльчив: он беспокоился о Джоди Стерлинг и наверняка сидел как на иголках в ожидании новостей из больницы.

— Нет-нет, — поспешила ответить она. — По-моему, это был какой-то репортер. Задавал всякие странные вопросы — здесь ли ребенок и не вы ли его отец.

— И что вы ему ответили? — спросил Пирс, парализуя ее взглядом.

— Ничего, — сказала Кэти, моргнув. — А что надо было сказать?

— Надо было сказать, чтобы они не совали нос в чужие дела и что, если хоть одно слово неправды появится в их грязной газетенке, я буду судиться с ними до Страшного суда.

Пирсу Тироуну лучше не перечить — Кэти догадалась с первого взгляда, а его последние слова это подтвердили. Если у нее осталась еще хоть капля здравого смысла, то нужно как можно скорее сматывать удочки, так как все это наверняка закончится драмой со слезами — ее слезами.

— Извините. — Пирс откинулся на спинку стула и внезапно улыбнулся ей. — Зря я на вас все это выплескиваю.

— Я… нет… это вы извините. Я зря подошла к телефону. — Его улыбка творила с ней странные вещи.

— Ничего, — ответил Пирс, легко махнув рукой. — Так на чем мы остановились?

— Вы как раз собирались налить мне кофе, — сказала она, поскольку в голове у нее созрела совершенно отчаянная мысль.

Пирс повернулся, налил две чашки кофе и одну протянул ей.

Кэти взяла чашку, притворилась, что не смогла удержать фарфоровое блюдце, — и чашка опрокинулась на стол, заливая листы бумаги горячей черной жидкостью.

— Ой… Извините, пожалуйста, — произнесла она с притворным ужасом, наблюдая, как по бумагам расползается черное пятно.

Пирс молча, спокойно достал коробку с салфетками и начал вытирать лужу.

— Ничего страшного, — беспечно ответил он.

— Давайте я вам помогу. — Она подняла на него взгляд, стараясь сделать его невинно-вопрошающим, и их лица, казалось, стали еще ближе друг к другу. Кэти заметила, что у Пирса в глазах темные крапинки, а кожа покрыта ровным красивым загаром. Еще она чувствовала едва уловимый, особый запах дорогого одеколона. Это было очень приятно, так же как и ощущение его легкого дыхания рядом с собой, и от сознания его близости у Кэти по коже побежали мурашки.

Лицо у Пирса было непреклонным. Он недовольно хмыкнул.

А когда он взял мокрый лист, на котором ничего нельзя было разобрать, Кэти заметно успокоилась.

— Извините, пожалуйста, — снова пробормотала она, сев на место.

— Надеюсь, вы не всегда так неуклюжи, мисс Филдинг. — В его голосе слышалось явное осуждение.

— Это произошло случайно, извините. — В словах Кэти было раздражение — но злилась она на саму себя. Это отвратительно — столько приходится обманывать! И все-таки она вынуждена продолжать… А все потому, что в ней живет упрямый репортер, и предвкушение хорошей статьи удерживает ее в этом доме против ее собственной воли.

— Мне возвращаться в детскую?

— Оставайтесь на месте, — четко приказал Пирс, после чего достал чистый лист и ручку, но писать ничего не стал — только время от времени постукивал ручкой о бумагу. — Должен вам напомнить, — строго произнес он наконец, — что у меня очень высокие требования. Именно поэтому я воспользовался услугами агентства «Элита лондонских нянь».

— Разумеется. — Кэти надеялась, что Пирс не уловил в ее степенном тоне сарказма.

— Я просил агентство прислать мне самую лучшую няню. Мне сказали также, что вы первоклассная повариха, — продолжал Пирс, глядя на нее все тем же суровым взглядом.

Кэти постаралась не побледнеть — ведь она и яйцо-то сварить не могла.

— Как я уже сказал, когда звонил миссис Робертс… ведь агентством руководит миссис Робертс, не так ли?

После секундного замешательства Кэти отважно выпалила:

— Лично я имела дело только с Дженет Мерсер. — Пирс кивнул, и Кэти осталась довольна своим ответом.

— Ах да, я разговаривал с миссис Мерсер в первый раз, когда звонил в агентство. Я сказал, что мне понадобится человек, который будет вести хозяйство, готовить, убирать и ухаживать за Поппи. — Он взял чашку и отпил глоток кофе. Тут Кэти заметила, что он не предложил ей вторую чашку. Должно быть, боялся, что история повторится. — И поскольку я хочу, чтобы в свободное время вы кое-что для меня печатали, нам надо наметить распорядок дня.

Готовить, убирать, нянчить ребенка, печатать… Самой Мэри Поппинс не приходилось так тяжело.

— Хотите что-нибудь сказать? — Пирс откинулся на спинку стула и спокойно посмотрел на нее.

От чего-то, что было в этом невозмутимом лице, у Кэти начала закипать кровь. Неплохо было бы сказать ему пару ласковых, но оттого, что она вслух обзовет Пирса эксплуататором, лучше никому не станет. «Подожди, пока обо всем этом узнает Майк», — мрачно сказала она себе и бесстрастно осведомилась:

— Сколько вы будете мне платить? — Разумеется, она здесь находится не ради зарплаты, но так ее история будет выглядеть даже интереснее.

Он нахмурился.

— А в агентстве вам разве не сказали?

— Сказали, — пожала плечами она, стараясь сохранять безразличный тон. — Но ведь я буду выполнять дополнительную работу — печатать, например.

Пирс приподнял одну бровь.

— Вы откровенны, мисс Филдинг, а я восхищаюсь этим качеством. — На мгновение он замолчал. — Тогда давайте прикинем, сколько вы будете получать.

И он назвал такую сумму, что Кэти чуть не упала со стула. Неудивительно, что Пирс так много требует, ведь он платит целое состояние. Она здорово ошиблась, когда про себя назвала его эксплуататором, — Тироун справедливо оплачивает напряженную работу.

— Вам это подходит, мисс Филдинг?

— Подходит. — Кэти попыталась сказать это ничего не выражающим голосом, и ей удалось скрыть свое изумление.

— По пятницам можете отдыхать.

— Отлично. Но сегодня вечером мне нужно поехать в Антиб. — Кэти вспомнила о вещах. — У меня встреча, и…

— На свидание собрались?

— Нет-нет! — замотала головой Кэти. Ей показалось, что взгляд Пирса в этот момент мог бы разрезать стекло.

— Мисс Филдинг, мне требуется человек, который на некоторое время полностью посвятит себя Поппи. Мне не нужна няня, которая каждый вечер будет мечтать о том, как бы поскорее сбежать к любовнику.

Кэти не поверила своим ушам.

— Сбежать к любовнику?! — Ее голос дрожал от ярости. — Как вы смеете так со мной разговаривать?!

— Смею, мисс Филдинг, смею, — официальным тоном заверил ее Пирс. — Поппи для меня главное. Я должен быть уверен, что ей обеспечен надлежащий уход. Будем говорить прямо: в Антиб вы сегодня не поедете. Если вы чувствуете, что не можете уделять все свое время ребенку и моему дому в тот период, на который я вас нанял, то скажите об этом прямо сейчас, чтобы мы не задерживали друг друга напрасно.

— Вы тоже очень откровенны, мистер Тироун, — в голосе Кэти чувствовалась насмешка.

— Так мы поняли друг друга?

— Отлично поняли.

— Вот и прекрасно, — протяжным голосом произнес Пирс и вновь откинулся на спинку стула. На его чувственных губах играла едва заметная улыбка.

И Кэти поняла, что Пирс влечет ее к себе. Он обладал сильным, каким-то животным магнетизмом, и возникавшее при этом чувство пугало, грозя полностью поглотить ее.

— Итак… — задумчиво произнес Пирс, и это слово вернуло Кэти к реальности. — Остается только написать для вас распорядок дня на завтра. Сегодня об ужине можете не беспокоиться — кофе с бутербродом будет достаточно. Мне еще нужно поработать. — Пирс говорил и одновременно быстро что-то писал. — А завтра… Так, посмотрим… На завтрак лучше кофе и французские гренки. Завтрак — ровно в семь. Люблю точность. Надеюсь, вы не против.

— Нет, если только Поппи тоже «за», — приятным голоском ответила Кэти, размышляя над тем, что это, черт возьми, такое — французские гренки?

— Обед ровно в час — приготовьте что-нибудь легкое. Можете меня удивить, я уверен, что ваши кулинарные произведения отличаются большой фантазией.

«Удивлю я его, это пожалуйста, — мрачно подумала Кэти. — Длительная изжога ему обеспечена».

Кэти кашлянула и, перебив его, спросила:

— А когда идти за покупками? — Она задала этот вопрос с отчаянным желанием хоть ненадолго выбраться из дому. — Мне же нужно купить продукты, чтобы приготовить ужин.

— Можете не беспокоиться — Анри привезет. Или мы закажем все, что вам понадобится.

— Вообще-то я предпочитаю сама делать покупки. Я очень разборчива в выборе продуктов.

— Об Анри можно сказать то же самое. — Взгляд Пирса был непоколебим.

— Да, но завтра мне все равно нужно в город… Я должна забрать вещи, — Кэти уже начала приходить в отчаяние.

— А где же ваши вещи? — Он подался вперед. — Разве вы прилетели из Лондона не сегодня утром?

— Ну, я… Не совсем…

Кэти почувствовала, как ее лицо залилось краской — нужно было срочно придумать причину, по которой ее багаж оказался в Антибе… Черт, она совсем не умеет врать.

— Здесь, наверное, какое-то недоразумение. Я раньше работала в одной семье в Антибе и приехала прямо оттуда. Их дочь пошла в школу, и в моих услугах больше не нуждаются.

— А почему вы оставили вещи? — сухо спросил Пирс, пристально глядя на нее.

— Ну, просто… — Как бы ей хотелось придумать что-нибудь побыстрее! — Так, предосторожность, — с облегчением выпалила она наконец-то пришедшую в голову мысль. — Прежде чем куда-то переехать, я всегда сначала убеждаюсь, что все в порядке… Особенно если приходится жить в одном доме с одиноким мужчиной.

Он окинул взглядом разгоряченное лицо Кэти, но в его холодных синих глазах ничего не отразилось.

— Понятно. Ну, меня-то вы можете не опасаться, мисс Филдинг, смею вас уверить.

Кэти это почему-то показалось скорее оскорблением, нежели заверением в безопасности. Понятно — она не в его вкусе. Джоди Стерлинг была и талантливой актрисой, и необыкновенной красавицей. Но зачем говорить с таким презрением? Она все-таки не уродина. От гнева Кэти вспыхнула, но сдержала себя и встретилась с Пирсом взглядом.

— Что ж, рада была услышать. — Она сказала это таким же невозмутимым тоном, как у него, и мысленно похвалила себя. — Я не хочу, чтобы между нами возникали недоразумения.

— Я тоже, — ответил Пирс, смерив ее холодным взглядом. — Я никогда не фамильярничаю с обслуживающим персоналом.

«Где уж мне тягаться с Пирсом Тироуном, — подумала Кэти. — Ему всегда удается поставить меня на место». А вслух она медовым голоском произнесла:

— Это похвально.

Он улыбнулся, и на мгновение в его глазах заиграли веселые искорки. «Будь я таким ограниченным и твердолобым снобом, я бы не стала смеяться, — разозленно подумала Кэти. — Во всяком случае, когда Пирс будет читать мою статью, ему уж точно будет не до смеха». От одной этой мысли Кэти заметно повеселела.

— Мне завтра тоже нужно в Антиб, так что поедем вместе, — спокойно продолжал Тироун.

Кэти нахмурилась. Как же она заберет вещи из гостиницы и позвонит Майку, если ее постоянно будет сопровождать Пирс?

— А как же быть с Поппи?

— Поппи возьмем с собой — мы поедем ненадолго. — Пирс посмотрел на часы. — А теперь, если не возражаете, мне нужно поработать. Не могли бы вы принести мне ужин?

Пирс сказал это не терпящим возражений тоном, давая понять, что разговор окончен.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Кэти вышла из кабинета и сразу увидела Анри, спускавшегося по лестнице с Поппи на руках.

— Мне кажется, Поппи пора покормить, мадемуазель, — сказал он.

Поппи улыбнулась, и на щеках у нее появились ямочки. Было в этой девочке что-то такое, от чего у Кэти сжималось сердце…

— Мадемуазель, перед уходом я должен показать вам, как управлять воротами. — С этими словами Анри знаком попросил ее следовать за ним.

Вскоре они оказались на кухне, довольно большой, с обеденным столом в деревенском стиле и дубовыми шкафами, пол был выложен блестящими терракотовыми плитками. На стене напротив был экран, который показывал освещенные прожекторами ворота.

— Нажмите здесь и здесь. — Анри переключил кнопки на панели, находившейся рядом с монитором, после чего ворота открылись и закрылись. — Мсье впускает только тех, с кем у него назначена встреча, — он очень занятой человек.

— Понятно, — сказала Кэти.

— Я сейчас уезжаю, вы сможете закрыть за мной ворота?

Она кивнула.

— Значит, вы живете не здесь?

— Нет, у меня дом в нескольких милях отсюда.

Эти слова очень обрадовали Кэти. Когда Пирс будет работать у себя в кабинете, она сможет беспрепятственно ходить по дому.

Поппи вдруг начала беспокойно суетиться у нее на руках.

— Покормлю-ка я малышку, — сказала Кэти и улыбнулась Анри, посадив ребенка на высокий стул.

Анри повернулся, открыл кухонный шкафчик и произнес:

— Я думаю, вы здесь сможете найти все необходимое.

Кэти с облегчением окинула взглядом баночки с детским питанием и пакетики с четкими инструкциями по употреблению.

— Спасибо, Анри. — Она еще раз решила попробовать его разговорить и дружелюбно спросила: — Так чем вы тут занимаетесь, Анри?

— Ухаживаю за садом, чищу бассейн, — ответил тот и, пожав плечами, добавил: — Так, слежу за порядком.

— А на мсье Тироуна приятно работать?

Анри кивнул.

— Мы с женой работали у него больше двенадцати лет. — Тут он на мгновение замолчал, и по его лицу пробежала тень печали. — Моя жена, Софи, пять месяцев как умерла.

— Я вам очень сочувствую, — искренне произнесла Кэти.

— Мы были женаты тридцать лет — у меня столько хороших воспоминаний… Но у меня есть внуки, работа… Мсье Тироун очень понимающе ко мне отнесся. — После секундного молчания он продолжил: — Но ведь он сам знает, каково это — потерять любимого человека.

— Правда?

Не успела Кэти задать этот вопрос, как Анри вдруг перебил ее:

— Что-то я разговорился. — С этими словами он направился к двери.

Еще несколько мгновений — и она могла бы многое узнать. О ком он говорил? Что это за любимый человек, которого потерял Пирс?

* * *

Она очень устала к тому времени, когда принесла Пирсу поднос с ужином. Не выдалось ни одной свободной минутки, чтобы осмотреть дом, — все время пришлось посвятить Поппи.

Ухаживать за ребенком было не так уж легко, но она, к собственному удивлению, вполне сносно справлялась с этой работой.

Когда Кэти вошла, Пирс едва взглянул на нее — он сидел у компьютера и что-то печатал. Она поставила поднос на стол.

— Как Поппи?