logo Книжные новинки и не только

«Нянька поневоле» Кэтрин Росс читать онлайн - страница 5

Knizhnik.org Кэтрин Росс Нянька поневоле читать онлайн - страница 5

Дэвида Коллинза она не видела уже два года — с тех пор, как он ушел из ее жизни.

— Стервятники чертовы, — в сердцах произнес Пирс, как только им удалось въехать в ворота.

Кэти вздрогнула, уловив в его голосе нотку ярости. Да поможет ей Бог, когда Пирс узнает, что она из той же шайки.

— Просто они пытаются выполнить свою работу, — примирительно произнесла она.

— Вы думаете? — Он раздраженно взглянул на нее и нахмурился. — Что случилось? Вы сильно побледнели.

— Ничего не случилось. — Как только машина отъехала на достаточное расстояние от ворот, Кэти выпрямилась.

— Терпеть не могу этих проклятых писак, — разгневанно произнес Пирс и оглянулся на Поппи.

Девочка крепко спала, откинув голову на спинку детского сиденья.

— Кому какое дело, женюсь я на Джоди или нет? Неужели у людей других забот мало? — сардоническим тоном продолжал Пирс. — А так как я не останавливался и на вопросы не отвечал, ответы они придумают за меня сами. Наверняка ведь скажут, что у нас с вами роман.

— Не думаю, — натянуто произнесла Кэти — от одной мысли об этом ее вдруг бросило в жар.

— Говорю вам, у этих людей нет ни капли совести.

— Они не все такие. Если уж вы хотели жить в неизвестности, надо было стать водопроводчиком или кем-то вроде того.

— Да что вы говорите?!

— Я говорю, что любопытство — основная черта любого человека. Люди всегда интересовались жизнью других, особенно знаменитостей. — Кэти даже не замечала иронической улыбки Пирса, настолько она была возбуждена. — Неужели у вас никто никогда не вызывал любопытства? Вам никогда не хотелось заглянуть за кулисы?

— Вы хотите узнать что-нибудь, прочитав статью в газете? — со смехом спросил Пирс, покачав головой. — Как же вы наивны! Я более скептически отношусь к этим вещам. Бьюсь об заклад, что половину всего напечатанного в газете они сами придумывают. Если не хватает интересной информации, они добавляют в материалы перцу, искажая правду.

Кэти открыла было рот, чтобы опять возразить, но вовремя спохватилась.

— Вы что-то хотели сказать? — Пирс поднял одну бровь и смерил ее вопросительным взглядом.

— Нет, ничего, — помотала головой она. — Просто… Просто всем нужно на что-то жить.

— Значит, по-вашему, с моей стороны было жестоко промолчать?

— Ну… — Она пожала плечами, не зная, что ответить. — Вы могли бы что-нибудь им сказать.

— Возможно, вы правы.

И не успела она охнуть, как Пирс развернул машину. Кэти испугалась, что он собрался вернуться к журналистам, но он только поставил машину так, чтобы быть лицом к воротам, и снова заглушил мотор.

— Тогда давайте подкинем им тему для статьи.

Она посмотрела на него, нахмурив лоб.

— То есть?

Тогда Пирс взял Кэти за подбородок и слегка приблизил ее лицо к своему.

— То есть — если я вас поцелую, они вернутся домой довольными и счастливыми. — Он произнес это низким, хрипловатым голосом.

Кэти подняла на него взгляд, и, когда их глаза встретились, по всему ее телу пробежала дрожь.

— Мне… мне кажется, что это… не решит проблему, — взволнованно пролепетала она, машинально взглянув на его губы. Сердце у нее бешено колотилось, и стало вдруг трудно дышать.

— Вы боитесь? Или, может быть, это некорректно — целоваться со своим хозяином?

Кэти каким-то образом сумела задать разумный вопрос:

— А как вы это объясните Джоди Стерлинг?

— Я никому ничего не должен объяснять, но, раз уж вы спрашиваете, я скажу ей, что хотел сделать приятное прессе.

Глаза у Кэти сузились, но он тут же коснулся ее губ своими.

Она хотела было резко отстраниться — и могла бы сделать это с легкостью. Но почему-то ответила на поцелуй…

— Хм, а делать приятное прессе, оказывается, приятно, — прошептал он, наконец оторвавшись от нее.

— Даже не верится, что вы это сделали, — хрипловатым голосом произнесла она.

— Разве? — Его взгляд остановился на плавной линии ее губ, и Кэти затрепетала, словно он поцеловал ее снова. — Тогда мы можем сделать второй дубль — на тот случай, если у кого-то не сработал телеобъектив.

И вдруг ситуация совершенно четко предстала перед ее глазами.

— Как вы думаете, получился у кого-нибудь с такого расстояния приличный снимок? — взволнованно спросила она. Мысль о том, что завтра ее фотография появится во всех газетах, встревожила Кэти. Если начальник это увидит, то будет очень удивлен. И потом, вдруг ее кто-то узнает?

— Искренне надеюсь, что да. — Пирс открыл дверцу и вылез. — Если повезет, кто-нибудь еще и напишет хорошую статью.

— И ваша предполагаемая свадьба с Джоди Стерлинг отойдет на второй план? Этот поцелуй предназначался не только для газет, но и для Джоди тоже? Вы хотите дать ей понять, что не женитесь на ней?

Тут Кэти тоже выбралась из машины навстречу теплому летнему солнцу, и Пирс посмотрел на нее поверх крыши автомобиля. Увидев, как гневно сверкают ее глаза, как дрожат губы, он кратко произнес:

— Кэтрин, вы все слишком усложняете. Хотите честный ответ?

— Да.

Пирс осторожно поднял спящую Поппи с заднего сиденья, и Кэти вдруг захотелось плакать.

— О моей свадьбе с Джоди Стерлинг не может быть и речи. Мы с ней это знаем, и теперь пресса узнает тоже.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Кэти так намучилась с ужином, что ей хотелось повыбрасывать кастрюли в окно — все шло из рук вон плохо. Соус убежал, а овощи переварились.

— Как дела с ужином? — Пирс вошел как раз в тот момент, когда она сунула горелую сковородку в раковину.

— Чудесно. — Кэти обернулась с преувеличенно веселым видом, закрывая собой компрометирующую ее кухонную посуду.

— У меня еще есть время принять душ?

— Да-да, можете не спешить.

Когда Пирс вышел, Кэти чуть было не села на пол, обессилев от усталости.

День был очень трудный. Поппи все время капризничала, и напряжение, казалось, висело в воздухе.

С тех пор как Пирс поцеловал ее, между ними установилась заметная холодность. Сегодня она целый час сидела у него в кабинете, перепечатывая заметки, и все это время Пирс почти не разговаривал с ней — если не считать нескольких коротких деловых фраз. В конце концов она пришла к выводу: Пирс беспокоится, что она не так поняла его поцелуй и сделала неверные предположения.

Отвернувшись от раковины, Кэти решительно направилась к телефону.

Не стоит и пытаться готовить дальше. Спасительная идея приходила к ней и раньше — но она отвергла ее, считая слишком опасной. А теперь Пирс принимает душ, журналисты уже уехали, и у ворот никого нет… Да, подъездная дорожка пуста. Теперь, когда все тихо, можно попробовать.

Кэти взяла в руки телефонный справочник и нашла номер маленького бистро под названием «Ле Гарден», находившегося в нескольких милях отсюда. Она уже звонила туда и узнала, что можно заказать еду на дом.

Осталось открыть для них ворота и попросить, чтобы ужин подвезли к черному ходу.

Заказ еще не привезли, как вдруг в кухню вошел Пирс. На нем были джинсы и голубая шелковая рубашка, а волосы не совсем высохли после душа.

— Вам помочь? — спросил он, взглянув на плиту.

— Нет… Нет, спасибо. — Только бы Пирс не посмотрел на экран и не увидел открытых ворот.

Он выдвинул стул и сел.

— Если вы не возражаете, то мы могли бы поужинать вместе.

— Прекрасная мысль. Может, в столовой? — весело предложила она. — Там вам будет легче расслабиться.

— Что ж, я целиком за то, чтобы расслабиться. — Он произнес это с улыбкой и каким-то провокационным тоном.

Чуть раньше, уложив Поппи спать, Кэти переоделась в короткую черную юбку и белую блузку из мягкого шелковистого джерси — это было единственное, что не слишком помялось, когда она запихивала одежду в чемодан. Правда, теперь она начала сомневаться, не слишком ли короткая у нее юбка. Вдруг Пирс снова решит, что она нарочно выставляет себя напоказ — как той ночью? От этой внезапной мысли Кэти смущенно вспыхнула.

— Так вы хотите перейти в столовую? — взволнованно спросила она.

— Давайте. — К ее облегчению, Пирс встал, но вышел не сразу. Сначала он открыл ящик со столовыми приборами, а потом достал из шкафа бокалы. — Я могу накрыть на стол, — сказал он в ответ на ее вопросительный взгляд.

И только Пирс вышел, она услышала, как к дому приближается машина. Кэти быстро выбежала навстречу. Посыльный, должно быть, решил, что она не в себе — выхватив коробки и сунув ему деньги, девушка сразу же захлопнула дверь.

* * *

— Вы хорошо готовите, Кэтрин, — заметил Пирс, как только Кэти поставила перед ним второе блюдо.

— Спасибо. — Она залилась краской. Хоть бы он подумал, что это от долгого стояния у горячей плиты!

Они сидели в изящной столовой, за полированным столом розового дерева. Пирс зажег свечи, и мерцающий свет словно сближал их друг с другом, снимая напряжение.

Кэти вдруг осознала, что не может заставить себя взглянуть на Пирса. Наверно, Пирс думает, что тот поцелуй ввел ее в заблуждение и она будет теперь претендовать на большее…

— Зря вы беспокоились, зажигали свечи, — сказала она.

— Но вы ведь приготовили такие чудесные блюда. — И он, улыбнувшись, поднял на Кэти взгляд. — И потом, вы сами предложили, чтобы мы ужинали здесь, так что нужно выдержать стиль.

Их взгляды встретились. Пирс смотрел на нее так ласково и снисходительно, что у Кэти бешенно забилось сердце и пересохло в горле.

— Я хочу сказать, что чувствую себя неловко из-за… сегодняшнего…

— Из-за того, что мы поцеловались? — Он не стал ходить вокруг да около.

— Я понимаю, что это ничего не значит, что это шутка… Я только хочу, чтобы вы поняли, что я понимаю… Вы поняли, что я имею в виду?

— Не совсем. — Пирс рассмеялся. И было в его смехе что-то такое, от чего у Кэти сердце забилось чаще.

Он наклонился и налил ей выдержанного красного вина. Огоньки свеч поблескивали на гранях бокала и на рубиново-красной жидкости.

— А откуда вы знаете, что это ничего не значило? — внезапно спросил Пирс.

— Не смейтесь надо мной. Это не смешно и невежливо.

— Трудно удержаться в рамках вежливости. Вы очень красивая женщина, Кэтрин. Вы можете заставить мужчину потерять хладнокровие.

В это мгновение Кэти подумала, что Пирс, должно быть, опытный соблазнитель. Тем более что у него все для этого есть. И к тому же он умеет завлекать сладкими речами, когда ему это нужно.

Встряхнув головой, она попыталась рассеять чувственную ауру, создаваемую его словами.

— Вы ведь говорили, что никогда не фамильярничаете с персоналом. — Она хотела отшутиться, но шутка получилась натянутой.

— Да, говорил. Но я скорее имел в виду себя — хотел заставить себя держаться от вас на расстоянии… В вашей жизни есть серьезное чувство, Кэтрин? — Пирс произнес это так, будто искренне ею интересовался, и Кэти на мгновение растерялась.

— Нет, ничего серьезного. С тех пор, как… В общем, давно, — робко закончила она.

— Вы хотели сказать — с тех пор, как разорвали помолвку?

«А он на удивление проницателен», — с опаской подумала Кэти, встретившись с Пирсом взглядом, и кивнула.

— Давно вы расстались?

— Уже года два прошло. — И она взяла бокал с вином. Кэти не хотелось сочинять байки, и она резко произнесла: — Ничего, если мы сменим тему? Мне не очень нравится говорить о Дэвиде.

— Почему? Разве еще не все позади?

— Все. И уже давно.

— Он, должно быть, причинил вам много боли? Он, наверно, совсем с ума сошел, если упустил такую девушку.

Эти слова и тон, которым он их произнес, творили с ней что-то странное.

— Так о чем вы хотите поговорить?

— Не знаю… — И она беспомощно пожала плечами. — Расскажите о Джоди Стерлинг. Какая она?

Пирс нахмурился.

— Джоди красивая, талантливая. — И он взял свой бокал. — Вы, наверное, видели ее в фильмах?

— Да. — Она кивнула. — Я просто хотела узнать, какова Джоди Стерлинг в действительности.

— Она чудесный человек. Пожалуй, больше нечего добавить, — отрывисто произнес он.

— Так почему же вы на ней не женитесь?

— Это и есть естественное человеческое любопытство, о котором вы сегодня говорили? — сухо осведомился он. — Или у вас другого рода мотивы?

— Просто интересно.

— Тогда накупите завтра газет — вы наверняка найдете там предположения на сей счет.

— Мне не нужны «предположения» из газет, — откровенно призналась она. — И потом, если у них есть наша… наша фотография, то я уже знаю, что там будет написано.

— Что я негодяй и бабник. — Пирс откинулся на спинку стула, и на губах его играла едва заметная улыбка.

— А так ли это на самом деле?

— Нелегкий вопрос. Если скажу, что нет, вы мне не поверите. А если скажу, что и в самом деле бабник, вы начнете бояться, как бы я вас снова не поцеловал…

— Мне кажется, вы надо мной насмехаетесь. — Она поставила свой бокал на стол. — Вы специально хотите привести меня в замешательство, разозлить, да?

— Разве? — спокойно, с невозмутимым выражением лица спросил он. — Так удается мне это или нет?

— Нет, — с натянутой улыбкой, но решительным голосом произнесла она.

— Ну, тогда все в порядке. — Казалось, Пирс очень доволен собой.

«А ведь он прекрасно знает о своем пагубном влиянии на меня», — разозленно подумала Кэти. Ей еще не удалось добиться от него ни одного толкового ответа на вопросы о Джоди и об их ребенке. Похоже, Пирсу нравится ходить вокруг да около и играть с ней в кошки-мышки.

— Знаете что? — неожиданно для себя произнесла Кэти. — Мне кажется, вы очень ответственный человек. Вы любите Поппи, хотите для нее самого лучшего… Но в глубине души вы боитесь посвятить себя Джоди.

— Почему?

— Потому что вы боитесь потерять ее, как потеряли свою первую жену. Поэтому защитный инстинкт заставляет вас остерегаться серьезных отношений. — Кэти вдруг показалось, что она попала в точку. Лицо у Пирса уже не было веселым, а губы сжались в одну четкую, насмешливую линию.

— Значит, няни теперь увлекаются психологией?

— Я права, да? — тихо спросила она.

— Нет, вы ошиблись. — Он был явно раздражен. — И еще вы вышли за рамки. Мои отношения с Джоди вас не касаются. Вы здесь находитесь для того, чтобы ухаживать за Поппи, а не подвергать анализу мою личную жизнь.

Внезапно возникший между ними холодок стал почти осязаем. Кэти чувствовала себя так, будто ей дали пощечину.

— Что ж, извините, — ледяным голосом ответила она. — Но вы сами были не прочь задать мне несколько личных вопросов. И вы разве не выходили за рамки, когда целовали меня?

— Как говорится, не в бровь, а в глаз, — тихо произнес Пирс. — Пусть это будет для нас уроком: надо держаться на подобающем расстоянии друг от друга.

— Как скажете. — Она встала и начала быстрыми, резкими движениями убирать со стола посуду.

«Почему я так злюсь? — думала Кэти, загружая посудомоечную машину. — Пирс имел полное право сказать мне все это — ведь я и вправду сую нос не в свое дело. Я здесь для того, чтобы написать статью», — резко напомнила себе Кэти.

— Я вас рассердил, — голос Пирса заставил ее обернуться.

— Нет, по-моему, это я вас рассердила.

Он улыбнулся.

— Не будем спорить.

Из-за улыбки Пирса Кэти снова почувствовала себя слабой и беззащитной. Ее влекло к нему, и она ничего не могла с этим поделать.

— Не будем. — Она повернулась к машине и включила ее. — Просто мы оба утомились после бессонной ночи.

— Наверное.

Несмотря на то что разговаривали они вежливо, атмосфера была явно накалена.

— Хотите кофе? — весело поинтересовалась она, взяв чайник.

— Вы закрывали ворота после ухода Анри? — Этот неожиданный вопрос, заданный очень серьезным голосом, заставил Кэти нахмуриться и взглянуть на Пирса. Тот с недовольным выражением лица смотрел на монитор.

— Разумеется. Я… — Тут она осеклась, вспомнив, что за Анри-то она закрыла, а за посыльным — забыла. Лицо Кэти залилось краской.

— Кэтрин, ну что вы, в самом деле! Вокруг дома ошивается целая армия репортеров — о взломщиках я даже не говорю.

— Я не могу все удержать в голове, — пробормотала она.

Налив чайник, она повернулась спиной к Пирсу и уставилась в окно, дожидаясь, когда закипит вода.

Но тут поток ее мыслей оборвался — Кэти с ужасом заметила во тьме чье-то лицо, прижатое к оконному стеклу, и пронзительно закричала.

— В чем дело, черт возьми? — Пирс сейчас же оказался рядом с ней. — Что случилось? — Он схватил ее за руку, обеспокоенный тем, что Кэти побледнела и съежилась.

— Там, снаружи, кто-то был, — дрожащим голосом ответила Кэти. — Кто-то подсматривал за нами.

Пирс поднял взгляд к окну, но уже никого не увидел.

— Я позвоню в охранное агентство, — вполголоса произнес он. Дозвонившись, он дал свой кодовый номер, после чего положил трубку и решительно направился к задней двери.

— Не ходите туда! — осипшим от волнения голосом воскликнула Кэти. — Вдруг он вооружен и только и ждет, чтобы вы вышли!

— После вашего крика его и след простыл.

Пирс улыбнулся, но Кэти было совсем не смешно.

— Даже если так… Не открывайте дверь, Пирс. — И она взяла его за руку. — Я не перенесу, если с вами что-то случится. В этом буду виновата я — ведь это я оставила ворота открытыми, и…

— Ну же, Кэтрин, не волнуйтесь. Хорошо, я не буду открывать дверь, если вы не хотите, — продолжал он успокаивающим голосом, и Кэти положила голову ему на грудь.

— Это все я виновата, — сказала она. — Извините за ворота, Пирс… Просто я была так занята ужином. — Она еще плотнее прижалась к нему, и Пирс обнял ее.

— Да нет, ничего страшного… Если не считать ущерба, причиненного вашим нервам.

Его голос был глубоким и теплым. Едва уловимый запах одеколона напомнил Кэти о его халате и о прошлой ночи.

Вдруг она поняла, что находится в его объятиях. Теперь уже ей было не страшно, и она всем своим существом ощущала его близость.

— Вам уже лучше? — мягко осведомился он.

Кэти слегка отстранилась, чтобы взглянуть на него, и это было ошибкой. Ей казалось, она сейчас утонет в глазах Пирса.

— Я прекрасно себя чувствую, когда вы меня обнимаете, — хриплым голосом пробормотала она.

— Черт побери, Кэтрин! — Его голос отдавал смесью раздражения и желания, и у Кэти сжалось сердце. Нет, так нельзя. Она это знает, да и он тоже. Но, несмотря ни на что, Пирс наклонил голову и поцеловал ее — и она ответила на его поцелуй.

Кэти еще ближе прильнула к нему, желая, чтобы это никогда не кончалось. Но вдруг послышался звонок в дверь, и они отстранились друг от друга.

Звонок повторился.

— Это из охраны. Надо впустить, пока они не разбудили Поппи.

Кэти проводила Пирса взглядом и подумала: надо выбираться отсюда. Надо уходить, пока все окончательно не вышло из-под контроля.