logo Книжные новинки и не только

«Только во имя любви» Кэтрин Росс читать онлайн - страница 3

Knizhnik.org Кэтрин Росс Только во имя любви читать онлайн - страница 3

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Скажите, вы замужем? — вдруг спросил он.

Вопрос застал ее врасплох. Она покачала головой в замешательстве:

— Нет, а почему вы спрашиваете?

— Вы живете одна? У вас нет мужчины? — продолжал он.

— Это… совершенно не ваше дело! — Она начала заикаться. — Зачем вам все это?

— Приму как отрицательный ответ. — Он поднял руку, не давая ей прервать его. — Вы правы, это не мое дело, но у меня есть предложение.

— Какое?

Ее сердце неровно билось о грудную клетку.

Он заметил тревогу в ее глазах и чуть улыбнулся:

— Исключительно деловое, уверяю вас.

Его суховатый тон заставил ее снова залиться краской, но она не отвела глаз. Она не интересовала его как женщина — а он не интересовал ее как мужчина.

— Хорошо, тогда поясните, пожалуйста: вы хотите выкупить ресторан или нет?

— Говоря совсем начистоту, я никогда не хотел выкупать его. Я хотел, чтобы вы освободили помещение — я собираюсь перепланировать здание.

Такого она не ожидала.

— Вы хотите снести здание?..

— Да, но я буду очень щедр в вашем отношении, Виктория, — перебил он, глядя на часы. — Вот что я предлагаю. Я перенесу ваш ресторан в любое место в городе, возьму на себя зарплату служащих на время переезда, обустройство, рекламу и щедро возмещу все неудобства. Я дам вам вдвое больше, чем мы предлагали в первый раз. Что скажете?

Ее глаза расширились.

— В чем подвох? — спросила она хриплым неуверенным голосом. — С чего вы вдруг решили столько заплатить мне?

— Я хочу кое-чего взамен.

Натан заерзал у нее на коленях. Ему было скучно, он хотел, чтобы она отпустила его, но она крепко обнимала ребенка.

— В смысле что-то кроме разрушения моего чудесного ресторана?

— Думаю, мое предложение с лихвой компенсирует неудобства, — легкомысленно ответил Антонио. — Вы обеспечите себя финансово, если я прикрою ваш тыл в новом предприятии. Я только хочу, чтобы вы посвятили мне немного времени.

Она подозрительно прищурилась.

— Мне нужна жена.

Он сказал это так равнодушно, что Виктория сначала не поняла, правильно ли услышала его.

— Простите, вы сказали… жена?

Он улыбнулся:

— Не волнуйтесь так, это брак для дела. Я не собираюсь тащить вас в постель, в соглашении не будет ничего неподобающего.

Виктория потрясла головой, пытаясь собраться с мыслями. Она знала, что Антонио Кавелли может позволить себе любую женщину и она явно не из его весовой категории.

— Зачем вам жена? И почему вы просите меня?

— Потому что вы подходите. Мне нужна готовая семья на небольшое время без осложнений. Вы прекрасно подойдете, — улыбнулся он, листая календарь, — если будете в нужном месте в нужное время.

— Повезло мне, — сказала она низким голосом, пытаясь побороть разгорающийся гнев. — Может быть, вы будете так любезны, что объясните мне, какие именно деловые причины толкают вас на это?

— Не волнуйтесь о деталях, Виктория. — Он взял ручку. — Это сложно и связано с долевым владением моей компанией. Вам не о чем беспокоиться.

Покровительственный тон заставил ее вскинуть голову и сверкнуть глазами.

— Слишком сложно для такой, как я, — вы это хотите сказать?

— Нет, не это. — Он посмотрел на нее. — Вы умная женщина, так что позвольте перефразировать: это не ваше дело.

Сталь в его голосе отчетливо говорила, что с людьми вроде него не шутят. Она нервно сглотнула, но заставила себя продолжить:

— Я должна заботиться о ребенке, мистер Кавелли, его благо — самое важное для меня, поэтому я имею право знать, на что подписываюсь, раз уж вы выбрали меня в жены.

Он нахмурился:

— Я думал, что выразился ясно. Это не настоящее предложение. Я не заинтересован в вас лично, это только для дела.

— Это понятно. — Щеки Виктории становились все краснее. — Но мне этого все равно недостаточно…

— Все, что вам нужно знать, — это что договор честный и я буду относиться к вам и вашему сыну с заботой и уважением, пока вы под моей крышей.

— Под вашей крышей… — Виктория потрясла головой. От мысли, что придется жить в одном доме с этим мужчиной, она запаниковала. — Нет, я не согласна. Одно дело — подписать бумажки, совсем другое — переехать к вам.

Антонио выглядел немного удивленным. Десятки женщин жаждали переехать к нему и согласились бы выйти за него, стоило ему только щелкнуть пальцами. А эта невзрачная женщина смотрела на него как на великана-людоеда. Поразительно!

Однако это делало ее еще более подходящей кандидатурой. Он снова посмотрел на календарь. Он никогда не предложил бы такого женщине, ждущей своего часа: слишком много было бы эмоциональных трудностей, чего он никак не мог допустить.

— Не переживайте, вы будете нужны мне только… Посмотрим… — Антонио помолчал, прикидывая, сколько времени уйдет на перевод доли отца на его имя. Старик наверняка поднимет крик, но все записано. — Скажем, на месяц плюс-минус пара недель. Как только я завершу перевод, мы расторгнем брак и больше никогда не увидимся.

— Вы не очень-то уважаете институт брака, да, мистер Кавелли?

— Я уже говорил: это бизнес. — Антонио поднял бровь. — Если сделка вам не по душе, я найду кого-нибудь другого.

Виктория с облегчением кивнула:

— Так будет лучше всего.

Антонио нахмурился и откинулся на спинку кресла. Он не ожидал такого. Другая на ее месте вместе с деньгами оторвала бы руку, дающую их.

— Лучше для кого? Вряд ли для вашего сына. — Он посмотрел на мальчика, сосредоточенно игравшего с пуговицей на ее жакете. Антонио не мог не отметить, что жакет был довольно поношенным, а одежда мальчика выглядела новой. — Вы осознаете, как это скажется на нем? Частное обучение и хороший дом. А что можете предложить ему вы? Я проверил ваши счета, Виктория: даже по самым оптимистичным прогнозам у вас есть две-три недели, а потом в вашу дверь постучатся приставы.

Она уже поднялась на ноги, но после этих слов снова упала на стул:

— То есть… Договор аннулируется полностью?

Он развел руками:

— А чего вы ожидали?

— Я думала, вы вернетесь к изначальному предложению.

Антонио только холодно покачал головой.

— Но вам нужно, чтобы я освободила помещение, вы сами сказали!

— Я не могу ждать.

В отчаянии она пыталась задавить растущую панику, с трудом находя силы стоять на своем:

— Что ж, я не сдамся без боя.

Антонио не мог не восхититься ее стойкостью, но у него не было ни времени, ни желания быть филантропом. Ему нужно заключить эту сделку, к слову, очень выгодную для нее, пока отец не понял и не исправил свою ошибку.

— Без денег сражаться трудно, и поверьте, Виктория, лучше вам не враждовать со мной — выиграть не удастся.

Ее словно ударили. В эту секунду она ненавидела его, ненавидела его надменность, уверенность и силу, и особенно то, что он был прав. Идти против этого тайфуна было бессмысленно.

По несчастному выражению ее лица он понял, что пора сделать последний ход:

— Жаль. Как хотите. Я попрошу секретаря проводить вас.

— Нет!

Антонио не успел даже протянуть руку к телефону и победно улыбнулся.

— Я знал, что вы сделаете правильный выбор. — Он поставил красный крестик в календаре. — У меня есть два свободных часа в следующий понедельник. Мы подпишем бумаги в два, а в два тридцать поженимся.

Виктория ничего не сказала. Не будет никакой свадьбы, она согласилась, только чтобы выиграть время. К следующей неделе она найдет решение. Должно быть решение.

Глава 3

Эмма сунула голову в комнату Виктории и взволнованно сказала:

— Тот потрясающий парень снова здесь и говорит, что хочет видеть тебя.

Виктории не было нужды уточнять, кого она имеет в виду, — только один человек мог вызвать такое волнение. Предчувствие заставило ее нервно вздрогнуть.

С их встречи прошло два дня и две бессонные ночи. Все это время она снова и снова просматривала счета, пытаясь найти выход. Вот и сейчас она в отчаянии тщетно перебирала бумаги, все отчетливее понимая: либо она выходит за Антонио Кавелли, либо теряет все.

Она не сдастся просто так, жестко сказала она себе, борясь с паникой и переводя взгляд с метрдотеля на бумаги. Но что она могла сделать?

— Он не один, — добавила Эмма. — С ним двое мужчин и женщина, они хотят выпить кофе.

Может быть, Антонио передумал, вдруг подумалось Виктории, может быть, он здесь по другому делу? От этой мысли ей стало немного легче.

— Посмотрим.

Виктория встала и пошла по коридору, соединяющему ее комнату с рестораном.

В двери за стойкой метрдотеля было маленькое окошко. Виктория выглянула в него, встав на цыпочки, и увидела Антонио Кавелли, болтающего со своими спутниками.

Лежа в постели без сна, она пару раз начинала сомневаться, так ли он привлекателен и правильно ли она поняла его ультиматум. Это было слишком неправдоподобно, чтобы поверить. Однако сейчас, глядя на него, она поняла, что ничего не выдумала. Это был влиятельный, энергичный бизнесмен, ухоженный, в дорогом костюме, всегда получающий то, чего хочет, и даже на расстоянии сводящий ее с ума своей привлекательностью.

Честно говоря, она до смерти боялась его. Виктория посмотрела на его спутников. Один из них был бухгалтер Том Робертс, другому, одетому в безупречный костюм, было под сорок. Он тоже был весьма хорош собой, но до Антонио Кавелли ему было далеко. Женщине было едва за двадцать, длинноволосая блондинка с идеальной фигурой, одетая в юбку-карандаш и короткий жакет, она явно была во вкусе Антонио. Виктория снова посмотрела на него, и в ту же секунду он посмотрел в ее сторону. Она отшатнулась от окошка, как подстреленная.

Может быть, он не заметил ее, а даже если заметил — что с того?

— Ты в порядке? — спросила Эмма у нее за спиной.

— Конечно.

Виктория попыталась улыбнуться.

Она была совсем не в порядке. Сердце колотилось, паника сковывала движения.

— Сказать ему, что ты будешь через минуту?

Вопрос заставил Викторию оглядеть себя. Она не предполагала, что будет работать сегодня, так что на ней были старые черные джинсы и простая белая футболка. Она не могла показаться им в таком виде! Однако ничего лучше у нее не было. Она больше года не покупала новой одежды, не делала ничего для себя. Все деньги тратились на Натана и ресторан, а ей самой ничего не оставалось.

— Скажи ему, что я занята, и спроси, не могли бы мы перенести…

Эмма подняла бровь, и Виктория замолчала.

— Ты хочешь, чтобы я так сказала? — подозрительно спросила Эмма. — Он почему-то не производит впечатления человека, охотно что-то переносящего.

Конечно, она была права. Виктория закусила губу и пошла к себе. Ей хотелось запереть двери, занавесить окна или сбежать так далеко, насколько позволят дрожащие колени. Иногда жить в одном здании с местом работы было удобно, но только не сейчас.

— Скажи ему…

Слова замерли на ее губах, в дверях за спиной Эммы стоял Антонио Кавелли.

— Если вам нужно что-то сказать мне, Виктория, прошу вас, говорите прямо.

Виктория никак не могла совладать с голосом, и Эмма развернулась к нему:

— Простите, я как раз шла к вам.

— Все в порядке. — Он улыбнулся метрдотелю. — Можете быть свободны.

Не взглянув на Викторию, Эмма вышла и закрыла за собой дверь. Минуточку, подумала Виктория. Это ее владения, с каких это пор ее служащие подчиняются Антонио Кавелли?

— Какие-то проблемы, Виктория? — спокойно спросил он.

С огромным трудом она собралась с мыслями.

— Единственная моя проблема — это вы. — Она не знала, откуда взялись силы, но их хватило, даже чтобы встретиться с ним взглядом. — Это моя личная территория, вы не имеете права врываться сюда.

— В таком случае вам следовало бы поскорее выйти в зал, — улыбнулся он. Было что-то трогательное в том, как она пыталась не сдавать своих позиций. — Расслабьтесь, Виктория. Нам надо решить несколько деловых вопросов до свадьбы.

— Значит, вы все еще хотите этого? — неожиданно хрипло спросила она.

— Конечно, все решено.

Он рассеянно разглядывал ее.

Она была ненакрашена, и очки по-прежнему закрывали половину лица. Зачесанные назад волосы невыгодно подчеркивали ее бледность, а фигуру снова скрывала бесформенная одежда: футболка на размер больше, чем нужно, свободные джинсы. Однако он мог представить, что под ними имелись соблазнительные изгибы. Так почему же она так одевается?

Бесцеремонный оценивающий осмотр ее одежды и тела заставил ее вспыхнуть. Она поспешно схватила со стула кардиган и завернулась в него, словно отгораживаясь от Антонио серой шерстяной тканью.

— Что вы делаете? — удивленно спросил он.

— Пытаюсь устроиться поудобнее.

Она очень надеялась, что он не заметил, как его взгляд превращает ее в желе.

Темная бровь иронично приподнялась. Скорее всего, он заметил, как и она, что его осмотр был критическим. Она старалась казаться уверенной, но жаркий румянец на щеках не очень способствовал этому.

— Здесь около тридцати градусов. — Он окинул взглядом комнату, удивляясь, как она живет здесь. Обе комнаты чистые и аккуратные, но обстановка чрезвычайно простая. — У вас нет кондиционера?

Ей стало еще жарче оттого, что его внимание переключилось на ее жилище.

— Вообще-то есть, но он выключен, потому что мне холодно!

На самом деле она просто не могла позволить себе целыми днями держать его включенным, поэтому экономила на нем, пока Натан был в яслях. Гордость вынудила ее солгать.

— Вы, наверное, заболеваете.

Он нашел выключатель, и прохладный воздух хлынул в комнату.

Как он смеет так вести себя, подумала она, что он о себе воображает!

— Вы правы, я, наверное, заболеваю, — гневно сказала она. — Я думаю, это ужас в конечной стадии от мысли, что на следующей неделе мне придется выйти за вас замуж!

В его глазах мелькнуло веселое удивление. Ему нравилось ее резкое чувство юмора.

— Не волнуйтесь насчет церемонии, это займет десять минут.

Его беззаботный тон разозлил ее еще сильнее.

— Я волнуюсь не из-за церемонии, а из-за того, что последует за ней.

Неужели его совершенно не волновала чудовищность того, что он предлагал ей?

— Уверяю вас, единственными последствиями будут положительный счет в банке и лучшая жизнь для вас и вашего сына.

Очевидно, нисколько не волновала.

— Деньги, знаете ли, еще не все, — порывисто сказала она.

Такого ему еще не говорили. Он поднял бровь и улыбнулся.

— Вы правы, но они помогают жить.

Он снова огляделся, и она тоже невольно посмотрела на комнату его глазами, замечая, какой маленькой и утилитарной она была.

— А вам нужна помощь, — холодно продолжил он. — У вас растет сын, и скоро вам двоим перестанет хватать места.

— Натану всего два года, у меня достаточно времени, чтобы придумать что-нибудь, а пока я буду растить его с любовью, и это единственное, что действительно важно.

— Такой подход достоин восхищения, но любовью не оплатишь счета.

— Мы справляемся!

Она сжимала и разжимала кулаки.

— Нет, не справляетесь, Виктория. Вы на грани банкротства.

— Прибыли невелики, признаю, — хрипло сказала она. — Но мы бы прорвались! И большая часть моих проблем появилась из-за того, что вы бессовестно повышаете мою арендную плату.

Антонио покачал головой и посмотрел на часы:

— Это бизнес, не принимайте близко к сердцу. Мы сделаем так, чтобы на новом месте над вами никто не довлел.

Она скрипнула зубами от его покровительственного тона, но не успела ничего сказать, прежде чем он пошел к выходу.

— Эта сделка для вас выгоднее, чем для меня. А насчет церемонии все-таки не волнуйтесь, это простая формальность. Приходите хоть в джинсах, мне все равно.

— Может, я так и сделаю, — пробормотала она. — А может, совсем не появлюсь. Кто знает, может, у меня есть план.

Он чертовски уверен в себе. Почему он решил, что она покорно сделает все, что он прикажет? Почему она так переживает, а он как будто и не участвует во всем этом?

Антонио спокойно встретил ее пылающий взгляд:

— Вы умная женщина. Уверен, вы придете.

Она задрожала, внезапно осознавая, как глупо было думать, что есть какой-то другой путь.

— Да, скажите, ваш паспорт в порядке? — вдруг спросил он.

— Мой паспорт? — Она прищурилась. — Да…

— А вашего сына?

Она изумленно посмотрела на него:

— Да… А что?

— Сразу после церемонии мы летим в Италию.

— В Италию? — Ее сердце забилось так громко, словно стучало у нее в голове. — О чем вы? Я никуда не полечу! У меня дела здесь!

— Вы выходите за меня замуж, помните?

Терпеливое удивление снова мелькнуло в его глазах.

— Но вы ничего не говорили про Италию!

Она отступила на шаг, как будто боялась, что он прямо сейчас взвалит ее на плечо и унесет с собой.

— Виктория, я ясно сообщил вам, что в ближайшие несколько недель мы будем жить в одном доме.

— Я думала, вы имеете в виду дом в Сиднее!

— У меня есть несколько домов в Сиднее, но ни один я не могу назвать своим домом. Мы полетим на озеро Гарда, там мой дом.

— Вы не говорили об этом!

— Теперь говорю, — спокойно ответил он. — Вы нужны мне там.

— Я не понимаю, какое значение имеет место проживания, если наш брак — всего на несколько недель…

— Потому что я живу в Италии, — терпеливо повторил он. — Мне так удобнее. И я хочу представить вас моему отцу.

Он еще раз окинул ее взглядом и подумал, как отреагирует на нее отец, уверенный, что Антонио выберет в жены светскую львицу модельного вида, вроде последней девушки Антонио, принадлежавшей к аристократическим кругам. Именно такую жену он хотел для сына и неоднократно намекал ему, как хорошо она подходит ему, каким выгодным для семьи Кавелли будет этот брак. Удивительно, что для него это стало так важно, в то время как несколько лет назад его совершенно не заботило то, что он навлек позор на семью.

Антонио улыбнулся. Он заставит этого лицемера задуматься. Виктория шокирует его, но, когда он узнает, что его перехитрили, он придет в бешенство. Это будет идеальная месть за все унижения, которым годами подвергалась его мать.

— Но как же быть с моим бизнесом? — снова спросила Виктория. — Я не могу просто так оставить его.

— Можете. Я обо всем позабочусь, — отрезал Антонио. — Вы летите со мной, это не обсуждается.

— Надолго?

— На несколько недель, самое большее — на пару месяцев.

— И потом мы разведемся?

— Да. — Он взглянул на часы. — Давайте двигаться, у меня еще много дел сегодня.

Виктория беспомощно уставилась на него. У нее было еще много вопросов, но она едва могла думать. Все происходило слишком быстро для нее.

— Я позову команду сюда, — продолжил он. — Здесь будет удобнее, чем в зале.

— Команду?

— Людей, которые будут управлять вашим рестораном.

— Я сама могу управлять своим рестораном!

— Вы выходите на иной уровень, Виктория.

Его тон напомнил ей снисходительного родителя, усмиряющего буйного ребенка. Он подошел к двери и попросил Эмму позвать своих спутников. Виктория смотрела на входящую команду — в зале их внешний вид не был чем-то из ряда вон выходящим, но в ее комнатке они выглядели как инопланетяне, высадившиеся на незнакомую планету. Антонио указал им на диван, и Виктория заметила, как женщина отодвинула от себя любимого медвежонка Натана, словно он был заразный. Виктория протянула руку, чтобы забрать его, и женщина прохладно улыбнулась: