logo Книжные новинки и не только

«Только во имя любви» Кэтрин Росс читать онлайн - страница 4

Knizhnik.org Кэтрин Росс Только во имя любви читать онлайн - страница 4

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Поздравляю с предстоящей свадьбой.

— Спасибо.

Виктория не знала, что еще сказать.

Антонио настаивал на сохранении свадьбы в секрете, и она не думала, что кто-то еще знает о ней. Она нервно посмотрела на него.

— Все в порядке, им можно доверять.

Значило ли это, что они знали о фиктивном характере брака?

Она положила медвежонка в ящик с игрушками и смотрела, как они раскладывают бумаги на ее столе. Ей хотелось, чтобы они ушли, хотелось получить свою жизнь обратно.

— Познакомьтесь, — сказал Антонио. — Клер отвечает за переезд, дизайн и планировку вашего нового ресторана. Гарри — один из лучших моих поваров, он присмотрит за делами, пока вас не будет. Тома вы знаете, он будет распоряжаться финансами.

Том сухо кивнул, когда ее взгляд остановился на нем. Похоже, он был не слишком доволен этим назначением. Собрат по несчастью, подумала Виктория.

— Слушайте, я понимаю, что вы выполняете распоряжения и стараетесь делать свою работу, — живо сказала она им, пока они не успели выложить на стол остальные папки, — но я хочу сама принимать решения насчет своего ресторана…

Все замерли и уставились на Антонио. Он дал им знак продолжать, и они снова зашуршали бумагами.

— Вы хозяйка, Виктория. Команда ответственна перед вами, они только помогают вам.

Кого он пытается одурачить? Эти люди действуют по его приказу. Но спорить она не стала — что толку, когда ее так ловко обвели вокруг пальца?

— Я подобрала несколько помещений, чтобы вы взглянули на них, — говорила Клер, открывая одну из папок. — Это находится недалеко от бухты Дарлинг, а это — в районе Рокс.

Широко открытыми глазами Виктория смотрела на брошюры, которые Клер подталкивала к ней. Все помещения располагались в лучших частях города, судя по информации на первых страницах, являлись личной собственностью владельцев и были баснословно дорогими. Виктория медленно скользила взглядом по глянцевым страницам.

— Я выбирала помещения, совмещенные с жилыми комнатами, — продолжала Клер. — Вот здесь есть еще внешняя гостевая столовая, маленький личный сад и бассейн. — Она перевернула страницу, подкрепляя свои слова изображениями.

Здание было ослепительно!

— Оно будет стоить целое состояние, — пробормотала Виктория.

Том Робертс проворчал что-то себе под нос. «Очень верно», как послышалось Виктории.

— Вам нужно только сказать, что оно вам нравится, Виктория, и оно ваше, — мягко сказал Антонио.

Она поймала его спокойный взгляд. Ей никак не удавалось разобраться в этой ситуации, разобраться в нем. Только что он казался самым отвратительным человеком в мире, а теперь был самым щедрым.

— Так что насчет сада и бассейна? — спросила Клер.

— Конечно, ей нравится! — гневно встрял Том.

— Том! — Голос Антонио был тих, но предупреждающая нотка слышалась отчетливо, и бухгалтер побледнел и замолчал.

— Мне правда нравится, — осторожно подтвердила Виктория, просматривая поясняющий текст. — Но мне, конечно, нужно увидеть здание своими глазами.

— Это несложно, я организую осмотр сегодня же, — откликнулась Клер.

— Ладно, я оставлю вас, — сказал Антонио, снова глядя на часы. — У меня встреча с архитектором.

— Вы уходите? — Виктория в ужасе посмотрела на него, не зная, что хуже — чтобы он остался или бросил ее наедине с этими людьми.

— Боюсь, что да, — улыбнулся он. — Но команда к вашим услугам. Том организует кредитный лимит на время переезда. — Антонио посмотрел на бухгалтера: — Ты ведь позаботишься о том, чтобы Виктория ни в чем не нуждалась, да, Том?

— Конечно, — с трудом ответил тот, и Антонио про себя улыбнулся: ему не нравилось, как Том взаимодействовал с Викторией последние месяцы, так что отдать его в ее распоряжение было справедливой карой.

— Работайте, — сказал Антонио и решительно направился к двери.

Виктория пошла за ним.

— В чем подвох? — требовательно спросила она, закрыв за собой дверь, чтобы команда не слышала их.

— Подвох?

Антонио повернулся к ней и нахмурился.

— Да ладно, Антонио, вы переводите мой бизнес на новое восхитительное место, открываете кредит для меня… Что вы хотите взамен?

— Вы знаете.

Он совсем развернулся к ней, и она пожалела, что закрыла дверь: в узком коридоре он оказался слишком близко.

Ее сердце забилось неровно, когда она снова подумала о том, что ему было нужно.

— Я должна стать вашей женой на деловой основе, но… Какую арендную плату вы потребуете? Что вы попросите за эту ссуду? — Она заставила себя не отводить взгляда. — Люди не раздают кредиты, не рассчитывая получить намного больше, чем дают.

— Я все сказал вам, Виктория, и больше мне ничего не нужно, — тихо сказал он. — Никакой арендной платы. Считайте, что эти деньги я вам подарил.

— Подарили?

— Да.

Он смотрел на нее, замечая настороженное выражение в зеленых кошачьих глазах.

Он вспомнил, что так же она смотрела на него, когда он впервые вошел в ее ресторан и она еще не знала, кто он. Наверное, ей когда-то сделали очень больно, и теперь она не верит мужчинам даже в нормальных обстоятельствах, а то, что происходило с ней сейчас, было очень далеко от нормы. На секунду ему захотелось узнать, что случилось, но он тут же нахмурился: ему все равно, они сделают дело и разойдутся навсегда.

— Послушайте, Виктория… — Он запнулся, когда она попыталась отодвинуться от него. — Вам нечего бояться, поверьте. Просто выполните свою часть сделки.

Неожиданная мягкость в его голосе обескуражила ее.

— Я не боюсь. — Она вызывающе посмотрела на него. — Мне просто надо знать, что именно вы ждете от меня.

— Ничего не жду. Все, что вам нужно сделать, — появиться, стать моей женой, несколько месяцев пожить со мной в Италии, и мы разбежимся.

— В ваших устах это звучит так просто…

— Это просто, Виктория, потому что я хочу только этого, — перебил он. — Возможно, в конце нашей поездки мы сможем объявить наш брак недействительным, ведь он не будет браком в полном смысле этого слова.

Сделать так, чтобы брак не был браком в полном смысле, похоже, было для него проще простого. Это должно было принести ей облегчение, но болезненное чувство, появлявшееся, когда она смотрела на него, не проходило и было ей непонятно. Она предположила, что это уязвленная гордость, но это было смешно! Она знала, что она не его тип, да и не хотела им быть.

— Что ж, это хорошо. — Виктория гордо подняла подбородок. — Я только не могу понять, почему вы не попросили одну из своих подружек или любовниц — это ведь было бы намного проще.

— Не думаю. — Он смотрел на нее не отрываясь. — Я не хочу впутывать сюда чувства, это все усложнит. Вот почему вы идеально подходите.

Она вспыхнула, оскорбленная. Неужели обязательно быть таким грубым? Она и так знала, что совсем не красива и он ни за что не влюбился бы в нее.

— Значит, я должна играть непорочную женушку, пока вы будете продолжать развлекаться со своими подружками, я правильно поняла?

Она подняла подбородок еще выше.

Он нахмурился:

— Хотите — верьте, хотите — нет, но кое-какое уважение к институту брака у меня все-таки есть, и я считаю себя честным человеком. Я бы никогда никого так не оскорбил.

— Я не буду чувствовать себя оскорбленной! Мне все равно! — разгневанно выкрикнула она.

— Возможно, но я все равно не стану так поступать. — Его голос был удивительно мягок. — И я буду заботиться о вас. Поверьте, я могу сдерживать себя вдали от искушения.

Она тяжело сглотнула и вдруг поняла, что он может разбить женщине сердце, не осознавая этого.

— Я могу позаботиться о себе сама…

Он прижал палец к ее губам, заставляя замолчать. Это было небрежное прикосновение, не несшее в себе никакого умысла, но ее обдало волной жара.

— Я позабочусь о вас. Все будет хорошо, — мягко сказал он. — Даю слово.

На секунду его взгляд задержался на беззащитном изгибе ее губ, потом встретился с ее взглядом, и Викторию охватило странное тянущее чувство. Он отпустил ее, и ее желудок сжался, как при головокружении.

— Я пришлю вам условия нашего брака и контракт, чтобы вы могли ознакомиться с ними, прежде чем подписать.

Как он мог, так прикоснувшись к ней, непринужденно перевести разговор на деловые темы? Она проглотила комок. Что такое с ней происходит? Ей следовало заявить, что она тщательно проштудирует контракт на предмет любых отклонений от их договора, потому что ни на грош не верит ему, но голос изменил ей.

— Да, и еще, — добавил Антонио, — не слушайте чушь, которую может нести Том. Он всего лишь бухгалтер, главная тут — вы.

Ожидал ли он, что она поблагодарит его? Внутри у нее бушевали гнев и смятение и не было никакой благодарности. Однако ее и не требовалось — он уже шел к двери в зал.

Губы все еще покалывало, и она прижала к ним руку, словно желая стереть след его пальцев. Как могло такое легкое прикосновение так глубоко взволновать ее?

Она глубоко вздохнула и повернулась к двери в комнату, напоминая себе, что Антонио Кавелли ей не союзник — он ее враг, и он обещал позаботиться о ней, проявляя такую щедрость и помогая выпутаться, единственно потому, что это устраивало его. Необходимо было помнить об этом и не терять бдительности, потому что через неделю, как бы ни пытался он смягчить удар, ей придется выйти замуж за своего врага.

Глава 4

Виктория старалась не думать слишком подробно о том, что она делает, пока ее везли в лимузине. Лучше всего вообще ни о чем не думать, сказала она себе, потому что мантра, помогавшая ей в последние дни, теперь почти не работала, и ей все труднее было думать о свадьбе как о сделке.

Она не видела Антонио с того дня, когда он представил ей команду, но мало-помалу он дал ей понять, что полностью контролирует ситуацию, и это пугало ее. Вчера вечером, когда она паковала свой старый чемодан, ее почти тошнило от мрачных предчувствий. Она поймала себя на том, что вспоминает обещание, данное самой себе, когда она уходила от тети: ни за что не позволять кому-то снова ранить или использовать ее. Тогда ей было страшно, но она была полна решимости сделать будущее своего ребенка безопасным и счастливым. Когда Натан родился, эта решимость, сопровождаемая желанием любить, защищать и обеспечивать всем необходимым, усилилась. Она должна была дать ему стабильность, которой не было у нее самой. Она очень старалась — но ей не удалось. Ее жизнь снова зависела от другого человека, который пугал ее.

Виктория закрыла глаза и постаралась не думать о влиянии, которое оказывал на нее Антонио Кавелли. Их брак — всего лишь краткосрочный деловой договор, который положит начало обеспеченной жизни для нее и ее сына. Всего лишь поставив свою подпись, она выберется из финансовой ямы, станет независимой владелицей бизнеса в одной из лучших частей города, да еще с таким внушительным жилым помещением, а к ее приезду все подготовят в соответствии с ее требованиями. Через шесть недель ее ресторан откроется. Она была счастлива сообщить своим служащим, что она не только сохраняет за ними их места, но и повышает им зарплату. Они это заслужили: они стали ей родными, поддерживая ее, не требуя ее присутствия, когда Натан болел, присматривая за ним, когда ей приходилось работать допоздна.

Виктория посмотрела на мальчика, сидевшего у нее на коленях, и поцеловала его в шелковую макушку. Теперь, когда Антонио положил деньги на ее счет, все будет хорошо, твердо сказала она себе. Больше не надо будет таскать Натана из одной кроватки в другую по окончании ее смены. Правда, он никогда не жаловался и быстро снова засыпал. Ее сердце сжалось, когда она посмотрела на сына. Он был одет в новенькую белую рубашку, темно-синие брючки и такую же курточку и выглядел очаровательно. Она так любила его! Конечно, все, что пойдет ему на пользу, — правильно.

Лимузин остановился, и она выглянула в окно — они подъехали к мэрии. Виктория с трудом сглотнула. Это просто сделка, повторила она про себя, но слова не помогли. Каждый раз, когда она представляла, как будет приносить брачные обеты, а Антонио наденет кольцо ей на палец, ее сердце словно проваливалось в желудок. Необходимо было взять себя в руки.

Шофер открыл дверь, и она вышла из машины, заметив, как обернулись прохожие, очевидно ожидая увидеть традиционно сияющую невесту в белом платье. Что ж, сегодня им не повезло. В этой свадьбе не было ничего традиционного, Виктория даже не купила платье. С какой стати, если Антонио все равно? К тому же ей не нравилось тратить деньги на одежду. Она решила, что его деньги будет тратить либо на дело, либо на Натана. Поэтому сегодня на ней был темно-синий костюм и белая блузка — так она иногда ходила на работу, и это вполне подходило к случаю, ведь Антонио не раз подчеркивал, что у них исключительно деловые отношения.

Крепко держа Натана, она поблагодарила шофера и вошла в здание, миновав только что поженившуюся пару и их друзей, готовых наполнить воздух конфетти. Их счастливый смех эхом отдавался в коридоре, по которому шла Виктория. Она никому не сказала о свадьбе, предоставив друзьям и коллегам строить собственные предположения, зачем она уезжает на несколько недель. Большинство подумало, что они с Натаном взяли давно заслуженный отпуск, а Эмма продвинулась чуть дальше, решив, что у нее наконец появился мужчина.

— Ты заслужила немного счастья, — серьезно сказала она, провожая Викторию. — Ты слишком много работаешь. Наслаждайся безумной страстью с этим парнем, кем бы он ни был.

Виктория не представляла, почему Эмма так решила, но чем яростнее она отпиралась, тем увереннее становилась Эмма. Интересно, что бы она сказала, если бы узнала правду? Наверняка не поверила бы.

Повернув за угол, она увидела Антонио, разговаривавшего с какими-то людьми. Сейчас она сама с трудом верила в происходящее. Он не сразу заметил ее, и она смогла разглядеть его: темный костюм с иголочки, подчеркивающий достоинства фигуры, ослепительно-белая рубашка… Вдруг он обернулся, их взгляды встретились, и ее сердце бешено заколотилось. Нет, Эмма ни за что не поверила бы, что этот восхитительный итальянец сделал ей предложение. На него смотрели все женщины, которые точно пришли бы в ужас, увидев его невзрачную невесту.

Она вздернула подбородок, когда он окинул ее взглядом. Ей не было дела до чужих мнений, однако каждый шаг давался ей с трудом, и очень хотелось сбежать, пока все не зашло слишком далеко. Антонио улыбнулся:

— Вы пунктуальны, Виктория. Нам надо подписать кое-какие бумаги, прежде чем двигаться дальше.

Деловой тон помог ей собраться. Она позволила провести себя в маленькую комнатку, где стояли только стулья и стол. Антонио представил ее двум адвокатам, один из которых был нанят для нее и изучил контракты насчет ущемлений ее прав. Другой был итальянец, эти контракты составивший.

Пока она пожимала адвокатам руки, Антонио разглядывал ее. Костюм был деловой, но бесформенный — для молодой женщины она была удивительно неизобретательна в одежде, словно боялась открыть слишком много тела. Однако он женится на ней не из-за внешности, напомнил он себе, отодвигая для нее стул.

— Вы прочли добрачный контракт, который я прислал вам вчера?

Виктория молча кивнула. Она просмотрела его на всякий случай, но там были только те условия, которые он уже оговорил.

— Вас все устраивает?

Виктория чуть помедлила с ответом.

— Я больше ничего от вас не требую, если вы об этом.

Честность и беззащитность в ее голосе заставили его посмотреть на нее, прищурившись. Один из адвокатов заговорил с ним по-итальянски, он отвел взгляд и посмотрел на часы. Роберто был прав, надо было торопиться: самолет будет готов через полчаса. Ей не на что жаловаться, она заключает выгодную сделку, сказал он себе. Он был более чем щедр, устанавливая условия.

— Хорошо, давайте подпишем контракты и двинемся дальше.

Кто-то сунул ей ручку и пододвинул бумаги. Виктория надеялась, что ее руки не будут дрожать слишком сильно. Дышать было трудно.

Антонио смотрел, как она пытается усадить сына поудобнее, придвигая к себе бумаги.

— Давайте я подержу его. — Он подошел ближе. — Вы не сможете нормально расписаться.

— Нет, не надо, я…

Но Антонио не обратил внимания на протест и поднял Натана с ее колен. Она почувствовала восхитительный запах его лосьона после бритья, а когда он случайно коснулся ее, ей показалось, что он прожег ее одежду насквозь. В смятении она посмотрела на бумаги.

— Так-то лучше, — сказал он, небрежно держа Натана на руках.

Так было совсем не лучше. Виктория хотела забрать сына назад, вернуть себе уверенность, которую внушало ей его тельце, прижимающееся к ней. Она надеялась, что он начнет вырываться, но он не выглядел недовольным. Бросив еще один взгляд на них, она вдруг заметила, что волосы Натана почти такие же темные, как у Антонио, и они легко могли бы сойти за отца и сына. Это открытие наполнило ее такими странными чувствами, что она совсем не знала, как к ним относиться.

Что же с ней происходит? Виктория вернулась к бумагам. Натану не нужен был отец, они были очень счастливы вдвоем, а даже если так, она не выбрала бы кого-то вроде Антонио. Вряд ли прагматичный бизнесмен стал бы хорошим отцом. В любом случае совсем скоро он станет просто далеким воспоминанием.

— Где подписать? — тихо спросила она.

Один из адвокатов подошел и отметил крестиками нужные места. Она нацарапала свое имя и встала, как раз когда распорядительница сообщила, что все готово. Плохие предчувствия вернулись стократно усиленными. Войдя в соседнюю комнату, она отдастся на милость Антонио Кавелли. Усилием воли она заставила себя вспомнить, что все это не по-настоящему и только на несколько недель.

Антонио улыбнулся ей и сказал по-итальянски что-то, прозвучавшее очень романтично, хотя наверняка значило что-нибудь прозаическое или даже холодное, что-то вроде «Покончим с этим».

— Отдайте Натана.

Она протянула руку к сыну, но Антонио передал его адвокату.

— Заберете его через десять минут, когда мы обменяемся кольцами и распишемся.

— Но…

— Не стоит так беспокоиться. Роберто пойдет с нами как свидетель.

— Хорошо. — Она улыбнулась мальчику, протянувшего к ней руки. — Потерпи, милый, будь хорошим мальчиком.

Антонио заметил нежность в ее голосе и то, как она погладила сына по щеке.

— Вы готовы, мистер Кавелли?

Распорядительница держала дверь открытой.

— Да… Да, давайте сделаем это. Надо успеть на самолет.