logo Книжные новинки и не только

«Будущее в наших руках» Кэтти Уильямс читать онлайн - страница 1

Knizhnik.org Кэтти Уильямс Будущее в наших руках читать онлайн - страница 1

Кэтти Уильямс

Будущее в наших руках

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Входная дверь тихо скрипнула, и Джессика, вздрогнув, проснулась. Несколько секунд она не могла сообразить, что происходит, потом вспомнила. Она заснула в кресле, мягком, но не слишком удобном для сна. Джессика терпеливо дождалась, пока Люси прокрадется на цыпочках мимо двери, а потом громко спросила:

— Как ты думаешь, который сейчас час?

В фильме это была бы комическая сцена: темнота, неясная фигурка, воровато крадущаяся к лестнице, неожиданный окрик, заставляющий ее замереть на месте.

Вот только Джессика Херст не находила ничего смешного в этой ситуации.

— О, мама! — Люси попыталась засмеяться, но смех получился неестественным. — Почему ты до сих пор не спишь?

— Уже третий час ночи, Люси.

— Правда?

— Честное слово.

— Но ведь завтра суббота. Мне не нужно рано вставать в школу.

Люси щелкнула выключателем в холле. На Джессику смотрела, невинно хлопая большими карими глазами, очаровательная шестнадцатилетняя девочка с длинными, по пояс, темными волосами. Два года назад ее фигура казалась угловатой, но теперь приобрела красивые женственные формы.

Джессике не хотелось начинать неприятный разговор, но выбора у нее не было. Она чувствовала себя сварливой, скучной и старой матерью.

— Подойди сюда, дорогая моя, я хочу поговорить с тобой.

— Что, прямо сейчас?!

Люси, хоть и с явной неохотой, все же прошла в гостиную, по пути включив верхний свет, и плюхнулась в кресло напротив матери, готовая защищаться.

— Я действительно устала, ма.

— Так устала, что не могла прийти домой раньше?

Не повышай голоса, сказала себе Джессика, старайся быть разумной. Обращайся с ней так, будто это неразорвавшаяся бомба. Она до сих пор помнила пищащего, краснолицего младенца в пеленках. И вот теперь, шестнадцать лет спустя, приходится выяснять отношения с непослушным подростком, который иногда ведет себя как чужой. За последние месяцы дочь изменилась до неузнаваемости.

Люси вздохнула и недовольно посмотрела на нее:

— Я не ребенок, ма.

— Ты ребенок, — резко возразила Джессика, — тебе всего шестнадцать…

— Именно! Я могу о себе позаботиться.

— Не перебивай меня, когда я с тобой разговариваю.

Последовал еще один недовольный взгляд из-под красиво очерченных бровей.

— Ты сказала, что будешь дома к одиннадцати.

— К одиннадцати! Никому из моих друзей родители не велят являться домой к одиннадцати. И потом, я действительно старалась прийти к этому времени. Просто…

— Просто — что?!

— Ты кричишь на меня!

— У меня есть на то причины!

Ей хотелось подойти к креслу и хорошенько встряхнуть дочь.

— Люси, — произнесла Джессика устало, — ты слишком мала, чтобы шляться в это время по Лондону.

— Я не «шлялась» по Лондону, ма! Ты говоришь так, будто я какая-то уличная девка. Мы пошли посмотреть видео к Кэт, а потом…

— И что потом? — Джессика почувствовала, как у нее все сжалось внутри.

Она знала, что еще должна благодарить Бога за то, что Люси сидит и разговаривает с ней, тогда как многие другие на ее месте просто выбежали бы из комнаты и заперлись в своей спальне, но избавиться от страха за дочь не могла. Она достаточно часто читала газеты и хорошо представляла опасность, царившую вокруг. Наркотики, алкоголь… Хватит ли у Люси ума, чтобы не поддаться этому?

— Ну, мы пошли домой к Марку Ньюману, — Люси застенчиво взглянула на мать. — Я бы не пошла, — промямлила она, — но Кэт хотелось пойти, а Марк обещал мне, что подвезет домой на машине. Я не хотела ехать обратно на метро.

Как будто это все оправдывало!

— Я ведь дала тебе деньги на такси.

— Я их истратила на то, чтобы взять несколько видеофильмов в прокате.

— Ты истратила их на видеофильмы? — Джессика вздохнула, чувствуя себя так, словно перед ней была кирпичная стена, которую она тщетно пыталась разрушить. — Не слишком ли легкомысленно ты поступаешь, Люси?

На лице девочки отразилось волнение, она пристально посмотрела на мать и промямлила что-то насчет того, что денег, которые она получает на карманные расходы, ей не хватает.

— Не хватает на что? — спросила Джессика. — Я не могу позволить себе разбрасываться деньгами. До сих пор я думала, что ты понимаешь это. Мне надо платить по закладной, оплачивать счета, покупать одежду, еду…

— Я знаю.

Судя по тону, которым это было сказано, Джессика могла догадаться, что знание и понимание — разные вещи, и к ее горлу подступили слезы. Неужели Люси думает, что Джессике просто жаль денег?

— Ты могла бы позвонить, — сказала она наконец, — я бы приехала и забрала тебя.

Молчание. Последнее время это стало постоянной тактикой Люси при любых неприятных разговорах: она просто молчала.

— Неужели Рут разрешила Кэтрин пойти с вами? — спросила Джессика.

— Ее не было дома, — ответила Люси, немного смутившись. — Они с Майком отправились навестить какого-то родственника.

— Так кто же там был? Кто разрешил идти тебе в дом этого парня? Ночью?

— Ее брат. Я не понимаю, почему это тебя так шокирует, ма.

— Марк Ньюман… Ты уже упоминала это имя… Кто он?

Джессика нахмурилась, пытаясь сосредоточиться и вспомнить, где она могла слышать о Марке Ньюмане, и вдруг неожиданно поняла, что это имя не сходит с губ ее дочери с тех пор, как та начала интересоваться вечеринками больше, чем учебой.

Марк Ньюман не из ее класса, это точно, Джессика знала имена всех детей в классе Люси. Отогнав прочь мысли о бородах, мотоциклах и черных кожаных куртках с именами рок-групп, вышитыми на спине, она продолжила расспросы:

— Ну кто он, этот Марк Ньюман? Скажи мне четко и ясно!

— Так, ничего особенного, — уклончиво ответила Люси и отвела глаза, стараясь не смотреть на мать.

— И где этот ребенок живет?

— Он не ребенок, ему вообще-то семнадцать лет.

О Боже, подумала Джессика. Безработный, который не может придумать ничего лучше, чем охотиться на маленьких, беззащитных девочек, таких, как Люси. А может, он распространитель наркотиков? О Боже, Боже!..

Она почувствовала, что ее крепко стиснутые руки начали дрожать.

— И что думают его родители по этому поводу? Когда он заходит домой с толпой девочек на буксире?

Почему я спросила о родителях? Наверняка этот Ньюман живет где-нибудь в трущобах и годами не видит своих родителей.

— У него только отец, и его никогда не бывает дома. И там не было толпы девочек. Лишь Кэт и я.

— И где находится его дом?

— В Холланд-парке.

Это немного успокоило Джессику. Холланд-парк находился в восточной части Лондона и никак не мог быть трущобой, но это еще ни о чем не говорило.

— Люси, — тихо произнесла Джессика, — я знаю, ты растешь, становишься старше… но этот мир такой злой и несправедливый, он таит в себе много опасностей.

— Да, мам, ты мне уже говорила. — Люси опустила голову, так что ее длинные волосы, как темная завеса, закрыли лицо.

Кем бы ни был этот Марк Ньюман, неужели он не видит, что Люси совсем еще ребенок?

Джессике тут же пришли в голову мысли о сексе, но она прогнала их прочь. Ей трудно было представить, что Люси может иметь с кем-то сексуальные отношения.

— Мальчики, вечеринки! Все это может подождать, Люси. Сейчас тебе нужно учиться. Скоро экзамены!

— Я знаю! Разве ты дашь забыть об этом?!

— Но мне кажется, что ты не задумываешься над тем, что нужно приложить хоть немного усилий, чтобы сдать их.

— Давай поговорим утром, я очень устала.

— Неужели ты думаешь, что добьешься чего-нибудь в жизни без образования?

— Ты все об одном и том же.

— Потому что это важно! Потому что от этого зависит, достигнешь ли ты чего-нибудь в жизни. — Неужели ты хочешь быть такой, как я? — хотела закричать Джессика. — Я совершила много ошибок, и мне приходится за них расплачиваться. — Она не хотела, чтобы судьба дочери была похожа на ее судьбу. Но Люси уже замкнулась в себе.

Разговор придется отложить до завтра. Джессика надеялась, что слова ее рано или поздно возымеют свое действие.

— Ложись спать, любовь моя, — закончила она устало, и Люси вскочила, словно только этого и ждала. — Люси!

Девочка остановилась в дверях.

— Я люблю тебя, дорогая. Только поэтому я говорю тебе эти вещи.

От волнения слова застревали у Джессики в горле.

— Я знаю, ма. — Улыбка, блеснувшая на ее усталом личике, напомнила о прежней Люси. — Я тоже очень тебя люблю.

Был уже пятый час, когда Джессика наконец легла, но тревожные мысли не давали ей заснуть.

Каждый раз, когда проигрывала в голове свой спор с дочерью, она вспоминала невинные светлые дни, когда наблюдать за тем, как Люси растет, было настоящей радостью. Первая улыбка, первые шаги, первое слово, первый день в школе. Счастье переполняло ее. Только они вдвоем, в своем удивительном мире.

Было так несложно забыть все невзгоды прошлой жизни.

Она закрыла глаза и поняла, что уже давно не вспоминает о прошлом. Странно, как годы заглаживали в ее памяти те тревожные времена. Сейчас воспоминания словно превратились в ряд кадров, мелькающих на кинопленке, все еще ярких, но уже не способных причинить боль.

Она могла бы достичь чего-то большего, чем место секретаря в юридической фирме. Не важно, что на ней и так лежала большая ответственность, что ей доверяли основную часть работы. Даже то, что она разбиралась в законах порой лучше, чем многие молодые юристы, не имело значения. Если бы не обстоятельства, из нее получился бы хороший адвокат.

Люси могла не осознавать, насколько важно получить образование, но Джессика ни за что не позволит дочери упустить эту возможность, как когда-то упустила свою. Люси пока счастливо вращалась в кругу своих школьных друзей, и единственным знаком ее протеста была резкая смена стиля одежды: от джинсов и свитера к длинным черным юбкам и ярким украшениям. Она помнила, как смеялась с Рут над этой резкой переменой, показавшей, как быстро девочки стали девушками. Тогда Джессика ни о чем не беспокоилась. Как только она могла быть такой самонадеянной? Позволить себе думать, что трудные подростки — результат воспитания других людей, что ее собственная дочь такой не станет?

Ее последней мыслью перед тем, как заснуть, было то, что она должна что-то сделать. Нельзя подчиняться судьбе, надо брать все в свои руки.


В воскресенье вечером, удостоверившись, что Люси уселась за учебники, и проверив ее домашнюю работу, хотя и знала, что дочери это не по душе, Джессика решила разработать план дальнейших действий. Можно забирать Люси из школы и потом следить, чтобы она сидела дома. Но это не самый подходящий вариант. Люси только еще больше обозлится. Нет, должен быть способ получше.

Марк Ньюман. Джессика подозревала, что он имеет большое влияние на Люси.

Она сомневалась, что сможет воззвать к лучшим чувствам этого парня, не видевшего ничего плохого в том, чтобы гулять с ее дочерью до двух часов утра. Но у Марка Ньюмана есть отец. Поэтому нужно идти прямо к нему, конечно не посвящая в свои планы Люси. В этом есть что-то подлое, однако цель оправдывает средства, уверяла себя Джессика, роясь в записной книжке дочери. Набрав номер, она пыталась, довольно успешно, убедить себя в том, что делает это ради блага дочери. Большинство мам на ее месте поступило бы точно так же.

— Можно поговорить с мистером Ньюманом?

— Его нет дома. А кто его спрашивает?

— Могу ли я узнать, когда он вернется?

— Извините, а вы не могли бы представиться?

— Я его старая знакомая, — ответила Джессика, придумывая на ходу.

Она не имела ни малейшего представления, чей голос звучал на другом конце провода, но он был определенно недружелюбным.

— Я не видела мистера Ньюмана очень давно и, приехав в Англию, решила позвонить.

— Могу я узнать ваше имя?

— Я вообще-то хотела сделать ему сюрприз. Он и я… в общем, мы когда-то неплохо друг друга знали.

Она внезапно поняла, что на сцене может появиться миссис Ньюман, но потом вспомнила, что Люси сказала: «У него только отец». Голос на другом конце провода чуть потеплел:

— Понимаю. Мистер Ньюман должен вернуться завтра утром, он прилетает из Штатов и, не заезжая домой, поедет прямо на работу.

Джессика понимающе рассмеялась.

— Конечно. Да, он не изменился!

Это был хороший ход с ее стороны, целиком основывающийся на предположении, что, видимо, этот человек всегда после долгого перелета не отдыхает, а отправляется в офис.

— Может, вы подскажете, где он работает? Столько времени прошло. Я с тех пор стала старше, память уже не та. Он все еще… где это?.. Вертится на языке…

Она засмеялась, надеясь, что это звучит достаточно непосредственно.

— В Сити. — Голос теперь звучал вполне доверительно.

Джессика прилежно записала полный адрес.

А завтра, мистер Ньюман, вас ожидает неожиданный визит.


На следующий день, рано утром, после короткого звонка в Стенфорд Джеймсу и Шеперду с просьбой об отгуле, Джессика вышла из дома и направилась к офисам Сити, спустившись в метро, набитое до отказа, потому что она выбрала для поездки, очень некстати, час пик.

Одетая по погоде — в светло-голубое платье без рукавов и босоножки, — она все же изнывала от удушающей жары. Ах, если бы можно было закрыть глаза и забыть про все проблемы… Вернуться в то время, когда она вывозила Люси в парк на пикник, когда непослушание каралось отказом в бутерброде с ветчиной. Ее мысли улетели далеко в прошлое… Очутившись перед большим стеклянным зданием, похожим на огромную оранжерею в центре Лондона, она заставила себя вспомнить, зачем она здесь.

Фойе здания напоминало убранством очень дорогую гостиницу. Много цветов, удобные мягкие кресла для посетителей и круглый стол администратора.

Джессика прошла мимо него и направилась прямо к лифту. Используя все свое обаяние, она выспросила у охранника, где находится офис Ньюмана, думая, что вряд ли взяла бы этого человека в свои телохранители, и все же благодарная ему за информацию.

Поднявшись на восьмой этаж, она словно очутилась в другом мире.

Джессика прошла по пушистому светло-зеленому ковру коридора и оказалась в небольшом зале. Несколько секретарей работали, опустив головы. Никаких праздных бесед, подумала Джессика, пытаясь представить себе их боссов. Они что, великаны-людоеды? Или настолько запугали своих служащих, что те и слова вымолвить не смеют?

Проскользнув мимо них, Джессика пошла по коридору, время от времени останавливаясь, чтобы прочитать таблички с именами на дверях. Офис Энтони Ньюмана был самым последним.

Странно, но она совсем не волновалась. Она постучала в дверь, и ей немедленно ответили.

Джессика толкнула дверь и предстала перед внушительным дубовым столом и сидящим за ним мужчиной, первый взгляд на которого мгновенно пригвоздил ее к месту.

Мужчина говорил по телефону, давая кому-то указания. Его голос был густым и низким. Он говорил негромко, но настойчиво. При первом взгляде на этого человека Джессика почувствовала, что вся ее решимость куда-то исчезла. Мужчина жестом пригласил ее сесть. Она была невольно заворожена удивительным, сбивающим с толку ощущением силы и власти, исходившим от Ньюмана.

Ожидала ли она этого? Джессика поняла, что совсем не предполагала встретить подобного человека. Подняв на него глаза, она увидела, что он разглядывает ее с не меньшим любопытством. Мужчина продолжал разговаривать по телефону, но его холодные серые глаза сверлили ее, и Джессика невольно отвела взгляд.

— Кто, черт побери, вы такая? — спросил мужчина, положив трубку. — Что вы хотите и кто пропустил вас в мой офис?

Его голос звучал очень холодно, и смотрел он неприветливо.

Джессика почувствовала непонятную тревогу, но немедленно подавила ее.

Вот лицо, подумала она, созданное для того, чтобы останавливать людей в их начинаниях.

Все в нем привлекало внимание. Дело было не только в удивительно правильных чертах лица. Он производил впечатление человека, очень уверенного в себе и обладающего здравым рассудком. Мужчина явно принадлежал к типу людей, привыкших к власти, к тому, что их приказам подчиняются, к тому, что им достаточно щелкнуть пальцами и все замирают, жадно внимая каждому слову. Он также оказался моложе, чем она ожидала. Ему было не больше сорока. Но то, что он не может справиться с собственным сыном, характеризует его не с лучшей стороны.

Джессика вежливо улыбнулась.

— Я так понимаю, вы — Энтони Ньюман?

— Вы не ответили на мои вопросы.

— Извините за вторжение, но я подумала, что чем скорей мы поговорим, тем лучше.

— Если вы мне сейчас же не ответите, — сказал он мягко, наклоняясь вперед, — мне придется позвать охранника, и он выведет вас из помещения. Как вы попали сюда?

— Я воспользовалась лифтом и потом прошла по коридору.

— У меня нет времени на игры.

Точно так же, подумала Джессика, у вас нет времени для вашего сына. И именно поэтому я здесь.

— Я пыталась позвонить вам прошлой ночью, но мне сказали, что вы уехали в командировку и не вернетесь до сегодняшнего утра.

— Гарри сказал вам, где я работаю?

— Да, человек, который отвечал на звонок.

Он промолчал, но по его взгляду можно было догадаться, что Гарри ничего хорошего не ожидает.

Что, интересно, он сделает? — подумала Джессика с беспокойством. Уволит несчастного парня или поджарит его на вертеле? От этого мужчины можно ожидать чего угодно.

— Вы не собираетесь… сделать с ним что-нибудь… нет? — спросила она обеспокоенно. — Я имею в виду, что… это не его вина… Я убедила его в том, что мы с вами добрые знакомые, которые давно не виделись.

— Ну и зачем вы это сделали?

Он смотрел на нее холодно и оценивающе. Будь на его месте кто-то другой, он бы начал копаться в памяти, пытаясь вспомнить ее. Но Джессика могла точно сказать, что ни малейшего сомнения на этот счет он не испытывал. Энтони Ньюман твердо знал, что никогда ее раньше не видел.

Джессика осознавала, что сила этого человека лишает ее способности здраво мыслить. Но нет, она должна с ним поговорить.

— Мне показалось, что это самый быстрый способ добраться до вас, — сказала она прямо, и его глаза сузились.

— Так-так. Вы не ходите вокруг да около.

— У меня нет причин для этого. — Она ни за что не позволит ему запугать себя.

Она не из пугливых. Прошлое закалило Джессику, и если Ньюман собирается играть с ней в подобные игры, то он будет неприятно удивлен.

— Если вам нужны деньги, то вы обратились не по адресу. — Он взглянул на документы, лежащие на столе. После того как он сделал выводы о целях ее визита, любопытство уступило место равнодушию. Она подозревала, что через минуту он посмотрит на часы, зевнет, потом встанет и вежливо проводит ее к дверям. — Моя компания жертвует достаточно большие суммы денег на благотворительность. — Он скрестил пальцы, оторвал глаза от документа и окинул ее холодным взглядом. — И небольшой совет: если вы надеетесь получить пожертвование, самое последнее дело — врываться в офис, пытаясь застать человека врасплох. Людям обычно не нравится, когда их хотят перехитрить.

— Я здесь не для того, чтобы просить у вас деньги, мистер Ньюман.

При этих словах его брови удивленно взлетели вверх.

— Тогда зачем вы здесь?

— Я здесь по поводу вашего сына.