logo Книжные новинки и не только

«Цветение розы» Кэтти Уильямс читать онлайн - страница 1

Knizhnik.org Кэтти Уильямс Цветение розы читать онлайн - страница 1

Кэтти Уильямс

Цветение розы

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Ник Папэлиу несся по улицам ночного Лондона, словно убегал от проклятия.

Он не любил публичности, испытывая непреодолимую тягу к уединенным раздумьям. Только так он мог загодя планировать свои действия, осознанно выстраивать курс поведения. И тем не менее чудачества других людей часто выбивали его из колеи. Девушка, с которой он встречался, была самым активным поставщиком подобных сюрпризов.

Чего никогда не мог понять Ник, так это мотивации нежных созданий с их пресловутыми биологическими часами. Видите ли, без чада во чреве они чувствуют себя недоукомплектованными, чем постоянно изводят своих беспечных спутников. А что может быть лучше, чем наслаждаться свободой и легкостью отношений?

Ник не нуждался в сколько-нибудь значительных переменах в своей жизни. Но женщины не давали ему расслабиться. Теперь и у Сюзанны затикали эти самые злополучные часики, отзывающиеся в его сознании оглушающей сиреной аварийной сигнализации.

Ее постоянные намеки уже невозможно было не принимать и переводить в шутку. В понимании Сюзанны, отношения между мужчиной и женщиной должны развиваться по строго определённой траектории. Во всяком случае, считала она, если за романтикой и совместным приятным времяпрепровождением не маячит перспектива брака и деторождения, то такие отношения ведут женщину в тупик. Хотя лично для себя Ник Папэлиу ничего трагического в этом не усматривал. Но поскольку Сюзанна решила поставить этот вопрос ребром…

Нет, это не для него, свободолюбивого грека!

Масла в огонь подлила очередная вечеринка. Ник уже давно перестал различать однотипные лица долговязых и плоскогрудых моделей, что слоняются туда-сюда на нестерпимо тоскливых тусовках, бросая по сторонам голодные томные взгляды.

Соглашаясь отправиться на эту вечеринку с Сюзанной, Ник словно предчувствовал, что это мученичество станет дня него последней каплей — последний ужин с Сьюзи. Их пригласила парочка дизайнеров, ставших гвоздем этого сезона благодаря своему стремительному восхождению на модный олимп. Здесь всё без исключения было чуждым Нику. И о каких брачных перспективах могла идти речь, если со Сьюзи его не роднило ничего! Кроме, конечно, ночных бдений…

Конечно, ему следовало бы дотерпеть до конца, но он сорвался. В результате — укоризненные взгляды чуть ли не сорока приглашенных, истерические выкрики, перемежаемые мольбами, нелепые слезы Сюзанны, и вот он уже уносит ноги в своей машине, мчась в Мейфэр, в стены спасительного тихого, уединенного пентхауса. Так бесславно закончился его двухчасовой кошмар и долгие месяцы недурного в сущности романа с приятной во всех отношениях женщиной.

Что ж, он перевернул еще одну страницу жизни.

Уже через пару кварталов Ник ощутил прилив сил и наконец-то почувствовал себя абсолютно свободным. Он сбросил скорость и с интересом отмечал хорошеньких припозднившихся горожанок, ловящих такси на обочине, прощающихся с друзьями на выходе из ночных клубов или идущих в веселой компании с последнего киносеанса.

Ник заглядывал в светящиеся окна ресторанов и ночных кафе, и всюду он видел аппетитных пышечек, забавных девчушек, роскошных дам и изысканных леди. И как он мог обкрадывать себя столько времени, да еще опуститься до этой публичной перебранки с Сюзанной!

Ну и что с того, что он пялился на единственную обладательницу сдобного бюста, что сидела за столом напротив него? Это же так естественно! Мужской взгляд по определению тяготеет к пышной женской красоте, и упрекать его в этом преступно.

Да, молодая женщина грезит карьерой актрисы. Да, он обещал крошке поспособствовать. Да, он положил ладонь на ее бедро, отводя для разговора в сторонку. А кто бы не положил ладонь на такое-то бедро?

По сути, эта старлетка была единственной яркой вспышкой во всем этом пресном обществе. Всем своим видом и поведением она излучала заразительный оптимизм. И как можно винить человека, который поддался этому обаянию? И уж подавно недопустимо прилюдно устраивать такие безобразные сцены ревности!

Ник уже давно заметил, что все, даже самые незначительные, притязания Сюзанны заставляют его ощущать себя отжившим свой век папиком. Он словно досрочно постарел в компании этой женщины. Давно следовало положить конец утомительным отношениям!

Целыми днями напрягать свой интеллект и волю, зарабатывая деньги, прирастая авторитетом и властью, чтобы под вечер совершенно измочаленным возвращаться в пользование капризной жены и слюнявых детишек? Не так выглядел идеал жизни Ника Папэлиу… Не так.

Как же звали ту старлетку? Лили? Да, Лили. Ее заинтересованность в Нике была бесспорной. А ведь ему еще предстоит убить выходные…

— Никакой работы по субботам! — воскликнула Лили.

— Ни среди зимы, ни среди ночи, — весело добавила она.

— Приятное общение работой не назовешь.

Повестка дня, вернее ночной поры, предложенная Ником, полностью устроила девушку. А его полностью устроили ее большие ясные голубые глаза, когда она явилась на его зов с самым невинным видом. Он приветствовал такую широту души, поскольку терпеть не мог уламывать женщин, даже самых желанных.

Смех Лили был прозрачен и звонок, как весенний ручеек. Она даже сама расплатилась с таксистом, пригласив Ника к себе в завершении чудесного вечера.

Ник давно уже не ощущал такой вольницы. Однако он всегда стремился чередовать в своей жизни эпизоды предельно напряженного труда и беззаботного наслаждения их результатами. Ник Папэлиу никогда не планировал идти по стопам своего отца. Он поступил в университет, быстро втянулся в учебу, оснащая теорию практическими знаниями, почерпнутыми в финансовой сфере. Его это захватило. Он почувствовал себя способным преуспеть. Тогда-то Ник и решил предпринять первый прорыв.

Ник Папэлиу сосредоточился на работе. Он трудился, как раб, аккумулируя знания и деньги. Теперь он уже сознательно бежал от всяческой заурядности, с которой у него ассоциировалась провинциальная жизнь, в которой его отец тяжким физическим трудом зарабатывал на хлеб. С другой стороны, отец и не мог рассчитывать на что-то еще — не слишком образованный грек, он привык довольствоваться малым.

Не таким вырос Ник.

В общем, когда его сверстники наслаждались молодостью и свободой, он клал первые камни в основание своей финансовой империи. Зато теперь, наверстывая упущенное, мог позволить себе много больше, чем его сверстники в пору их молодости. Он не только нашел собственное место под солнцем. У него без преувеличения было собственное солнце, под которым норовили погреться многие. Апартаменты в Мейфэре, загородный особняк с роскошными интерьерами, вертолет…

Лили, похихикивая как школьница, открыла дверь и пропустила Ника вперед. Нашарила выключатель, в прихожей вспыхнул свет. Рискованно нагнулась, расстегивая сапожки, груди подались вперед, норовя выпрыгнуть из тесного декольте.

Ник игриво устроился напротив, весело наблюдая этот аттракцион. Оба были в легком подпитии.

Лили первая среагировала на шарканье шагов в коридоре. Она подняла очаровательную головку и, вмиг скуксившись, недовольно протянула:

— Роза, ну что ты тут делаешь!..

Ник посмотрел в том же направлении и невольно пробормотал:

— Что это?

Этот вопрос вырвался у него без намерения кого-либо обидеть, но то, что предстало его взору, весьма отличалось от того, каким он привык видеть человеческое существо.

На существе перед ним было надето некое бесформенное подобие пижамы, и, при небольшом своем росте, оно утопало в этом нелепом одеянии. Но более всего Нику не понравился подозрительный взгляд сощуренных глазок, прятавшихся под растрепанной челкой.

— Роза, сколько раз я просила тебя не дожидаться моего возвращения! Я уже большая девочка. У меня могут быть и секреты.

Но существо в пижаме еще более едко посмотрело на Ника.

— Я умею позаботиться о себе, Роза, — настойчиво проговорила Лили, которая, как показалось Нику, моментально протрезвела при появлении этого неказистого создания.

Неказистое создание проигнорировало громко приведенный довод и, шаркая тапками, вплотную подступило к пришлому.

— Ты пьяная вваливаешься в дом с этим на буксире! В час ночи… В час ночи! — глубокомысленно повторила она. — Как тут не волноваться?

— Час ночи? Разве? — шутливо проверещала Лили. — Роза, это Ник. Ник, это Роза. Роза, тебе лучше вернуться в постель.

— Ник? Какой еще Ник? — привередливо спросила Роза.

— Ник Папэлиу, если тебе это о чем-нибудь говорит, — ответила Лили.

— Конечно, слышала про такого. И это он?

— Это он, — подтвердила Лили.

— Обычно ты приводишь мальчиков-моделей или актеров-неудачников… Ты уверена, что это тот самый Папэлиу, а не самозванец?

— Уверена… Роза, умоляю, иди спать! — взмолилась Лили.

— По-вашему, я похож на модель? — пробормотал польщенный полупьяный Ник, но строгая Роза не удостоила его ответом.

— Чего вы хотите от Лили? — сурово спросила она.

Ник остро прочувствовал на себе этот бесстрастный взгляд таких же голубых, как и у Лили, глаз. И с сожалением обнаружил, что тоже трезвеет.

— О, Роза, прекрати! Ник, прошу тебя, прости эту нахалку. Она, видишь ли, взяла на себя миссию опекать меня. Она уверена, что без ее зоркого ока я пропаду. Одно слово — старшая сестра.

— Так она твоя сестра? — изумился Ник.

— Да, мистер! — ответила сама Роза. — Я ее сестра, и пусть вас не смущает тот факт, что я не так хороша, как наша Лили.

— Да вы совсем не похожи… — дерзко объявил Ник, пошатнулся и ухватился за дверной косяк.

— Мы сестры только по отцу, — пояснила Лили. — Рози, детка, прошу, не доставай. Ник заглянул на коротенькую минутку, пропустить стаканчик, если ты не возражаешь… Займи гостя. А я на минутку в ванную, — проговорила Лили и засеменила по коридору.

— По-моему, вы уже и так изрядно набрались… Оба! — крикнула вслед сестре Роза и ещё разок полоснула Ника по лицу острым взглядом.

— Так, значит, вы сестричка Лили? — спросил Ник, пройдя вслед за Розой в гостиную.

Роза повернулась к нему и лихо вскинула голову. Спутанные пряди на один короткий миг взмыли над ее лицом, приоткрыв прехорошенькую мордашку, которая тут же вновь утонула в копне волос. Но, похоже, девушку ее неряшливый внешний вид нисколько не тревожил. Однако он взволновал такого ценителя женских прелестей, как Ник Папэлиу. Мужчина отбросил весь сарказм. Его взгляд принялся исследовать бесформенную пижаму, угадывая под ней очертания стройной девичьей фигурки.

Роза что-то плеснула в стакан и с демонстративным грохотом поставила его перед Ником, сопроводив свой вызывающе небрежный жест словами:

— И я не собираюсь извиняться за грубость, которую вы могли уловить в моих словах и поступках, мистер Папэлиу. Каждый имеет основание для недовольства, если в его дом в час ночи вваливается нетрезвый субъект вроде вас… Лили… Лили — она просто такая. Веселая, безалаберная, бесхитростная. Чем все и пользуются. Проспится, еще поблагодарит меня утром, как всегда и бывает… Она, видите ли, верит в счастливый случай. В то, что однажды ее заметят не как классную девчонку, а как талантливую и перспективную актрису. И все тогда закрутится. Карьера, гонорары, слава… Но пока у нее только личная жизнь, и то удачной ее не назовешь, — пресно проговорила сестра. — Я не знаю, как выстраиваются настоящие актерские карьеры, но уверена, что делается это иначе. Таким путем она не поднимется дальше третьесортных фильмов, которые никто никогда не увидит. Тем более что ее постоянно норовят вовлечь в сомнительные проекты. Вы понимаете, о каких проектах я говорю? — Она повернулась к Нику и строго уставилась на него.

— До сих пор Бог миловал. Но Лили не слишком разборчива. Я бы еще поняла, если бы ее привлек ваш статус. Но, зная свою сестру, могу с уверенностью утверждать: она клюнула на вашу колоритную внешность. Каких только мужчин я не перевидала в этом доме за последнее время! Все эти актеришки, помощники режиссеров, модели из телевизионной рекламы… Но самое отвратительное в том, что всякий раз она искренне влюбляется, а потом мается от разбитого сердца…

— Знаете, что я скажу вам, мисс, — холодно обратился к Розе Ник, выслушивая эту, казалось, бесконечную тираду, — это, конечно, благородно, что вы не гнушаетесь роли цепного пса при вашей веселой сестричке ради ее же блага. И уверен, Лили однажды отблагодарит вас за все ваши старания, — саркастически проговорил он. — Но приберегите эти разглагольствования для заинтересованного слушателя. Я терпеть не могу влезать в чьи-либо обстоятельства, забивать ими свою голову и озадачиваться чужими проблемами. И я не имею никакого отношения к киноиндустрии. С Лили я просто хорошо проводил время, пока не возникли вы. И не откажусь от этого еще разок- другой, если ваша сестра захочет.

— Разок-другой?! — возмутилась Роза.

— А больше и не нужно — ни мне, ни ей, — вызывающе ответил он.

— Это низко, мистер Папэлиу! — брезгливо произнесла девушка. — У Лили сейчас тяжелый период. В ее отношениях с одним молодым человеком недавно произошел окончательный разрыв. Она всего пару дней назад пребывала в отчаянии. Поэтому сейчас она так же отчаянно веселится. Но раны еще свежи…

— Я вас умоляю, мисс! — взвыл Ник.

— Ну что, познакомились поближе? — Наконец появилась красотка Лили.

Роза предосудительно покачала головой, взглянув на сестру.

— Твоя сестра уже ввела меня в курс ваших дел, — отозвался Ник.

— Представляю, что она порассказала. «Дом в огне! Все на тушение пожара!» Так?

— Примерно, — рассмеялся Ник Папэлиу.

— Ой, как смешно! — прошипела Роза.

— Не заводись, дорогая, — ласково обратилась к сестре Лили.

Лили обладала тем качеством, каким обладают поголовно все новорожденные котята. На нее было невозможно злиться. Лили это знала и беззастенчиво пользовалась.

— У бедняги Ника сегодня выдался тяжелый вечер. Он поругался со своей девушкой, — уведомила сестру Лили. — Я тому свидетельница. Это было крайне неприятное зрелище. Публичные выяснения отношений следовало бы запретить законом. Я решила взять бедняжку Ника под свое крылышко… Ники, дорогой, ты не возражаешь, что я тебя так называю?

— Нисколько, — проговорил он и дерзко посмотрел на Розу.

— Я вам так сочувствую, мистер Папэлиу, — язвительно отозвалась Роза.

— А не стоит. Конфликт назревал. Жаль лишь, что прорвался он так некрасиво. Но что сделано, то сделано. Сюзанна сама предпочла громогласный разрыв, мне оставалось лишь подчиниться.

— Тргда мне не понятно, зачем вам обоим понадобилось выходить в люди с человеком, с которым вы намеревались разорвать отношения? — серьезно осведомилась Роза.

— Условия игры, мисс, — неопределенно ответил Ник.

— Условия игры требовали того, чтобы вы прилюдно выставили свою подругу дурой, спровоцировав скандал? Бедная… Вот ей я искренне сочувствую, — сообщила Роза.

— С чего вы взяли, что это я спровоцировал скандал, а не наоборот?

— Это же очевидно, мистер Папэлиу.

— Если бы вы знали Сюзанну лично, то вам бы в голову не пришло назвать ее «бедной». Она любой из вас даст сто очков форы.

— Сочувствую ей вдвойне — после этих ваших пренебрежительных уверений.

— Ну же, ребята! Чего сцепились?! — попыталась разнять словесный клинч Лили.

— Тем более… — не унималась Роза.

— Тем более — что?! — перебил ее Ник.

— Тем более что вы, именно вы вынудили ее на публичный разрыв! И это отнюдь не повод вам сочувствовать.

— Но откуда же такая уверенность, мисс, что я — виновник скандала? — насмешливо спросил грек.

— Вы из тех людей, которые делают все, что им в голову взбредет, ни перед чем не останавливаясь. Некоторых это задевает. Но вам-то на это наплевать, не так ли, мистер Папэлиу?

Лили тяжко вздохнула и рухнула в кресло, вяло наблюдая эту словесную баталию, разразившуюся между разбуженной и раздраженной сестрой в жутчайшей бесформенной выцветшей пижаме и холеным самодовольным красавцем, который уже начинал выходить из себя.

— Это вы верно подметили, мисс. Мне наплевать, в том числе и на то, что вы тут обо мне нафантазировали! — выпалил он.

— В таком случае я с превеликим облегчением вызову для вас такси, — вызвалась Роза, словно обрадовавшись этому его выпаду.

— Не груби, Роза. Ник — мой гость, — в очередной раз попыталась вмешаться Лили, но ее примирительные намерения оказались незамеченными в цепкой схватке двух ледяных взглядов. — Ты не должна так вести себя с моими друзьямй. Я пригласила Ника выпить стаканчик…

— Он давно опустошил свой стаканчик, — проинформировала сестру Роза.

— Насчет такси можете не беспокоиться. Но прежде, чем вы успели что-то еще сказать, послушайте-ка меня, мисс. Есть такой беспроигрышный принцип: «Живи и дай жить другим». Занимайтесь своими делами и позвольте вашей сестре жить так, как она считает нужным. Это нормально, когда молодая женщина хочет веселиться. И ненормально, когда она ведет себя как неврастеничная курица-наседка. Какими бы благородными мотивами вы себя ни оправдывали, все видят в вас только неряшливую и завистливую неудачницу.

— Мне, как и вам, плевать, что обо мне думают все, — бесстрастно отпарировала Роза.

— Но, я думаю, вам далеко не плевать, что о вас думает ваша сестра, — предположил Ник Папэлиу.

— Наши с сестрой взаимоотношения вас не касаются. Она знает, что я люблю ее и буду заботиться о ней, что бы ни происходило.

— А может, это деликатность не позволяет ей сказать, что вы суете нос не в свое дело?

— Эй, вы говорите обо мне так, словно бы меня и нет здесь! — обиженно заметила Лили, но ее опять никто не услышал.

— Вот уж кто сует нос не в свое дело, так это вы, мистер Папэлиу.

— Знаете что, мисс, я не модель из телевизионных реклам, и не второсортный актеришка, и не помощник режиссера. Я сам режиссер своей жизни, и я сам буду определять, с кем мне водить знакомства, а кого отвергать. И если я захочу встречаться с Лили, то ни вы, ни кто другой не сможет мне помешать.

— Разок-другой? — насмешливо припомнила ему его же слова Роза.

— Мне нет нужды обманом заманивать и соблазнять женщин. Они сами это делают, — нагло проговорил Ник, угрожающе склонившись над Розой. — Но не у всех это получается. У вас не вышло. Сочувствую.

— Что вы несете?! — возмутилась Роза.

— Я говорю, что у вас не получилось произвести на меня впечатление. Оттого-то вы и беситесь…

— Наглец!

— Благодарю за прием, девочки. До скорой встречи, Лили, дорогая. Мне пора, — галантно распрощался с начинающей актрисой финансист и перешагнул через порог, оставив фурию Розу без внимания.

— Чего ты на него напустилась? — накинулась на старшую сестру Лили, закрыв за Ником Папэлиу дверь.

— До сегодняшнего вечера ты этого типа даже не видела, но спешишь ввести его в дом. О чем ты думаешь? ,

— Это уже вторая моя встреча с ним, — возразила Лили.

— Вторая? Но ты не упоминала о нем прежде.

— Не было возможности. Видишь ли, обе наши встречи произошли в течение этого вечера, — весело пояснила ветреница Лили.

— И что же это меняет?

— Он настоящий, Роза! Уж я-то разбираюсь в. мужчинах, — заверила сестру Лили.

— Во-первых, Лили, ты в мужчинах не разбираешься. А во-вторых, что значит «он настоящий»?