Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

После этого я задумался. Я рассудил, что Санта, скорее всего, начнет с первых строк моего списка и будет двигаться вниз. Вот я и распределил свои желания в соответствующем порядке, прикидывая, сколько радости каждый подарок принесет мне в грядущем году. Список пополнялся дальше, но уже медленнее: собака, новая бейсбольная рукавица, «морские обезьянки» для аквариума…

— Аарон, как пишется — «батут» или «ботут»? — спросил я.

— Через «а», тупица. — Я увидел, что ему тоже понравилась эта идея, потому что он написал это слово в своем списке, пока отвечал мне.

Вскоре мой юный мозг настолько опустел, что мне пришлось искать идеи вокруг себя, чтобы добавить их на красный листок. Я увидел мальчика, крутившего на пальце леденец в виде кольца с камнем. Ого! Леденец добавился в мой список. У другого мальчишки мне понравилась бейсбольная шапочка, у одной девчонки мяч. Мимо нас прошел мужчина с новыми роликовыми коньками для какого-то юного счастливчика. Все эти вещи тут же заняли свое место в моем листке.

Затем я увидел краешком глаза золотую жилу рождественских товаров: магазин игрушек! Там было больше заманчивых вещей, чем я мог перечислить. Механические игрушки, мягкие игрушки, фигурная мозаика — пазлы, настольные игры, карты, машинки, трафареты и «умный пластилин». Все, о чем я мог только мечтать когда-либо, тоже нашло место у меня в списке. Вскоре он пополнился великолепным набором детских товаров, достаточным, чтобы доставить самым избалованным детям много часов восторга.

Почти через час, приблизившись к домику Санты, мы увидели, что все дети делали так, как и предсказывал нам эльф из Бронкса. Один за другим заходили они в домик и протягивали свои листки Санте. Он бегло просматривал каждый список, говорил каждому ребенку несколько слов, весело восклицал «хо, хо, хо!», и дети уходили.

Почему-то никому не позволялось посидеть на коленях у Санты. Некоторые родители ворчали, что у него огромный живот — не обхватишь. Но большинство взрослых и детей просто радовались, что тяжкое испытание бесконечной очередью позади и можно идти дальше.

Вот мы уже стояли перед домиком Санты, и тут я забеспокоился. Родители еще не вернулись, а было почти двенадцать. Через несколько минут Санта уйдет на перерыв, и если мы к этому времени не попадем к нему, то не сможем отдать ему наши листки как минимум еще два часа.

И вот мы наконец у самых дверей. Перед нами стояла высокая светловолосая женщина-эльф в черной кожаной юбке, зеленом джемпере с треугольным вырезом, в черных чулках-сетке и лиловых туфлях на высоком каблуке. Ее губы были накрашены ярко-красной помадой.

— Где они только находят таких? — захихикал я, повернувшись к брату. Тот удивленно таращился на женщину.

— Тссс! — прошипел он. — Мне кажется, это какая-то знаменитая актриса из мыльной оперы или типа того.

— Вряд ли. Зачем знаменитость станет следить за очередью к Санта-Клаусу?

— Ну… — Аарон помолчал, задумавшись. — Может, ради благотворительности.

Я снова посмотрел на блондинку.

— Может быть…

— Простите, мэм, — волнуясь, пролепетал мой брат, пригладив волосы. — Эльф, который стоит в начале очереди, он из Нью-Йорка. А вы случайно не из Калифорнии? Не из Голливуда?

Мы затрепетали от восторга, когда блондинка-эльф повернулась и посмотрела сначала на моего брата, потом на меня. Я широко улыбнулся, встретив ее взгляд. Но наш восторг тут же угас на корню. Она смерила нас недобрым взглядом и скривила губы, демонстрируя недовольство. Потом, не говоря ни слова, вернулась к своему занятию, прерванному нашими словами, — снова стала жевать резинку и поглядывать на большие часы, отсчитывавшие секунду за секундой.

Маленькая девочка, стоявшая впереди нас, разговаривала в домике с Сантой. Высокая блондинка обрела наконец дар речи.

— Перерыв на ланч! — объявила она. — Вот так-то, дети! Приходите через два часа!

С усмешкой покосившись на очередь, она схватила цепь и протянула ее поперек дверного проема, перекрыв вход к Санте. Потом повернулась и, не сказав больше ни слова, зацокала на каблуках отдыхать.

Глава 2

В детстве мы проникались благодарностью к тем, кто на Рождество наполнял наши чулки подарками. Почему мы не благодарим Бога за то, что Он наполнил чулки нашими ногами?

Гилберт К. Честертон

— Это нечестно, — заныл я. — Мы столько ждали, и вот в самый последний момент все закрылось у нас перед носом!

— Ничего не поделаешь… — Аарон пожал плечами. — Ты ведь знаешь, что утром я не хотел сюда ехать. Но раз мы столько простояли в этой дурацкой очереди, надо все-таки повидать Санту. Верно?

Очередь за нашей спиной постепенно растаяла. Мы с братом решили, что после такого долгого ожидания заслужили право заглянуть в домик. Мы обошли цепь и прижались носом к окошку. К нашему удивлению, Санта спокойно смотрел на нас со своего роскошного трона.

У него был добрый, испытующий взгляд. Его лицо закрывала фальшивая, но похожая на настоящую борода, а толстый живот слегка колыхался, когда Санта усаживался поудобнее. Огромные красные штаны были аккуратно заправлены в блестящие кожаные сапоги. Огромные ноги твердо стояли на полу. Я знал, что перед нами не настоящий Санта, но подумал, что если бы на свете существовал настоящий Санта-Клаус, то он выглядел бы именно так.

Так мы глядели друг на друга довольно долго. Казалось, Санта чего-то ждал. Когда ушли все дети, толпившиеся вокруг домика, толстяк в красном костюме Санты слегка пошевелил бровями и, кажется, кивнул нам.

— Может, он зовет нас к себе? — прошептал я.

— Не знаю, — ответил Аарон.

Тут Санта явно кивнул нам. Но мы все еще не были уверены, что он зовет нас к себе, и не отозвались на его немые жесты. Тогда он заговорил.

— Ну-ка, молодые люди, заходите ко мне и покажите ваши листки, — сказал он с сильным шотландским акцентом, который показался мне очень уютным и приятным.

— Но леди в кожаной юбке сказала, что у вас перерыв, — напомнил я.

— Да, парень, сказала. Но ведь она всего лишь эльф. А я, как главный посланник Рождества, могу сделать маленькое исключение для сыновей Алена. Ты ведь Аарон — верно? — спросил он, обращаясь к моему брату. — А ты Молар.

— Мистер, откуда вы знаете, как нас зовут? — удивился мой брат.

— Как откуда, милый мой? Я ведь Санта-Клаус! Хо, хо, хо! — говоря это, он широко улыбался. — Ну, валяйте! Заходите ко мне и покажите скорее, что вы хотите получить на Рождество.

— Извините, мистер, — проговорил мой брат. — Мы бы с радостью, но тогда наши родители будут нас ругать, что мы зашли к вам одни. Вы ведь понимаете, как это бывает.

Послышались знакомые голоса. Мы оглянулись и увидели, что мама с папой стоят за оградой, окружавшей домик Санты, улыбаются и машут нам.

— Все в порядке, мальчики. Заходите! — весело крикнул нам папа. — Мы подождем вас тут.

Вообще-то папа терпеть не мог моллы и заходил в них только при крайней необходимости. Поэтому он обрадовался, что нам не придется ждать еще два с лишним часа. Мы прошмыгнули в вожделенную дверь и через пару секунд стояли перед роскошным троном Санты.

— Ну-ка, Молар, начнем с тебя, потому что ты младший! Кстати, как тебя лучше называть, Молар или Мо?

— Мне все равно, но друзья зовут меня Мо. — На этот вопрос я отвечал не меньше тысячи раз в год. Еще в первые годы своей жизни я понял, что Молар — необычное имя. Многих людей интересовало, как мои родители его выбрали. Многих, но не этого дядьку в костюме Санта-Клауса. Он уже знал.

— Значит, Мо, — сказал он. — Ну-ка, посмотрим, правильно ли я все помню. Твой отец дантист, и, когда ты родился, он как раз сдавал квалификационный экзамен.

— Все точно! — воскликнул я.

— Вот он и назвал тебя Молар в честь своего любимого зуба. Точно?

— Угу. Откуда вы знаете? — Я был поражен. Лукавая усмешка заиграла в глазах Санты и разлилась по всему лицу.

— Я ведь уже сказал, что я Санта-Клаус! Ну что, покажешь мне свой листок?

Я протянул было ему список своих пожеланий, но взгляд мой упал на массивные ноги Санты, и я поскорее убрал руку за спину.

— Мистер Клаус, — медленно проговорил я. — Наш папа привез нас сегодня сюда, потому что такая традиция. Но еще есть традиция — чтобы дети сидели на коленях у Санты. В общем-то, мне все равно, но почему вы не позволяете никому из детей посидеть у вас на коленях? Ведь остальные-то Санта-Клаусы позволяют…

Улыбка сошла с его лица, когда он обдумывал мой вопрос. Казалось, он прикидывал, как лучше ответить, а может, решал, стоит ли вообще отвечать на такой вопрос.

— Ну, мальчики, по-моему, вы достаточно большие, чтобы услышать правду. Дело в том, что у старого Санты вообще нет ног. В смысле, нет настоящих ног. Я бы позволил детям сидеть у меня на коленях, но боюсь, что бедные малыши испугаются.

— Как это у вас нет ног? — удивился Аарон. — Вот они. Я их вижу.

— Видеть-то видишь. Но это, ну… волшебные ноги. Ты их видишь, но на самом деле их нет. Хочешь потрогать? Ну-ка, залезайте ко мне и убедитесь сами. Я не хочу, чтобы вы считали старого Санту вруном.

Понятное дело, мы с братом смутились. Зачем дядька, наряженный Сантой, говорил какую-то ерунду насчет волшебных ног? Переглянувшись, мы посмотрели в окно, чтобы убедиться, что мама с папой недалеко. И дружно прыгнули — каждый на «свою» огромную коленку Санты. Но едва мы дотронулись до них, как — пшшш… — воздух вышел, и ноги Санты сделались плоскими, как блины.