Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Они стояли рядом. Ник протянул руку собеседнику Хлои. Она даже головы не повернула.

— Без Петры сегодня?

— Да, она потянула лодыжку на тренировке, — отозвался Спирос.

Ник понимающе покачал головой.

— Готовится к очередному марафону? Не собираешься к ней присоединиться?

— Не хочу проверять себя на прочность.

Он повернулся и, взяв Хлою за руку, немного потянул ее, чтобы представить Нику. Странно, и как это он не заметил, что с ней творится, как она тяжело дышит и старается сохранять невозмутимый вид.

— Ты знаком с Хлоей?

Она затаила дыхание.

— Конечно, мы давние знакомые, — непринужденно ответил Ник.

— И ты держал это в секрете!

Не в силах дольше откладывать, она повернула голову и постаралась изобразить на лице приятную улыбку. Ник вспомнил ее, значит, она переходит к плану Б.

«Будь вежливой и отстраненной», — говорила себе Хлоя.

На словах легко. На деле же его притяжение оказалось слишком сильным. Его мужественность заставляла все внутри ее трепетать. До него она никогда раньше не испытывала ничего подобного.

Высокие, хорошо очерченные скулы, орлиный нос, выдающаяся челюсть делали его лицо невероятно аристократичным. Едва она повернулась, его чувственный рот тут же скривился в циничной улыбке. Тот же цинизм она заметила в его глубоко посаженных глазах, обрамленных прямыми, бойко торчащими ресницами, с радужкой цвета темного шоколада.

Хлоя замерла, будто скованная чарующим взглядом. Как кролик, нечаянно взглянувший в глаза хищнику.

— Как поживаешь, Хлоя? — Он назвал ее по имени, растягивая его, будто пробуя на вкус.

«Будто дегустирует меня», — подумала Хлоя, но тут же отогнала от себя эту мысль. Температура поднялась еще на несколько градусов. Она запылала. Застенчиво коснулась шеи, которую украшало колье из необработанных аметистов, те казались ледяными по сравнению с раскаленной кожей, и выдавила из себя улыбку. Не хотелось его забывать, хотелось просто не вспоминать о том, что никогда не повторится.

Хотя секс был умопомрачительный. Просыпаться с тем, кто тебя ценит, приятно, а вот после ночи с Ником Хлоя проснулась, как обычно, одна. Придет время, и она будет искать в мужчине не только опытного любовника, но и личность, любящее сердце.

— Сколько лет, сколько зим, — спокойно заметил он.

— Да, верно.

Внезапно Ник наклонился и легко коснулся ее губ. Хлоя стояла как вкопанная, не зная, как реагировать. Мышцы в паху самопроизвольно сжались, она всеми силами пыталась побороть желание податься вперед, поцеловать его. Вздох, который она сдержала, сдавил горло. В нос ударил знакомый мужской аромат.

Ник выпрямился и немного отстранился от нее. Хлоя с удивлением обнаружила, что держит его за рукав. Так стыдно.

Он улыбнулся, вспомнив, каким отзывчивым было ее тело, с какой самоотдачей она дарила ему наслаждение. В ту ночь взяла инициативу в свои руки и не принимала отказа.

— Хорошо выглядишь, — одобрил он.

На самом деле Ник считал, что Хлоя выглядит потрясающе, хотя сейчас в ней не наблюдалось золотистого блеска, который он помнил. Ее кожа была нежно-кремовой, на щеках пылал румянец, веснушки — да, но бледнее, чем в тот раз. Тем не менее она показалась ему еще вкуснее, еще соблазнительнее, чем тогда.

— Спасибо. Как твои дела, Ник?

Вопрос был прост, вежлив, не эмоционален, хотя в глубоких синих глазах читалось явственное «иди к черту».

Женщина в его представлении не имеет личностных качеств, кроме того, что должна быть теплой дарительницей, страстной и доступной в любое время, и не важно, какая личность за этим скрывается.

Пытаясь осмыслить ее откровенно негативную реакцию, Ник понял, что в этой женщине, кроме прекрасных внешних данных, явно присутствует характер. Несмотря на то что они провели вместе всего одну ночь, он до сих пор испытывает к ней животное желание. Ему потребовалось время, чтобы усмирить очередной взрыв первобытного голода.

Раньше он старался относиться ко всему хладнокровно, и это давалось ей легко. Когда вещаешь на полмира, важно быть объективным, оставив эмоции для других случаев. Он становился очевидцем отважных поступков, самопожертвования, но за каждым таким поступком стояли многочисленные страдания и бесчеловечность. Ты знаешь обо всем, и это разъедает изнутри. Абсурдное сравнение зоны боевых действий со званым ужином, где бокалы разносят люди, а не автоматы, почти всегда вызывало у него улыбку.

Почти всегда.

Глава 3

Хлоя с издевкой посмотрела на Ника.

— Ты с Люси Кавендиш?

— Люси, черт, я совсем про нее забыл.

Он стремительно окинул взглядом зал в поисках спутницы и, убедившись, что она увлечена разговором с одним из гостей, успокоился. Нервно потер ладонью трехдневную щетину. Должно быть, он просто бросил ее, будто есть оправдание мужчине, который пришел на вечер с одной женщиной, а увидев другую, тут же понесся к ней с грацией кувалды, разрушающей стену.

Хлоя осуждающе вздохнула.

Интересно, в чью постель он отправился после того, как бросил ее спящую? Раньше при одной мысли об этом становилось больно, но теперь Хлоя чувствует не более чем спазм в животе.

— Неосмотрительно с ее стороны думать, что ты будешь помнить, что пришел с ней, — колко заметила она и, подождав, пока он нахмурится, продолжила: — Она, наверное, ожидает, что, просыпаясь утром, будет видеть тебя рядом.

Слова повисли в воздухе. Фраза, сказанная так, как Хлоя совсем не хотела, превращала ее в жертву в ожидании жалости и сострадания. Она ненавидела себя за это.

К счастью, в глубине его шоколадных глаз она заметила нечто другое, нежели жалость. Отлично. С чем-то другим она готова согласиться. Все что угодно, только не жалость.

— Ты спала.

Ник не любил секс на одну ночь. Всегда существует риск, что партнер ожидает некую сакральную связь, продолжение отношений, хотя об этом речи не было.

— Я не говорю о себе. — Она чуть приподняла четко очерченные брови и продолжила без тени смущения: — Да, у нас был секс, но мы не состоим в отношениях.

В эту минуту она молила лишь о том, чтобы щеки не заливались ярким румянцем.

— Хотя было бы неплохо разбудить меня, когда ты уходил, вдруг мне нужно было встать пораньше.

Хлоя сдвинула брови, будто пыталась вспомнить, что тогда было, хотя на самом деле вспоминать нечего. События той ночи намертво остались в памяти.

— Я уверена, что опоздала тогда.

Мысленно она вручила себе награду за самую убедительную ложь.

Он вспомнил ту ночь. Звонил телефон. Умирал отец. Перед Ником стоял выбор: хорошие манеры или быть рядом с отцом в последние минуты его жизни. На самом деле выбора не было, и он ушел. И, да, втайне он был рад, что не придется с ней разговаривать утром.

Ник терпеть не мог неловкость с утра. Это не первый его секс на одну ночь, правда, его женщинами были коллеги-журналистки, сильные и независимые, с которыми у него что-то вроде негласного соглашения и взаимоуважения на профессиональном уровне.

Короткие приятные связи никогда не становились чем-то большим. Его бы не волновало, если бы женщины забыли его имя или не помнили, что проспали и опоздали куда-то. С Хлоей все иначе. Удар по самолюбию.

Сдержанность и хладнокровие Хлои Саммервиль — именно то, что его привлекает в женщинах. У таких дам мужской подход к сексу, они не ждут и не приветствуют сантиментов, наслаждаются сексом просто и естественно.

— Извини, мне нужно было идти, но, в отличие от тебя, я не опоздал.

Прогнозы по состоянию отца были невеселые, но мать настаивала на еще одном курсе терапии. Это не помогло.

— Была рада тебя видеть, — сказала Хлоя отсутствующим голосом, таким, когда говоришь с кем-то, кого никак не можешь вспомнить. — Сегодня не просто вечер, а благотворительная акция, мне пора работать.

С этими словами она холодно улыбнулась с видом женщины, чьи приоритеты четко определены, и Ник в них не вписывается. Повернулась к Спиросу, который стоял рядом, разговаривая с другими гостями.

Еще ни одна женщина с ним так не поступала. Это что-то новое и очень привлекательное. Интерес пересилил раздражение. Даже не раздражение, а нечто более сильное. Точно Ник знает одно: он снова желает видеть ее в своей постели.

Если еще одна ночь с ней поможет ему справиться с кошмарами — отлично. Если нет, в любом случае он получит удовольствие от процесса. Отказаться от попытки затащить ее в постель теперь для него не вариант.

В своих мечтах Ник занимался любовью с Хлоей почти каждую ночь на протяжении почти года, и там не нужно было, чтобы она отдавалась ему снова и снова. Однако сейчас это не сон и не мечта. Она реальна и с большой вероятностью может подарить ему еще одну ночь наслаждения. В голове было пусто, и это расстраивало Ника.

Он наблюдал, как она присоединилась к группе гостей в нескольких футах от него, смущенно опустила ресницы и улыбнулась в ответ на слова Спироса. Взгляд гулял по ее тонким чертам, лебединой шее, четкой линии подбородка. Почему она так привлекает его?


Ноги Хлои подкашивались. Она живо представила, как лежит на полу, гости собрались вокруг и удивленно смотрят, а кто-то говорит: «Жаль, ведь раньше она могла твердо стоять на ногах».