logo Книжные новинки и не только

«Когда любовники падают с небес» Ким Стюарт читать онлайн - страница 1

Ким Стюарт

Когда любовники падают с небес

1

— Доктор Камингз, вас к телефону. Переключить звонок на ваш кабинет? - Телефонистка Колумбийского университета Нью-Йорка вошла в аудиторию. Дженет Камингз вела в это время семинар.

Она недовольно взглянула на девушку.

— У нас сейчас очень интересная тема. Не могли бы вы передать, что я перезвоню после лекции?

Телефонистка улыбнулась.

— Мне кажется, что это срочное дело, доктор Камингз, - нерешительно возразила она. - Но если вы настаиваете, я, конечно, передам.

Дженет бросила взгляд на студентов, с любопытством прислушивающихся к разговору.

— Дамы и господа, пожалуйста, прочитайте внимательно второй абзац на странице пятьсот девять. Я вернусь через несколько минут. Тогда мы еще поподробнее поговорим на эту тему.

Студенты загудели. Немало восхищенных мужских взглядов проводило молодого, чрезвычайно привлекательного доцента.

Дженет это не волновало. Она привыкла к обожанию со стороны мужской части аудитории и к ревности - со стороны женской части. Ровной походкой она покинула зал и пошла в свой кабинет.

— Дженет Камингз, - представилась она, в голосе звучало легкое нетерпение.

— Джени, дорогая, как дела? - спросил с другого конца провода приятный мужской голос.

Джени чуть не взорвалась.

— Ты вызвал меня с семинара, чтобы об этом спросить? - Последовала короткая пауза. - Ладно, что тебе нужно? - резко спросила Дженет.

— Я не хотел тебе мешать…

— Вот и не мешал бы.

— Но, Джени, - взмолился мужчина, - что с тобой? Мы не виделись целую вечность. Когда я тебя куда-нибудь приглашаю, у тебя всегда находятся отговорки. Ты что, больше меня не любишь?

— Оливер! - Дженет набрала в легкие воздуху. - Я действительно не могу ответить на этот вопрос по телефону.

— Тогда почему бы нам сегодня не встретиться и не поговорить обо всем? Если ты не можешь ответить по телефону, что я, в общем-то, понимаю, то дай мне возможность объясниться.

«Этот Оливер становится все более невыносимым, - с раздражением подумала Дженет. - Когда до него дойдет, что я больше ничего - или, во всяком случае, почти ничего - к нему не испытываю. Почему он не в состоянии смириться с фактом и спокойно прекратить эту связь?»

— Оливер, - сказала она, с трудом подавляя нетерпение, - я согласна. Если ты хочешь, мы сможем завтра вечером сходить куда-нибудь поужинать.

— А почему не сегодня?

— Потому что сегодня у меня, черт побери, нет на это времени.

— Если бы я тебя хоть немного интересовал…

— Один вечер ты как-нибудь проживешь и без меня.

— Джени! - Оливер был обижен до глубины души. - Ну почему ты со мной так холодна? Я больше ничего для тебя не значу?

— Ох, опять все сначала. Ты что, Оливер, не замечаешь, что все наши разговоры вертятся по одному и тому же кругу? Ладно, тогда до завтрашнего вечера. В семь, в «Сюзетте». - Дженет быстро положила трубку, чтобы не выслушивать его возражений.

Она задумчиво откинулась в кресле и позволила себе на несколько секунд мысленно вернуться в прошлое. Два года назад Оливер приехал со Среднего Запада в Нью-Йорк, чтобы завершить здесь юридическое образование. Они часто виделись в университетской столовой. Дженет не решалась завести роман со студентом, но не устояла перед его шармом. Отношения были пылкими, Оливер оказался великолепным любовником, этого никто не смог бы отрицать.

Но сейчас чувства Дженет по отношению к нему значительно охладели. Помимо постели, их мало что связывало. Молодой женщине притязания Оливера действовали на нервы. Он хотел постоянно быть с ней, а это не отвечало ее представлениям о свободе и независимости. Она пыталась объяснить ему, что чуть больше личной свободы пошло бы их связи только на пользу, но Оливер не смог или не захотел этого понять.

И потому она решила поступить разумно и порвать эту связь. Дженет была достаточно умна, чтобы понимать, что чисто постельная история не принесет полного удовлетворения. Возможно, когда-нибудь она найдет партнера, с которым у нее возникнет гармония. Она не спешила, поскольку пока еще была целиком поглощена работой.

Эта последняя мысль заставила Дженет вспомнить, что она бросила студентов прямо посреди семинара.

Она, вздохнув, встала. По дороге в аудиторию она встретила Сьюзен, телефонистку, которая сорвала ее с занятий.

— Ну, чего он хотел? - с любопытством спросила Сьюзен.

Дженет укоризненно покачала головой.

— Сьюзен, в следующий раз не зовите меня из аудитории.

— На самом деле я поступила очень корректно, - надулась Сьюзен. - В конце концов, я ведь могла вызвать вас прямо по селектору. А когда звонит Оливер… - Она мечтательно закатила глаза.

— Я знала, что все сотрудницы университета питают слабость к Оливеру Фринксу. Но что до такой степени, это для меня новость.

— У него потрясающая внешность. Я бы без памяти в него влюбилась, - призналась Сьюзен. - Мы все умирали от ревности, когда стало известно, что вы сошлись.

Дженет наигранно вздохнула.

— Чем занят этот университет - сплетнями о любовных связях или все же научной работой?

Сьюзен засмеялась.

— Думаю, и тем и другим. Но первым - интенсивнее, чем вторым. - Она взглянула на часы. - Боже, мне нужно срочно бежать на коммутатор. Дебби осталась одна, сейчас она задаст мне перцу.

— Все из-за того, что в рабочее время голова занята разными типами.

— Оливер - никакой не тип, - возмутилась Сьюзи. - Вы должны быть счастливы, что он в вас влюбился. Хотела бы я, чтобы он когда-нибудь посмотрел на меня такими глазами, как на вас. Он вас просто боготворит!

«Теперь он свободен. Можешь попробовать добиться его любви», - подумала Дженет. И чуть не сказала это вслух. Но что-то ее удержало.

Сьюзен побежала на свое рабочее место. Дженет, задумавшись, шла в аудиторию. Действительно ли Оливер теперь свободен? Или это я свободна от него? - спрашивала она себя. - Он и впрямь обаятельный мужчина, нельзя не признать. Но иногда действует на нервы. Мне очень редко хочется быть с ним вместе, но, может, дело не в нем, а во мне самой? Да, если бы я знала!

— В сущности, ты крайне нерешительная женщина, Дженет Камингз, - негромко сказала она вслух. - Вероятно, тебе имело бы смысл разок призадуматься, чего ты на самом деле хочешь. - Тем временем она очутилась перед дверью в аудиторию.

И решительно ее открыла. Ей навстречу ударил разноголосый шум, немедленно стихший при ее появлении.

— Леди и джентльмены, - твердо сказала Дженет, - сейчас мы вместе обсудим только что прочитанную статью. Еще вопросы есть?

Тем самым она окончательно пресекла болтовню студентов. В конце концов, они сидели здесь не для того, чтобы обсуждать личную жизнь своей преподавательницы.

Когда Дженет вошла на следующий вечер в «Сюзетту», Оливер ее уже ждал.

В этом ресторане они когда-то впервые поужинали вместе. Это было «их место», связанное со многими воспоминаниями, хорошими и плохими. Потому что именно здесь произошла и их первая ссора. Дженет вспомнила ночи после размолвок, и по спине у нее побежали мурашки. Оливер бывал тогда еще темпераментнее, чем обычно.

Он протянул ей навстречу руки и расплылся в широкой улыбке.

— Как замечательно, что ты пришла, Дженет.

Она нахмурилась.

— Ты прекрасно знал, что я приду. Мы же договорились. - Чего она с самого начала не любила в Оливере, так это его склонности к пошловатой патетике.

— Да, но все равно я рад. Ведь я не видел тебя целую вечность.

Он повел ее к столику в углу. К ним с деловым видом устремился официант.

— Что вам принести, доктор Камингз? - приветливо спросил он.

— «Кровавую Мэри», Билл.

— Ты хочешь заказать что-нибудь поесть? - перегнулся через стол Оливер.

— Пока нет.

— Гм-м. Ну, как хочешь.

Между ними повисло напряженное молчание. Когда тишина стала слишком тяжелой, она спросила, просто чтобы хоть что-то сказать:

— Как твоя работа, Оливер?

Он пожал плечами.

— Да как всегда. Ты же знаешь, что у меня постоянно неприятности с мистером Миллером. Он так же банален, как его имя. Только на основании того, что респектабельная адвокатская контора уже на протяжении трех поколений принадлежит семье Миллер, он считает своим правом свысока обращаться со всеми стажерами. «Миллер, Миллер и сыновья» - очень известная в Нью-Йорке фирма. «Мистер Фринкс, сэр! - передразнил он своего шефа. - Вы уже обработали документы Артура К. Кларка?»

— Неужели работа тебе неинтересна?

— Она была бы мне интересна, - с горечью возразил Оливер, - если бы старик хоть изредка подпускал меня к по-настоящему горячим делам. Но он нагружает меня только такой ерундой, как эта история с Кларком. У кого угодно пропадет интерес.

— О чем там идет речь?

— О звукоизоляции стены. У соседа мистера Артура К. Кларка имеется пылкая подруга, - ухмыльнулся Оливер, - оскорбляющая нравственность нашего драгоценнейшего мистера Кларка. Каждую ночь, жалуется бедный мистер Кларк, ну просто каждую ночь без исключения, он вынужден слушать похотливые крики этой леди.

Дженет прыснула.

— А что, стены такие тонкие?

— Да в том-то и дело, что стены вполне нормальные. Изоляция у них не очень, это я признаю. Но все же не картонные. Нет, дело вот в чем: мистеру Артуру К. Кларку, - он гнусаво произнес имя, - за семьдесят. Он глуховат…

— Да, но… - вмешалась Дженет.

— Погоди, все не так просто. Итак, мистер Кларк приобретает себе слуховой аппарат. Один из лучших, какие бывают в продаже. С его помощью он теперь может услышать, как блоха чихнула. И вместо того чтобы каждый вечер аккуратно класть его на тумбочку, он с особой тщательностью его настраивает и слушает любовные стоны темпераментной подруги соседа.

— Быть такого не может. - Дженет зашлась от смеха.

— Да, но дальше - хуже, - состроил гримасу Оливер. - Сосед мистера Кларка оспаривает факт вредного воздействия шума. В свою очередь, мистер Кларк требует экспертизы. - Он многозначительно посмотрел на Дженет.

— Экспертизы? - не поняла она. - Зачем?

— Экспертиза должна подтвердить, что жалоба мистера Кларка обоснованна. То есть наш клиент требует, чтобы эксперт провел ночь в его квартире и убедился, что соседские любовные забавы возмутительны.

— Бедный мистер Кларк, - рассмеялась Дженет. - Я думаю, что за его поведением кроется лишь зависть. Наверняка у него была чересчур чопорная супруга.

— Это мне неизвестно. Да и не волнует. Сначала я тоже посмеивался над этим обремененным моральными устоями джентльменом. Но понемногу он стал действовать мне на нервы. Каждое утро он является ко мне в контору и жалуется на судьбу. Подруга соседа, похоже, ненасытна. - Оливер посмотрел в глаза Дженет. - Иногда я даже испытываю зависть, - с легким вздохом сказал он. - Я начинаю понимать мистера Кларка. Только что не бегу к адвокату, чтобы начать процесс.

— Но у тебя же никто за стеной не стонет, - ловко парировала Дженет.

— К сожалению. - Он потянулся через стол и взял ее руку. - Джени, ты не поверишь, как я по тебе соскучился. У тебя для меня никогда нет времени. Я так радовался сегодняшнему вечеру. А в результате мы сидим и обсуждаем этого идиотского мистера Кларка.

Кончиками пальцев он нежно поглаживал ее руку. Джени почувствовала приятное возбуждение.

— Джени, я люблю тебя. - Голос Оливера стал бархатистым, потом более настойчивым. - Может, пойдем ко мне?

Дженет заколебалась. Если она поддастся его напору, ситуация еще больше усложнится. Не могла же она переспать с мужчиной и тут же дать ему отставку!

Но приходилось признать, что желание быть с ним оказалось очень сильным. Она прикрыла глаза и вспомнила их последнюю ночь. Оливер был одновременно страстным и нежным. Она словно ощутила его пальцы у себя на теле. Они касались ее кожи ласково, как крылья бабочки. Однако в нужный момент он давал ей почувствовать свою силу. Дженет не смогла подавить вздох и плотно сжала под столом бедра.

В сознание ворвался его голос.

— Ты ведь хочешь этого не меньше, чем я, дорогая, - прошептал он. - Я же вижу.

Дженет облизнула губы.

— Если хочешь, можем пойти. - Ее голос звучал как чужой. Когда она вставала, тело ее слегка дрожало. Она почувствовала крепкую хватку Оливера, поддерживающего ее. И непроизвольно прижалась к нему. Будто нечаянно, коснулась грудью его предплечья. Соски под облегающим свитером немедленно напряглись.

Оливер положил на стол несколько долларов. И они буквально выскочили из ресторана. В такси они ехали молча. Мысленно Дженет предвкушала предстоящие часы. Здесь крылось противоречие, но она не могла отрицать, что мечтает о том, как Оливер овладеет ею. Снова и снова.

У себя в квартире Оливер включил маленькую настольную лампу, от которой шел неяркий теплый свет. Потом подошел к проигрывателю. Долго выбирал пластинку.

— Что ты хочешь послушать? Рэя Чарльза или что-то другое?

Дженет начала испытывать нетерпение. К чему этот вопрос? Разве Оливер не чувствует, что ей сейчас не до музыки? Она надеялась, что он сорвет с нее одежду и бросится на нее. А он уселся на корточки перед шкафчиком с пластинками и как будто не замечает, как она разочарована.

— Мне все равно.

Тут он понял, что Дженет злится. Быстро вскочил и нежно ее обнял.

— Дорогая, я тебя люблю. Пойдем в спальню?

А это что еще за идиотский вопрос? У нее вообще чуть не пропало всякое желание. Все-таки не надо было с ним идти!

— Я хочу домой, - холодно ответила она. - Кажется, у меня заболела голова.

Оливер некоторое время озадаченно смотрел на нее, потом по его лицу скользнула понимающая улыбка. Он молча поднял ее на руки и понес в спальню. Мягко опустил на широкую двуспальную кровать и начал методично раздевать.

— Я знаю средство от головной боли, - шепнул он.

Его рука погладила ее затылок, скользнула вниз к груди и коснулась напрягшихся сосков.

Дженет громко застонала. Оливер был прав, головная боль внезапно прошла. Ее тело извивалось от желания. Пальцы Оливера прошлись по нему вниз, погладили ее живот, замерли на лобке. Дженет выгнулась, схватилась за его бедра. Он был еще одет. Она рывком тесно прижалась к нему. Теперь она ощущала его возбуждение. Когда ее рука скользнула вниз по его животу, Оливер прерывисто задышал.

Прикрыв глаза, он наслаждался игрой ее пальцев.

— Я больше не выдержу, - простонал он, вскочил и с рекордной скоростью сбросил брюки.

Потом выпрямился перед ней. Его возбужденная мужественность подстрекала Дженет. Она провела ладонями по внутренней стороне его бедер, невольно выгибаясь ему навстречу и дрожа от нетерпения.

Внезапно Оливер упал на нее. Его губы заскользили по ее коже. Кончик языка коснулся шеи, груди, отправился вниз. Дженет с готовностью раскинула ноги. Игра его языка заставляла ее приглушенно резко вскрикивать, пока она не взмолилась:

— Я больше не могу. Пожалуйста, возьми меня.

Он вошел в нее. От сладострастия Дженет была близка к обмороку. Их тела двигались в едином ритме страсти. Джени захлестнула горячая волна. Она не сдержала громкого стона, когда одновременно с Оливером достигла вершины.

Потом они лежали рядом, опустошенные и довольные.

Через некоторое время Оливер встал и принес один стакан и сигарету на двоих. Нежно улыбаясь, он зажег для Джени сигарету и вложил ей в рот. Она глубоко затянулась.

— Было замечательно, - сказал Оливер. Глаза у него блестели. - О, Джени, я тебя люблю. Ты не хочешь наконец переехать ко мне?

Молодая женщина тяжело вздохнула. Все, приехали! Этот вопрос был неизбежен! И что она должна ответить после часа такой пылкой любви?

«Если бы я была уверена, что действительно люблю тебя, - подумала она. - Помимо постели существует масса других вещей, на одном сексе общую жизнь не построишь…»

— Джени, детка, почему ты не отвечаешь? - нетерпеливо вторгся в ее размышления Оливер.

— Я думаю.

— О чем тут еще думать? - надулся Оливер. - Ты только что доказала, что принадлежишь мне.

Дженет выпрямилась. Она решительно потушила сигарету и отпила глоток.

— Именно этого ты и не понимаешь, Оливер, - твердо сказала она. - Я тебе не принадлежу. Ни тебе, ни другому мужчине. Я самостоятельная личность. И мне кажется, что ты этого еще не осознал.

Он обиженно взглянул на нее.

— Разумеется, я это понял. Но мои слова означают нечто иное. Я считаю тебя своей. Своей подругой, своей женой, своей любовницей, называй как хочешь. Ни у какого другого мужчины нет на тебя права…

— В том-то и дело, неужели ты до сих пор не сообразил, что как раз это мне и мешает? - воскликнула она.

— Чем это может тебе мешать? - недоуменно спросил он. - Любая другая женщина была бы рада…

— Но я не любая другая, черт бы тебя побрал. - Дженет соскочила с кровати и стала собирать свои вещи.

— Почему ты решила одеться?

— Потому что хочу домой.

— Но…

— Я тебе позвоню.

— Нет, я сам тебе позвоню!

— Только не снова в университет.

— Дома тебя никогда не застанешь.

— Я же тебе сказала, что позвоню тебе. Будь добр, принимай иногда к сведению и мои пожелания. - Она натянула юбку и застегнула молнию.

— Ты что, в самом деле уже уходишь? - тихо спросил он.

— Ты же видишь, - с досадой ответила Дженет. - Мне завтра рано вставать. Кроме того, я предпочитаю спать в собственной постели.

— Но тогда я мог бы пойти с тобой.

Дженет открыла было рот, но тут же его закрыла. Нет никакого смысла, Оливер все равно не поймет.

— Пока, Оливер, - сказала она и погладила его по голове.

Он схватил ее руку и крепко сжал. Дженет с трудом ее вырвала. «Очень типично, - с некоторым цинизмом подумала она. - Что попало в руки - никому не отдам. Но со мной этот фокус не пройдет!»

Покинув его квартиру, Дженет вздохнула с облегчением. Она знала, что совершила ошибку, переспав с Оливером. Но иногда жажда его ласк оказывалась сильнее рассудка. Дженет равнодушно уставилась в окно такси, везущего ее домой.

На следующий день Дженет просматривала почту. Ничего особенного, несколько счетов, пара приглашений на вечеринки и яркая открытка от подруги с Гаити. Дженет с тоской рассматривала изображенный на ней песчаный пляж с изумрудным морем и пальмами. Несколько дней отдыха ей ох как бы не повредили! Кроме того, она могла бы хоть на время избавиться от проблемы под названием Оливер.

Дженет со вздохом открыла следующее письмо. Из конверта выпал билет на самолет. В Майами. Она прочитала несколько сопроводительных строк. Клуб бостонских психотерапевтов-любителей почтет за честь, если доктор Дженет Камингз прибудет на ежегодную встречу в Майами-Бич. Перелет, гостиница и питание, разумеется, бесплатные. Приглашенный оратор выступит с докладом о развитии психологии в двадцатом веке.

Дженет задумалась. Большинство подобных мероприятий были невероятно скучными. Эта публика напускала на себя преувеличенную важность. Но Майами-Бич со счетов не сбросишь. Джени посмотрела на свой рабочий календарь. Да, получится. Можно даже присовокупить несколько дней от отпуска.

Молодая преподавательница на следующий же день уладила все формальности с университетом. Она действительно полетит! Начало через три дня. К тому же она получала желанный повод окончательно расстаться с Оливером, поскольку одиночное путешествие он ей никогда не простит.