Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Он сел посередине кухни, посмотрел на меня рыжим глазом и протяжно мяукнул. Потом повернулся голубым и мяукнул еще раз, теперь уже требовательно. Я опустилась на стул. Котенок подошел к блюдцу с молоком, все еще стоявшему у стены, и тронул его лапкой: мол, хозяйка, жрать хочу. Давай быстрее.

— Так, дружок! А не обнаглел ты? — я была в шоке. — Напакостил, а теперь награду выпрашиваешь?

Стейк важно направился ко мне, сел на хвост и посмотрел вверх. Его голова наклонилась набок, и мне показалось, что он подмигивает и говорит:

— Радоваться, дуреха, должна, что избавил тебя от этого зануды.

Я даже головой потрясла, прогоняя наваждение.

— Ладно, доедай свое мясо. Скажи спасибо, что я его не выбросила.

Я полезла в холодильник, а Стейк заелозил хвостиком у меня по ногам: семейная идиллия, не иначе.

Только вот в эту гармонию дороги больше не было никому.

Артем ходить ко мне перестал совсем. Мы теперь встречались только на его территории.

Когда я разговаривала с любимым по телефону, Стейк кружился по кухне. Он ругался кошачьим матом, царапал мне руки и покусывал за ноги. Его оранжевый глаз наливался огнем, а голубой превращался в льдинку. От этого несоответствия мурашки бегали у меня по спине, и с каждым разом их было все больше: размножались, наверное, почкованием.

Словом, мой кот всячески выражал свое «фи».

Может быть, он прав? Не знаю, давно пора было завершить токсичные отношения, но меня это злило. Я хватала в руки веник и носилась за мелким чудовищем по всей квартире. Чертенок забирался от меня на штору и наблюдал оттуда, хитро мигая рыжим глазом. Я не могла избавиться от ощущения, что он посмеивается надо мной.

Мама сунулась один раз вместе с Мусечкой. Собака сидела на локтевом сгибе и следила черными глазками за моим котенком. Ее шерстка, собранная на макушке в элегантный хвостик и перевязанная бантом, тряслась в такт каждому движению.

И тут ей захотелось тявкнуть. Стейк, как настоящий сторожевой кот, принял боевую стойку и зашипел. Мусечка с визгом спрыгнула на пол и кинулась удирать. Котенок загнал болонку под диван и не выпускал ее оттуда весь вечер.

Мама с Мусечкой убежали едва живые.

— Виолетта, это же не кот, а чудовище!

— Прости, но ты мне его подкинула, теперь не жалуйся.

— Если бы я знала…

Глава 3

Да, не знала мама, не предполагала и я, в какой переплет мне доведется попасть благодаря коту, но сегодня я уже два часа разыскивала Стейка, который убежал из квартиры и не желал показываться.

— Ну и черт с тобой! — махнула я рукой и потопала домой.

Накрапывал дождь, осенняя погода решила поплакать, не желая уступать место близкой зиме. Я брела, натянув на голову пластиковый пакет — первое, что пришло в голову, чтобы спрятаться от холодных струй. Вода капала за шиворот, и я готова была сейчас прибить этого гаденыша, из-за которого вот уже несколько месяцев мне нет покоя.

Стейка я не увидела, а услышала. Его жалобное и сиплое мяуканье доносилось из мусорного бака. Я даже не поверила своей удаче. Сразу представила, как прихожу домой и лезу под горячий душ. И этого засранца тяну с собой.

Я бегом кинулась к баку, но он был высотой не менее полутора метров. Я встала на цыпочки, но все равно не смогла разглядеть, что там, внизу и почему мой шустрый кот не может выбраться. Еще и проклятущий дождь припустил не на шутку.

— Стейк! Мамочка здесь. Выбирайся, глупыш.

— Мяу! — плакал мой мальчик, а у меня сердце разрывалось от жалости.

Я огляделась. Мусорные контейнеры были с трех сторон огорожены кирпичной стеной. Странное дело, все были переполнены, кроме того, где сидел Стейк. Меня царапнуло это открытие, но мимолетно. Если бы я задумалась хоть на секунду, может быть, и не попала бы в заварушку. Но увы…

В крайнем торчала оконная рама. Я вытащила ее и приставила к контейнеру, где сидел Стейк, так, чтобы форточка была внизу: там дерева больше, есть надежда, что выдержит мои пятьдесят килограммов. Осторожно надавила ногой на раму — крепкая. Я перенесла вес тела и пристроила вторую ногу. Подтянулась на руках и заглянула внутрь — пусто.

У меня глюки? Я же четко слышала, что именно отсюда доносилось мяуканье. Полезла в карман за телефоном и включила фонарик. Узкий луч света обежал черные, перепачканные стены контейнера, скользнул по полу — кота не было.

Пришлось плюнуть на это дурное дело. Я промокла, дрожала от холода и начала злиться. Хочет прятаться? Пусть! Скатертью дорога!

Только я сделала несколько шагов в сторону дома, как опять услышала мяуканье. Сердце зашлось от жалости: своя животинка, не чужая, привыкла уже. Пулей назад, взлетела на раму, подтянулась: в углу сидел мокрый и трясущийся Стейк. Глаза зеленью светились в темноте и тоже, казалось, дрожали.

— Черт! И как ты туда попал?

Услышав меня, кот жалобно замяукал и стал царапать стенку контейнера, но выбраться наверх по гладкому металлу не мог.

— Подожди, я сейчас.

Я слезла, пыхтя, убрала раму, попробовала ее поднять — тяжелая, зараза. Опустить в контейнер ее не получится. Что же делать? Противный дождь заливал лицо, волосы прилипли к голове, вода стекала по ним за шиворот и противно холодила шею.

Я огляделась. Как назло, ничего удобного на глаза не попалось, только рядом с домом росла черемуха, ветки которой свисали низко. Быстрый взгляд по сторонам — никого. Жильцы спрятались в квартирах и, наверное, пьют сейчас чай и смотрят очередной сериал.

«Счастливые!» — с завистью подумала я и начала ломать ветку.

Увы, ничего не получилось, только еще больше промокла, а Стейк в контейнере опять притих. Я испугалась: вдруг ему стало плохо. А, была не была! Попробую забраться внутрь.

Я поставила ногу на раму, приподнялась, уцепилась за край контейнера и подтянулась на руках. Потом перебросила вес тела и перегнулась внутрь. Теперь я висела на животе, но могла достать руками кота.

— Стейк, иди к мамочке!

Тишина в ответ напугала еще больше. Что такое, куда пропал кот? Пришлось опять лезть в карман за телефоном, но пальцы все время промахивались мимо. Черт! Что за невезение? Я повернула голову, потеряла шаткое равновесие и… полетела в черноту.

Полет должен был закончиться мгновенно ударом о грязный пол контейнера, но я упала на что-то мягкое.

Стейк! Я убила кота!

В ужасе я откатилась в сторону и стала шарить руками: от удара проклятый телефон выпал из руки и пропал, даже экран перестал светиться. Чернота была такая, что мне казалось, будто я ослепла. Странно, недалеко от контейнеров стоял фонарь. Электричество отключили?

Но подумать об этом было некогда. Пальцы все время натыкались на какие-то бумажки, пакеты, коробки, но не на шерстку кота. Мне стало легче.

— Стейк, где ты? Куда опять пропал, проказник?

Мне послышалось далекое мяуканье. «Так, Виолетта, держись! Терпение, только терпение!» — уговаривала себя я, становясь на колени и ощупывая по периметру пространство вокруг: куда пропал чертов телефон?

Кот по-прежнему мяукал где-то на расстоянии.

Я поднялась на ноги и решила плюнуть на это дурное дело, выбраться наружу и вызвать МЧС. Пусть выполняют свою работу. Только протянула руки к краю контейнера, как вдруг поняла: его нет.

Мама дорогая!

Я перепугалась не на шутку и стала лихорадочно озираться. Глаза уже немного привыкли к темноте. Неожиданно дождь перестал идти, и между тучами блеснул блин луны, странный, огромный, похожий на тазик для стирки, а рядом с ним виднелась золотая монетка поменьше.

Никогда раньше я не замечала такого небосклона, и его необычный вид завораживал и пугал до дрожи.

Вот луна окончательно вынырнула из-за тучи, тусклый свет озарил все вокруг, и я поняла, что сижу на небольшом холме.

Было мягко. Почему? Я посмотрела вниз. Руки нащупывали то пакеты, то бумагу, то попадали на пищевые отходы. Куча мусора? Странно. У контейнера, получается, не было дна? Но…

А, ладно! Что в темноте размышлять. Я встала, но ноги разъехались, и попа больно стукнулась о какую-то посудину. И вообще, какое мне дело, сломан контейнер или нет. И куда опять пропал Стейк?

— Кис-кис-кис, — позвала я и прислушалась: тишина, только ветер шуршит листвой. Тазик луны опять спрятался за тучей. Все погрузилось в черноту. — Лучше тебе показаться, мелкая зараза!

Я на попе сползла с кучи. Дорогому спортивному костюму, в котором я выскочила из дома, кажется, пришел конец.

— Черт! Почему так темно? — недоумевала я. — Электричество вырубили, что ли? Пора в прокуратуру звонить на этих бездельников.

Рукой я наткнулась на что-то острое и взвизгнула. Поднесла ладонь к глазам и ничего не увидела. Задрала голову верх — черным-черно. Я словно в преисподнюю провалилась.

Вдруг резкий вой разорвал тишину. Я насторожилась: где-то собака. Значит, есть люди. Не одна я кукую в темноте.

— Есть тут кто? — крикнула я. — Отзовитесь!

Вой звуковой волной ударил по ушам. По спине побежали мурашки. Защитить себя от бешеной собаки я не могла: для начала надо было ее разглядеть.

Я на четвереньках забралась на мусорную кучу, на ощупь нашла пустую бутылку, приняла бойцовскую стойку и приготовилась отразить атаку. Хотелось лечь и закопаться в мусор, чтобы меня никто не заметил, но чувство брезгливости пересилило панику.