Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Глава 2. Генрих

У профессора университета жизнь скучная: лекции, семинары, конференции. А между ними совещания у начальства, приём студентов, научная работа, которая уже оскомину набила.

Кому хочется заниматься этим в тридцать лет? Думаю, многим. Тем, для кого престижная профессия греет душу и карман.

Но только не мне. Надоело все! Вместо того чтобы таскаться каждый день на работу, лучше сесть на яхту с парой горячих куколок и отправиться в кругосветное путешествие.

Если бы не семейный бизнес, а мои предки вот уже почти век владеют этим университетом, давно бы бросил все к дьяволу.

В дверь постучали. Кого еще дьявол принес?!

— Войдите!

— Герр профессор…

В дверях стоит рыженькая первокурсница и невинно хлопает глазами. Знаю я эту невинность! Сама наверняка готова отдаться прямо на столе. Я давно заприметил эту девчонку. Садится всегда за первые столы, кладет ногу на ногу, из декольте вот-вот вывалится грудь.

Натягиваю на лицо улыбку.

— Слушаю… простите, как вас зовут?

— Марта, — краснеет она. — Такое старое имя.

— Так вот, фрау Марта, — девушка вздрагивает, как от удара хлыста. Усмехаюсь: рассчитывала, видимо, на неофициальный тон, а тут облом. — Я иду на ланч, и вам советую сделать то же самое.

— О, простите! Я только маленький вопрос по поводу вашей лекции об изнасилованиях, — она замолкает, ожидая мою реакцию.

— И что с ней не так?

— Ну, вот тот момент, когда вы говорили, что девушка, чтобы защитить себя, должна владеть различными приемами. Меня заинтересовал этот момент. Вы не могли бы пояснить?

Хлоп-хлоп ресницами и делает шаг ко мне.

— Я отвечу на ваш вопрос на завтрашней лекции. Не забегайте вперед, — обрываю ее порыв.

— О, нет! Я думала…, — студентка теряется.

— Естественно вы думали. Для того вам и дана голова.

Девушка хватается за ручку двери, а я чувствую, как в паху разгорается пожар. О, будь проклята эта работа!

И вот таких соблазнов море! Каждый день мимо меня проходят, модельно ставя длинные ноги, юные цыпочки в коротких юбках и шортах. Они собираются стайками на аллеях и спортивных площадках кампуса, сидят на скамейках, летят мимо на велосипедах, мопедах и электрических самокатах и будят воображение. Но ты не смеешь даже взглядом намекнуть, в какой позе и в какой компании отымел бы ту или иную девчонку.

Как удержать естество в узде, когда вокруг одно искушение? Но, увы! Отец пригрозил лишить наследства, если я испорчу репутацию семьи, да и закон строго наказывает за домогательство. Одна ночь со студенткой не стоит разрушенной карьеры и жизни.

А что делать с необузданной натурой и… особыми наклонностями? Как их удовлетворить? Они испепеляют душу и туманят мозги. Вот и приходится развлекаться в тайных клубах по интересам и сбрасывать напряжение с помощью денег.

Заказывать девушек для развлечения из «Зазеркалья» стало в нашей компании традицией. Эти невероятные красавицы были хорошо обучены, не капризны и готовы к любым экспериментам. А если что-то пойдёт не так, тоже проблем не будет. Боссы специально подбирали одиночек или иностранок в бедственном положении, за которых некому было постоять.

Но стоили эти красавицы баснословных денег.

— Генри, какой хочешь подарок на день рождения? — спросил меня Карл, приятель по секс-развлечениям.

— Хочу трахнуть девственницу, — не задумываясь, ответил я.

Сказал — воображение тут же нарисовало крохотную дырочку, в которую я буду настойчиво прорываться, а рот наполнился слюной. Дьявол! Я вспомнил это ощущение, когда ты натягиваешь членом девственную плеву и смотришь прямо в глаза девчонке. Они распахиваются, мгновенно темнеют от боли и наполняются слезами. Она крутится под тобой, пищит, как зверушка, а ты не даёшь ей передохнуть ни на секунду и рывком наполняешь целиком.

Непередаваемые эмоции! Как маньяк наблюдает за угасанием жизни, которая уходит из глаз умирающей жертвы, так и я наслаждаюсь каждым моментом.

Абсолютная власть над телом и чужой жизнью — это наркотик, глоток воды. Но, увы! Ты только войдёшь в экстаз, только начнёшь кайфовать, как все закончится, и снова ищешь способ удовлетворить себя.

Друзья подарили мне Мари. Я предвкушал горячую ночь в дорогом отеле, но все планы изменились, как только я увидел свою игрушку.

Она вошла в вип-кабинет вместе с другими девушками. Мой подарок, моя милая одноразовая вещица. Что будет с ее жизнью, меня не интересовало. Потеряет со мной девственность, потом начнет обслуживать по полной программе других богатых мужчин, пока не износится. Эти девушки очень быстро теряют свежесть и статус.

Нас предупредили, что это первый выход хостес к клиентам. Девушки были растерянными, от них исходил запах страха, который будоражил каждую клетку моего тела. Я полной грудью вдыхал этот аромат и видел, как оживлялись друзья. Они чувствовали то же самое.

Девушка села рядом и взглянула миндалевидными шоколадными глазами. В них мелькнула насмешка, и у меня внутри что-то перевернулось. Люблю таких дерзких. Сломать, подмять под себя, лишить воли — это было как раз то, чего хотела моя душа.

Я тут же положил руку ей на грудь, притянул к себе и поцеловал. Она вывернулась и укусила меня за губу.

— Ах, ты… шлюха! — вырвалось у меня.

— Schwein! (свинья) — выпалила она по-немецки и схватила со стола вилку.

Я вскочил. Она тоже. Мы стояли, сверля друг друга взглядами. У меня в груди полыхал пожар, а висках билась мысль: «Эту сучку надо примерно наказать. Но не здесь. И не сейчас».

Друзья упали на диваны от смеха. Девушки побледнели от страха.

— Тебе эту стерву еще укротить надо, чтобы трахнуть, — чуть не подавился коньяком Карл. — Отличный подарок! Как раз в твоем вкусе.

Я усмехнулся: разозлиться по-настоящему не получилось.

Незнакомка была красоткой. Таких каждый мужчина провожает взглядом, а потом мастурбирует в ванной перед зеркалом, вызывая в памяти соблазнительный образ. Она притягивала к себе как магнит. Хотелось прикоснуться, вдохнуть запах, провести языком по бархатной коже, попробовать ее на вкус.

Умелый макияж еще больше подчеркивал прелести незнакомки. Казалось, она была охвачена божественным сиянием, как ангел. Я даже головой потряс, прогоняя наваждение. Карл вложил в мою руку бокал шампанского, я подал ей. Она пригубила напиток и сказала:

— Danke schon (спасибо большое). Я Маша. А вас как зовут?

Она улыбнулась, и на щеках заиграли ямочки. Я тут же не удержался и засунул в одну палец, проверяя ее глубину.

Все засмеялись. Обстановка стала непринужденной. Вмиг безымянный живой подарок из секс-игрушки на ночь превратился в личность.

— Я Генрих, — ответил ей, чем удивил себя и друзей: никогда не называю своего настоящего имени девушкам хостес.

С этого дня все и завертелось.

Мари была чертовски обаятельной куколкой. Куда бы мы ни приходили, вокруг нас собирались люди. Она с каждым днем все лучше говорила по-немецки, мило улыбалась, и я захотел растянуть удовольствие.

Дьявол! Что творилось со мной, я не знал, но лишение девственности отодвинулось сначала на один день, потом на два, а в голове закрутились новые мысли.

— Ты что делаешь, Генри? — спросил через неделю Карл. — Отправь девку обратно.

— Не хочу.

— Влюбился, что ли?

— Нет. Не знаю. Просто, пока не хочу. Интересная штучка.

— Да, таких, как она, полно!

— Ты подарил мне эту.

— Давай делиться.

— Нет. Сам ещё не наигрался. А вдруг я на ней женюсь!

— Зачем? — Карл посмотрел на меня как на умалишенного. — Разве твои родители допустят такой брак?

— Я взрослый человек и сам буду решать, с кем мне жить и спать! — разозлился я, и все вопросы отпали.

Давление друзей, знакомых и родителей становилось все сильнее, а Мари все привлекательнее. Расставаться с ней совершенно не хотелось.

— Слушай, ты как собака на сене, — злился на меня Карл. — Сам девчонку не трахаешь и нам не даешь. Поделись рабыней.

И тогда я решил жениться. Это был благовидный предлог, чтобы оставить девчонку при себе и не делить ее ни с кем. В глубине сознания зрели и другие мысли. Приобретая рабыню в вечное пользование, я мог распоряжаться ею по своему усмотрению.

Во время свадьбы я сходил с ума от нетерпения. Мари тоже поглядывала на меня и тянула к лестнице. Моя ягодка созрела. Пора насладиться ее изысканным вкусом…