Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Жаркий полуденный зной обрушился на головы всех без исключения, невзирая на то, приезжий ты или абориген. И, конечно же, в такую жару невозможно пройти мимо бара-ресторана «Манговый рай» и не утолить жажду освежающими напитками, съесть холодное мороженое, пообедать в тени летней площадки с видом на морской простор, а вечером приятно провести время за романтическим ужином. Наше заведение расположилось в самом бойком и красивом месте на набережной.

Проворные парни-официанты в чёрно-белой форме обслуживали клиентов внутри заведения, а на летней площадке — девушки-официантки в форме «спасательниц Малибу». Да-да, в тех самых красных купальниках. Девушки в такой форме служили прекрасным рекламным ходом и завлекали к нам клиентов мужского пола, способных сделать заказ на приличную сумму и оставить нашим «феям общепита» хорошие чаевые. Причём, так повелось, что счёт посетителей в пользу сильного пола шёл со значительным перевесом, как при баскетбольном матче — двадцать очков против десяти в пользу мужчин. Такая концентрация представителей сильного пола приводила к тому, что за сезон три-четыре наши «спасательницы» успевали спасти одинокие мужские сердца и выскочить замуж. Они и составляли те самые десять процентов текучки.

В этом замечательном месте который год работала и я. Администратор, бармен-официант — так было записано в моей трудовой книжке.

Гости наполнили наше заведение. Всё закрутилось, завертелось в привычной суете и приятных хлопотах. Начало сезона — красота!

Одни клиенты сменяли других. Время незаметно перевалило за три часа дня. Стоя за высокой барной стойкой, наблюдала в окно, как мои наиболее ретивые коллеги виляют попами возле столика, где недавно собралась компания из примерно двенадцати мужчин возрастом от двадцати пяти до пятидесяти. Намётанным глазом оценила платёжеспособность клиентов — по моей шкале выходило десять их десяти. Это радовало, но и беспокоило. Особенные клиенты — особенные проблемы. Не бандиты. Наших местных я знала наперечёт. Приходилось обслуживать подобный контингент на банкетах по разным торжественным случаям — любят они в нашем ресторане отдыхать. Из этой же компании визуально я узнала только двоих — помощник губернатора и директор банка. Напрашивался вывод — остальные тоже птицы высокого полёта. Скорее всего, не местные. «Мальчики» отдыхали без прекрасной половины человечества, но чувствовалось, что от женского общества они бы не отказались, слишком уж они много внимания уделяли снующим мимо них официанткам.

Такие тестостероновые компании меня всегда тревожили — невзирая на должности и статусы, мужчины всегда остаются мужчинами. Если переберут — жди беды: или посуду перебьют, столы поломают, похваляясь дурной силушкой, или, что хуже, доказывая свою самцовость в стиле «я ж мужик», разобьют чьё-то девичье сердечко, пройдясь по нему кирзовым сапогом цинизма и шаблонного отношения к представительницам сферы обслуживания общественного питания. Или в их случае возможен был иной сценарий из серии: «Да ты знаешь, кто я такой? Да я тебя…» А вот тут возможны варианты: в тюрьме сгною, по миру пущу, раком вые… В общем, бахвальство и пустые угрозы, но нервы попортят.

Из-за стойки бара, как с капитанского мостика, я поглядывала в зал, наблюдая за посетителями, успевая уловить, кому срочно нужен официант или где нужно убрать со стола за освободившими место гостями. Мы хоть и работаем круглый год, но к началу сезона всегда делаем или перестановку со сменой текстильного оформления, или ремонт. Вот и в этом году зал оформили в стиле нуар, что, конечно, не соответствовало тропическому названию «Манговый рай», но не будешь же каждый раз после ремонта переименовывать заведение. Внутреннее убранство зала было нетипичным для курортных ресторанов. Дизайнер назвала проект — «Чёрно-белая фотография». Итог мне очень нравился — стильно и современно. Чёрный глянцевый потолок визуально расширял пространство зала. В отделке мебели и текстиле изобиловали интересные фактуры: разные виды кожи — под питона и прессованная с растительным рисунком, бархатные шторы на окнах. И очень много чёрного цвета в декоре.

Летняя же площадка оставалась традиционной для курортных ресторанов: открытое пространство с видом на лазурный морской берег со стелами водорезов, мягкие, сливочного цвета диванчики вокруг добротных деревянных столов, море ярких цветов и вечнозелёных растений в больших горшках. Особенной гордостью были сказочной красоты глициния, цветущая длинными полными фиолетовыми кистями, подобно водопаду, ниспадающими с лозы, образующей вход-арку с одного бока летней площадки, и многолетние алые и белые плетущиеся розы с другой.

Днём из динамиков музыкального центра лилась музыка, то бодрая зажигающая, то медленная романтичная, создавая настроение. Вечером же на маленькой сцене играла живая музыка, и пять раз в неделю организовывались разного рода выступления. Это могло быть выступление джазовой певицы или фокусника, соло или дуэт попсовых исполнителей, да много кто прошёл через эту сцену. И дважды в неделю устраивались выступления арт-студии танца на пилоне. Наш арт-директор составлял интересную, неповторяющуюся программу на весь сезон.

День сменился вечером. Зажглась красивая подсветка — словно бегущие капли света стекали по фасаду здания и «капали» с крон деревьев, которые росли на летней площадке. Подсветка включалась автоматически по выставленному таймеру. Значит, уже девять. До конца рабочей смены ещё семь официальных часов.

Усталости пока не было. Был дикий азарт и просто замечательное настроение. Смартфон мигнул входящими сообщениями. Это пришло оповещение от родителей о том, что они благополучно добрались к бабушке в Украину во Львов и успели на свадьбу племянницы, моей двоюродной сестры Анютки. Мама очень давно не навещала свою родню, а её мама, моя бабушка, не молодеет и очень скучает по своей дочери, поэтому, несмотря на то, что я тоже хотела увидеться с роднёй, выбор пал на родителей. Одновременно мы не могли уехать. Кто-то должен был оставаться в ресторане, обеспечивать продуктивную работу. «Манговый рай» — это бизнес родителей. А я приезжаю к ним на летний сезон, чтобы помочь. Сложно представить, чем бы ещё я могла заняться, как не тем, что связано с туризмом, ресторанным и отельным бизнесом. Я окончила университет по соответствующей специальности, защитилась и вот уже пятый год работаю в Австралии в туристическом агентстве. Очень удобно, когда у нас зима — там лето, и наоборот. Поэтому я и летаю туда-сюда дважды в году и всё время остаюсь в лете!

Быстро просмотрев первые фотографии обязательного для семейного архива отчёта о поездке, присланные мамой, я отвлеклась, замечтавшись, и не уловила момент, когда та мужская компания активизировалась, приглашая к себе за стол девушек из зала, задевая моих коллег. Судя по объёму выпитого с трёх часов дня, кондиции они уже достигли. Особо выделялись двое парней, немногим старше меня, — громких и борзых. Лариса, официантка, которая была закреплена за их столиком, уже пожаловалась на то, что клиенты распускают руки. Но пока с ситуацией она справлялась сама, и моего вмешательства не требовалось. Оказывается, за тем столом отмечали мальчишник в связи со скорой женитьбой одного из них, кажется, самого активного. Этим объяснялось отсутствие женщин за столиком изначально, но не гарантировало, что таковые не появятся в ближайшее время. И скорее всего, это будут проститутки, или, как принято сейчас говорить — женщины с низкой социальной оценкой. Но для весёлого продолжения вечера в объятиях «богинь» компании придётся покинуть наши уютные стены — мы не предоставляли номера для плотских утех.

Время шло. Чем больше увеличивалось количество выпитого, тем поведение мужчин становилось всё более развязным и опасным для окружающих. И я уже понимала, что придётся вмешиваться и осаждать их. Кроме того, два гостя из компании, видимо, имевшие какое-то влияние на остальных, уже с полчаса как покинули стены нашего заведения. В связи с этим оставшиеся ещё больше расслабились и обнаглели.

Мда, не хотелось бы начинать сезон со скандала. Тем более что охранник сегодня был в единственном числе. Борис уже сделал стойку, и глаз не сводил с проблемных клиентов. Но грань дозволенного те ещё не пересекли. Оставалось надеяться на лучшее.

— Надежда Владимировна, — подошёл ко мне охранник, нервно потирая шею. — Кабы чего не вышло, — коротко мотнул он головой в сторону столика с беспокоившей нас компанией.

— Сам сильно не лезь, — понятливо кивнула и приняла новый заказ на сложные коктейли. Некоторые ингредиенты уже закончились, и мне нужно было выскочить за ними на склад. Перед уходом ещё раз бросила обеспокоенный взгляд на компанию, которая перебралась с летней площадки в зал, и предупредила охранника: — Боря, вызывай полицию в случае чего, сам не геройствуй.

Борис утвердительно кивнул в ответ, соглашаясь со мной. Он хоть и бывший спецназовец, но против пьяной толпы и спец не выстоит. Это только в фильмах один в поле воин, вопреки народной мудрости.