Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Кит Р. А. Де Кандидо

Кольцо ненависти

Благодарности

Во-первых, я хочу поблагодарить гуру «Blizzard Games» Криса Метцена, чей вклад в проект «WarCraft®» невозможно переоценить. Наши разговоры по телефону и переписка оказались весьма плодотворными и наполнили меня неиссякаемой творческой энергией.

Во-вторых, я благодарю моего редактора Марко Пальмери и его шефа Шеннона Скотта, которые подавали великолепные идеи, а также Люсьен Дайвер, моего непревзойденного агента.

В-третьих, я должен выразить благодарность остальным новеллизаторам «WarCraft®»: Ричарду Нааку, Джеффу Граббу и Кристи Голден. В частности, «Последний страж» Джеффа и «Владыка кланов» Кристи помогли мне в описании характеров Эгвин и Тралла.

Кроме того, я хочу поблагодарить: банду из «Малибу», клуб «Ублюдков-элитистов», сайт писателей-сценаристов «Новелскрайбз», форум «Чернильница» и всех остальных из списка рассылки, которые помогали мне сохранить здравый рассудок своими попытками довести меня до безумия; писательские объединения CITH и CGAG; терпевших меня работников пекарни Паломбо; Пола Киёши и других замечательных людей из школы единоборств; и конечно же, нельзя обойти вниманием тех, кто живет со мной под одной крышей, как людей, так и кошек, за их ежедневную поддержку.

Историческая справка

Роман описывает период времени за год до «World of WarCraft®».

Действие происходит через три года после вторжения Пылающего Легиона и его поражения от объединенного воинства людей, орков и ночных эльфов (WarCraft® 3: Reign of Chaos and WarCraft® 3X: The Frozen Throne).

Глава 1

Незнакомец вошел, когда Эрик заканчивал протирать залитый пивом череп демона над барной стойкой.

На постоялый двор «Проклятие демона» редко заглядывали путешественники. Поэтому Эрик знал в лицо всех посетителей. В отличие от имен — их он обычно не запоминал. А вот лица… Лица — это другое дело. Их видишь часто. И вообще, Эрика мало волновало, кто и зачем посещает таверну, лишь бы платили вовремя и пили побольше.

Усаживаясь за стол, незнакомец обвел взглядом зал, будто бы что-то искал или ждал кого-то. Ну не грязные же стены он рассматривал, в конце концов. Да их и не под силу разглядеть — окон в «Проклятии демона» отродясь не было, и зал, беспорядочно уставленный маленькими круглы- ми столами и стульями, освещался лишь парочкой факелов. Посетители рассаживались, где им удобнее, свободно двигая столы, а потому Эрик даже не пытался расставлять мебель в каком-либо порядке.

Поскучав минуту-другую, незнакомец подошел к хозяину.

— К моему столу слуга подойдет?

— У меня нет прислуги, — ответил Эрик.

Он в самом деле не видел смысла нанимать работников. Еще жалованье им плати! Если человек хочет пить, то подойдет к стойке. А тому, кто нализался настолько, что не стоит на ногах, наливать больше незачем. Пьяные драки Эрику ни к чему. Он хотел управлять тихим заведением.

— Какой у вас самый дорогой напиток? — Незнакомец выложил на стойку серебряную монету.

— Кабаний грог по-северному. Орки делают его, настаивая на…

— Нет, — скривился посетитель. — Никаких орочьих напитков.

Эрик пожал плечами. Всякому человеку вольно иметь свои вкусы, когда дело касается выпивки. Ему попадались люди, которые спорили, что лучше: пиво или кукурузное виски, яростнее, чем о политике или религии. Если господин почему-то не любит орочьи напитки, Эрика это не касается.

— Не хотите ли кукурузного виски? У меня есть свежее — в прошлом месяце закупал.

— Годится.

Незнакомец хлопнул по барной стойке, разбросав скорлупу орехов, огрызки и прочий мусор, месяцами накапливающийся по углам. Эрик занимался уборкой не чаще раза в год. Зачем? Все равно никто не разглядит грязь. Ну разве что череп демона натирал.

Постоянный посетитель, солдат, всегда заказывавший грог, обернулся, чтобы посмотреть на нового гостя.

— Любопытно узнать, что ты имеешь против орочьего пойла?

Пока незнакомец, смущенно пожимая плечами, подбирал слова для ответа, Эрик снял с полки большую стеклянную бутыль и плеснул в почти чистую кружку.

— Я ничего не имею против орочьих напитков, добрый господин. Только против орков, — Человек протянул солдату ладонь, — Меня кличут Маргозом. Я рыбак. Что словлю, с того и живу. Но мне не слишком нравится, как наполняются мои сети.

— Может, ты попросту плохой рыбак? — Солдат не принял рукопожатия и не потрудился представиться.

Маргоз догадался, что к нему настроены не слишком дружелюбно, и пригубил виски.

— Я замечательный рыбак, добрый господин. В Кул-Тирасе я процветал, а потом по воле судьбы переехал сюда.

Сидевший неподалеку купец пробормотал, не отрываясь от кружки пива:

— Ну да, судьба. Что, сражаться с Пылающим Легионом призвали?

— Как и всех нас, я думаю, — кивнул Маргоз. — Я хотел начать новую жизнь здесь, в Тераморе. Да куда там! Проклятые зеленокожие забрали самые рыбные воды, а что оставили нам?

Эрик покивал, соглашаясь если не со вторым утверждением гостя, то с первым — уж точно. Сам он не воевал, поскольку приехал в Терамор, когда Пылающий Легион уже отбросили. Неожиданно подвернулось наследство. Его брат Олаф сражался против Легиона и погиб, оставив Эрику кругленькую сумму. Хватило, чтобы открыть постоялый двор, о котором мечтал Олаф. А вдобавок к деньгам брат оставил череп демона, которого сам убил в сражении. Эрик не собирался открывать гостиницу или таверну — сказать по правде, у него вообще ни к какой работе душа не лежала, — но открыл «Проклятие демона» в память о погибшем брате. А кроме того, он весьма справедливо предположил, что половина местных жителей будут стремиться в заведение под таким названием. Ведь город-государство Терамор возникло после изгнания демонов.

— Ты не прав, рыбак, — заметил солдат, — Если ты сражался на войне, то должен знать, что орки сделали для победы.

— Меня мало трогает, что они сделали тогда, добрый господин, — ответил Маргоз, — Меня волнует, что они делают с нами теперь.

— Они забирают себе самое лучшее! — вмешался в разговор капитан судна, сидевший за столиком позади солдата. — Могу сказать, в Кабестане гоблины всегда помогают оркам со швартовкой или ремонтом кораблей. В прошлом месяце я прождал свободного места у причала полдня, а когда подошла орочья посудина, ее ошвартовали в два счета.

— Так не ходи к Кабестану, — повернулся к нему солдат, — Причалов, что ли, мало?

— Не всегда есть выбор, — невесело усмехнулся капитан.

— Да их суда вроде как и в починке не нуждаются! — поддержал его сосед по столику, по всей видимости помощник с того же судна, во всяком случае, одевались они очень похоже. — Спилили все дубы в горах Оргриммара. Строят из них корабли. А что осталось нам? Всякий мусор? Весь корабельный лес у них, а наши суда разваливаются на глазах. Еще бы! Ведь их сработали из корявых болотных елок!

Несколько голосов из глубины зала поддержали его.

— Значит, лучше, чтобы орков не было?! — Солдат стукнул кулаком но столешнице. — Так, по- вашему? Да без них демоны сожрали бы нас и не подавились!

— А я и не спорю. — Маргоз отхлебнул из кружки. — Просто мне кажется, что сейчас нет справедливости.

— Когда-то орки были рабами! — проговорил кто-то, кого Эрик не сумел разглядеть, — Рабами людей и Пылающего Легиона, если помните. Можно ли обвинять их, если теперь они хотят получить все и сразу?

— Как по мне, так лучше бы они убрались подальше, — сказал капитан.

— Мы все знаем, они нездешние, — поддержал его купец. — Пришли из иного мира. Вернее, Пылающий Легион приволок их.

— Может, лучше им убраться откуда пришли? — негромко бросил помощник капитана.

— Поражаюсь, о чем только думает леди Праудмур… — покачал головой Маргоз.

Эрик нахмурился. Таверна подозрительно притихла. До того люди не скрывали своих чувств, одобряя или оспаривая чужое мнение. Но как только Маргоз упомянул Джайну Праудмур — а ко всему прочему, упомянул весьма непочтительно, — стало тихо.

Слишком тихо.

За два года, что Эрик хозяйничал в таверне, он успел запомнить: перед дракой в зале становится или слишком шумно, или слишком тихо. Причем в последнем случае следует ожидать самой опасной драки.

Рядом с первым солдатом встал еще один. Высокий и широкоплечий. Когда он заговорил, череп демона позади Эрика задрожал.

— Кто скажет дурное слово о леди Праудмур, проглотит свои зубы!

— Я вовсе не хотел обидеть нашу правительницу, — быстро сказал Маргоз, сглатывая комок в горле, — Клянусь!

Он набрал в рот слишком много виски и застыл с выпученными глазами, пытаясь вдохнуть.

— Леди Праудмур заботится о нас, — вмешался купец, — После того как мы прогнали Пылающий Легион, она объединила и сплотила нас. Ваши жалобы, Маргоз, обоснованны. Но в том нет ее вины. В свое время я встречал немало чародеев. Большинство из них не стоили и грязи с подошвы моих сандалий. Но леди добра к нам. И никто не поддержит вас, вздумай вы порочить ее.

— У меня и в мыслях не было порочить леди, добрый господин, — сдавленным голосом пояснил Маргоз — очевидно, он еще страдал после опрометчиво большого глотка виски, — Но всем нам нужно подумать — почему никто не озаботился заключить торговые соглашения на покупку замечательной древесины, о которой упомянули вот эти господа? Может быть, она хотела, да орки не позволили?

Капитан отпил из кружки и проговорил рассудительно:

— Может, орки и посоветовали ей оставить Крепость Северной Стражи?

А — Мы должны уйти оттуда, — вздохнул купец, — Степи не принадлежат никому. Так было договорено с самого начала.

— Ты совсем спятил, если думаешь, что мы уйдем оттуда! — напрягся солдат.

— Орки сражались там против войск адмирала Праудмура, — как бы невзначай заметил Маргоз.

— Да, незадача… — Купец тряхнул головой. — Сколь замечательная правительница леди Праудмур, и каким болваном был ее отец! Похоже, нам стоит забыть о тех днях. Но это не так…

— Если вы спросите мое мнение, — прервал его капитан, — то я считаю: нам нужно продвигаться за Крепость Северной Стражи!

На взгляд Эрика, он казался излишне взволнованным и раздраженным.

— Вы с ума сошли? — охнул торговец.

— Я? По-моему, вы… Орки нас ущемляют! Они сидят на плодородной земле, не то что у нас, в Тераморе. Уже три года прошло с тех пор, как Пылающий Легион отбросили. Неужели мы не заслуживаем лучшей доли, чем нищенствовать на собственной земле, ютиться в одном-единственном городе?!

— Терамор — один из лучших городов мира! — гордо возразил солдат, но продолжил более миролюбиво: — Это верно, у орков больше земли. Именно поэтому Крепость Северной Стражи нам нужна — она позволяет защитить людей вне стен Терамора.

— А еще оркам это не нравится, — проговорил помощник капитана, обращаясь к пивной кружке. — Думаю, это самая веская причина, чтобы покинуть Крепость.

— Вас-то кто спрашивал? — повернулся к нему купец.

— Кому-то же надо сказать обо всем, — мягко заметил мужчина из глубины зала; Эрик узнал его — счетовод из порта. — Орки ведут себя так, будто безраздельно владеют Калимдором, а мы лишь гостим здесь. Но это и наш дом тоже. Мы тоже его любим. Орки не из нашего мира, не из мира людей. Имеют ли они право указывать нам, как жить?

— А имеют они право жить своей жизнью? — поинтересовался купец.

— Я считаю — имеют! — кивнул солдат, — Они заслужили его, сражаясь с Пылающим Легионом. Если бы не они…

Он допил грог и протянул кружку Эрику:

— Пива налей!

Хозяин таверны удивился и остановил руку, которая сама собой потянулась за бутылью с вином. Этот солдат появился в «Проклятии демона» едва ли не в день открытия и не пил ничего, кроме грога. Но трехлетний опыт работы убедил Эрика: если посетитель захочет пить помои, налей, лишь бы платил исправно.

— Трудно спорить, — сказал капитан. — Этот мир — наш, наша колыбель, наша родина. А орки здесь — всего лишь гости. И все невзгоды начались с их появлением!

После этого заявления общая беседа прекратилась. Посетители тихонько шушукались за столами. Эрик обслужил еще нескольких выпивох, бросил грязные кружки в бадью, чтобы вымыть позже, и, лишь подавая очередную порцию пива купцу, понял, что Маргоз ушел. Не попрощался и не оставил чаевых. Презрительно покачав головой, Эрик постарался забыть имя рыбака.

Но не лицо. Лицо он запомнил отлично и решил, что обязательно плюнет ему в кружку в следующий раз. Ведь все неприятные пересуды начались после его заявления об орочьем напитке. А Эрик никогда не питал добрых чувств к тем, кто затевает беспорядки в его заведении.

Теперь же все больше людей жаловались на притеснения от орков. А один, распалясь, так сильно стукнул кружкой о стойку, что капли пива вновь забрызгали череп демона. Вздохнув, Эрик потянулся за тряпкой.


Когда-то Маргоз боялся ходить в одиночку по темным улицам Терамора. И вовсе не потому, что горожан одолевали воры и грабители, — здесь жители отлично знали друг дружку и старались не нарушать законы, а если и вставал кто-нибудь на скользкую дорожку, то стража леди Праудмур довольно быстро расправлялась с ним.

Просто Маргоз уродился хилым коротышкой, которого мог обидеть каждый, кто выше и сильнее. И никогда не узнаешь, что таится в душе большого и крепкого человека, пока он не ударит маленького и слабого. Маргоз часто испытывал на своей шкуре, что такое желание покуражиться над беззащитным. Потому и старался не выходить ночью из дома без особой надобности. Зачем множить насилие, если его можно избежать?

Но теперь Маргоз не боялся побоев. И многих других неприятных вещей. Он заимел покровителя. Конечно, любая защита имеет цену, но на сей раз выгода — сила и богатство — показалась рыбаку достойной наградой. По крайней мере, лучше, чем раньше, когда единственной наградой была пощада. Иногда Маргоз задумывался, не обменял ли он один страх на другой, но старательно гнал от себя печальные мысли.

Ветер со стороны порта пронес по улицам города запах соли и свежести. Маргоз глубоко вдохнул — прохладный морской ветерок бодрил. В «Проклятии демона» он сказал половину правды: когда-то и в самом деле он зарабатывал на жизнь рыбалкой, хоть и не преуспел на этом поприще. Но он никогда не сражался с Пылающим Легионом, так как приехал сюда, когда демонов уже изгнали. Он думал, что здесь сумеет заработать больше, чем в Кул-Тирасе. Разве он виноват, что его сети немного отличались от общепринятых? Он пытался объясниться с портовым начальством, но добился лишь очередных побоев.

Слишком часто попытки доказать собственную правоту заканчивались для него пинками и затрещинами.

Пришлось отправиться в Калимдор. Многие переезжали сюда, рассчитывая найти работу и достаток среди подданных леди Праудмур. Маргоз вскоре понял, что он не единственный рыбак, торгующий уловом. Признаться честно, среди рыбаков он был далеко не самым умелым и удачливым.

Прежде чем встретить нового покровителя, Маргоз опустился почти до самого дна. Выловленной рыбы не хватало даже на пропитание, не говоря о продаже. Он серьезно подумывал: а не прицепить ли лодочный якорь на шею и не кинуться ли в море. Мертвые не мерзнут и не голодают.

Но с приходом хозяина все изменилось к лучшему. Маргоз подошел к дверям своего скромного домика. Несмотря на уговоры, его благодетель не позволял переселиться в более дорогое жилье. Он отмахивался от непрестанных жалоб Маргоза на сырость, затхлый воздух, нищенскую обстановку и наглых крыс, называл его нытье недостойным, а однажды объяснил, что внезапный переезд бедного рыбака может привлечь нежелательное внимание, а для их общего дела самое главное сейчас — скрытность.

И он скрывался до сегодняшнего вечера, пока не получил приказ отправляться на постоялый двор «Проклятие демона» и под шумок настраивать людей против орков. В прежние времена он не смог бы заставить себя даже переступить порог таверны. В таких местах, как правило, собирались люди, которые любили почесать кулаки о его бока. Причем по многу человек сразу. Поэтому Маргоз старался по мере сил избегать постоялых дворов и таверн.

Ну, насколько получалось.

Он вошел в свою комнату. Жалкое зрелище… Матрас не толще краюхи хлеба, вместо одеяла мешковина, одно прикосновение к которой вызывало зуд по всему телу. Поэтому Маргоз старался не укрываться до тех пор, пока холод не становился совсем уж невыносимым. В углу лампа, а под койкой нехитрый скарб. Крупная крыса юркнула в прогрызенную в стене дыру, заслышав шум его шагов.

Маргоз вздохнул, покоряясь безысходности. Помимо запрета переехать в достойное жилье его больше всего мучила вонь, сопровождавшая появление покровителя. Хозяин говорил, что это издержки магии, которую он использует, но Маргоза его слова мало утешали.

Но ради власти и силы, ради возможности ходить по улицам, когда вздумается, и безнаказанно говорить, что захочется, «Проклятие демона» стоило потерпеть.

Запустив пальцы за пазуху, Маргоз извлек цепочку с подвешенным к ней амулетом в виде меча, охваченного языками пламени. Сжав его в ладони с такой силой, что острие клинка впилось в кожу, человек произнес слова, значение которых оставалось загадкой, но всякий раз, выговаривая их, он ощущал безотчетный страх.

— Гэлтэк Эред'нэш. Эред'нэш бэн гэлэр. Эред'нэш хавик йртог. Гэлтэк Эред'нэш.

Клетушка наполнилась сернистым смрадом. Эту часть своей службы Маргоз ненавидел от всего сердца.

— Гэлтэк Эред'нэш. Ты исполнил приказ?

— Да, повелитель. — Маргоз понял, что сорвался на писк, и от этого смутился и закашлялся. — Я сделал все, как вы сказали. Когда я завел разговор о притеснениях орков, почти вся таверна меня поддержала.

— Почти?

Маргозу не понравилась скрытая угроза, прозвучавшая в этом коротком слове.

— Да, господин. Один человек попытался возражать, но все тут же набросились на него. Излили ярость, не стесняясь.

— Да? Может быть, тебе и удалось…

Слова покровителя принесли огромное облегчение.

— Спасибо, господин, спасибо. Я рад, что принес хоть какую-то пользу. — Он помедлил мгновение. — Если мне будет позволено, господин… Если сейчас уместно… Я бы хотел просить разрешения улучшить мои условия жизни. Вы заметили крысу?

— Ты служишь нам. Ты будешь вознагражден.

— Как скажете, господин, но я тешил себя надеждой, что награда будет скорой… — Теперь он решил зайти с другой стороны. — Знаете, господин, сегодня я подвергался серьезной опасности. Ходить по ночам в окрестностях доков может быть…

— Пока ты служишь, тебе не посмеют причинить вред! Не следует бояться, Маргоз!

— К-конечно, господин. Просто я…

— Просто ты стремишься к жизни, какой никогда не видел. Я тебя понимаю. Будь терпеливым, Маргоз. Награда найдет тебя в назначенный срок.

Зловоние пошло на убыль.

— Спасибо, господин.

— Гэлтэк Эред'нэш! — бросил покровитель, исчезая.

— Гэлтэк Эред'нэш, — поклонился Маргоз, прислушиваясь к воцарившейся тишине.

И тут в стену забарабанили кулаком.

— Эй, там, заткнись! — орал сосед. — Мы тут заснуть пытаемся!

Совсем недавно, услышав столько ярости в голосе, Маргоз сжался бы в комок от страха. Сейчас он даже не обратил внимания на рассвирепевшего соседа, укладываясь на топчан. Оставалось лишь надеяться, что вонь не помешает заснуть.