Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

2

Палембанг, Суматра

За двадцать минут до встречи Сэм и Реми остановили свой скутер у ограды частного терминала в аэропорту Палембанга. Как и говорила Сельма, на асфальте перед ангаром стояло несколько частных самолетов, все одно- или двухмоторные. Кроме одного — реактивного «Гольфстрима G650».

G6 стоимостью шестьдесят пять миллионов долларов не только самый дорогой реактивный самолет в мире, но и самый быстрый. Скорость до одного маха, дальность полета свыше восьми тысяч миль, потолок пятьдесят одна тысяча футов — на десять тысяч футов выше потолка коммерческих рейсов.

Учитывая то, что разузнала о загадочном мистере Кинге Сельма, присутствие G6 не удивило Сэма и Реми. «Король Чарли», как его называли друзья и враги, в настоящее время занимал одиннадцатое место в публикуемом журналом «Форбс» списке богатейших людей с общим состоянием в 23,2 миллиарда долларов.

Начав в 1964 году в шестнадцать лет со спекуляции нефтью в Техасе, к двадцати одному году Кинг основал собственную нефтедобывающую компанию «Кинг ойл». К двадцати четырем стал миллионером, к тридцати — миллиардером. В восьмидесятые и девяностые годы Кинг включил в свою империю горнодобывающие компании и банки. Согласно «Форбсу», если остаток жизни Кинг проведет в Хьюстоне за игрой в шашки в своем офисе в пентхаусе, он по-прежнему будет зарабатывать по сто тысяч долларов в час.

Несмотря на это, в повседневной жизни Кинг был непритязателен, ездил по Хьюстону в пикапе «Шевроле» 1964 года выпуска и питался в дешевых ресторанах. И (хотя не до такой степени, как о Говарде Хьюзе) о нем говорили как об отшельнике и любителе одиночества. Кинг избегал фотографироваться и редко бывал в обществе, а если и посещал какие-то события, то обычно виртуально, через вебкамеру.

Реми взглянула на Сэма.

— Хвостовой номер совпадает с добытым Сельмой. Если только кто-то не угнал самолет Кинга, он здесь.

— Вопрос почему.

Сельма не только сообщила краткую биографию Кинга — она постаралась отыскать и Фрэнка Алтона, который, по словам его секретарши, работал за границей. Девушка три дня не имела о нем сведений, но не тревожилась: Алтон часто исчезал на неделю-две, если работа была сложная.

Услышав, как треснула ветка, они повернулись и увидели всего в пяти футах по другую сторону ограды Чжилань Су. Ее ноги и нижняя часть тела скрывались в листве. Она несколько секунд разглядывала супругов Фарго черными глазами, потом сказала:

— Вы рано.

Голос ее звучал лишь чуть менее строго, чем у обвинителя на суде.

— А вы тут как тут, — заметила Реми.

— Я следила за вами.

Сэм с улыбкой спросил:

— Мама не учила вас, что подкрадываться нехорошо?

Лицо Чжилань оставалось бесстрастным.

— Я не знала свою мать.

— Простите…

— Мистер Кинг готов сейчас встретиться с вами; в семь пятьдесят ему нужно срочно улетать. Я встречу вас у ворот с восточной стороны. Приготовьте паспорта.

С этими словами Чжилань повернулась и исчезла в кустах.

Реми прищурившись смотрела ей вслед.

— У меня от нее мурашки.

— У меня тоже, — сказал Сэм. — Пошли. Король Чарли ждет.


Они оставили скутер у ворот и прошли к небольшому зданию, где стояла Чжилань вместе с охранником в форме. Чжилань сделала шаг вперед, взяла паспорта и протянула охраннику. Тот взглянул на них и вернул.

— Сюда, пожалуйста, — сказала Чжилань и провела их вокруг здания и через калитку для пешеходов к «Гольфстриму», стоявшему со спущенным трапом. Отступив в сторону, она жестом пригласила их подниматься. Поднявшись, они оказались на камбузе, небольшом, но прекрасно оборудованном. Справа от них, через проход, находилась главная каюта. Переборки из дорогой блестящей древесины, каштана, с серебряными, с чашку размером, изображениями Одинокой Звезды Техаса, на полу пушистый ковер цвета бордо. В кабине две группы мест для сидения: четыре кожаных кресла вокруг кофейного столика и три небольших дивана. Воздух чистый и прохладный, работает кондиционер. Из невидимого источника доносится негромкая песня Вилли Нельсона «Мама, не позволяй детям, когда они вырастут, быть ковбоями».

— Боже, — сказала Реми.

Откуда-то от хвоста донесся голос с техасским акцентом:

— Думаю, подходящее модное слово — «клише», мизз Фарго, но к дьяволу: мне нравится то, что у меня есть.

Из одного из кресел, повернутых к ним спинками, поднялся мужчина и обернулся к гостям. Рост шесть футов четыре дюйма, вес двести фунтов, и половина из них — мышцы; загорелое лицо, густые, старательно причесанные светло-серебристые волосы. Хотя Сэм и Реми знали, что Чарлзу Кингу шестьдесят два года, выглядел он на пятьдесят. Он широко улыбнулся; зубы у него были квадратные и поразительно белые.

— Когда Техас у тебя в крови, — сказал Кинг, — вывести его почти невозможно. Поверьте, четыре жены старались изо всех сил, но ничего у них не вышло.

Кинг направился к ним, протягивая руку. Джинсы, выцветшая полотняная рубашка и, к удивлению Сэма и Реми, не ковбойские сапоги, а беговые кроссовки фирмы «Найк».

Кинг заметил их выражение.

— Никогда не любил эти сапоги. Дико неудобные и непрактичные. К тому же все мои лошади скаковые, а сам я по весу далеко не жокей. — Он пожал руку сначала Реми, потом Сэму. — Спасибо, что пришли. Надеюсь, Чжи не слишком на вас давила. Она не любит разводить церемонии.

— Из нее вышел бы хороший игрок в покер, — согласился Сэм.

— Дьявольщина, она отлично играет в покер. В первый — и последний — раз, когда мы играли, обобрала меня за десять минут на десять тысяч баксов. Садитесь. Выпейте что-нибудь. Чего изволите?

— Воду из бутылки, пожалуйста, — сказала Реми, и Сэм кивнул.

— Чжи, если не возражаешь. Мне как обычно.

Чжилань за спиной у Сэма и Реми произнесла:

— Да, мистер Кинг.

Они прошли за ним к диванам и сели. Буквально через секунду появилась Чжилань с подносом. Она поставила перед Сэмом и Реми воду и протянула Кингу виски со льдом. Он не взял стакан, только посмотрел на него. Нахмурился, поглядел на Чжилань и покачал головой.

— Сколько тут кубиков, милая?

— Три, мистер Кинг, — торопливо сказала Чжилань. — Простите, мистер Кинг…

— Не оправдывайся, Чжи, просто добавь четвертый, и я буду доволен. — Чжилань исчезла, а Кинг заметил: — Сколько бы я ей ни говорил, все равно что-нибудь забывает. «Джек Дэниелс» капризный напиток: надо положить точное количество льда, иначе он ничего не стоит.

Сэм сказал:

— Поверю вам на слово, мистер Кинг.

— Вы умный человек, мистер Фарго.

— Сэм.

— Хорошо. Зовите меня Чарли.

Кинг смотрел на них с приятной улыбкой, пока не появилась Чжилань с правильным числом кусочков льда в стакане. Она стояла сбоку, ожидая, пока он попробует.

— Вот умница, — сказал он. — Ну беги. — И Фарго: — Как идут раскопки на том маленьком острове? Как он называется?

— Пулау-Легунди, — ответил Сэм.

— Да, верно. Что-то вроде…

— Мистер Кинг…

— Чарли.

— Чжилань Су упомянула нашего друга Фрэнка Алтона. Давайте оставим любезности. Расскажите нам о Фрэнке.

— К тому же вы человек прямой. То же относится и к вам, верно, Реми?

Они не ответили, но Реми ласково улыбнулась.

Кинг пожал плечами.

— Ладно, это справедливо. Несколько недель назад я нанял Алтона, чтобы он занялся моим делом. Он согласился — и исчез. Пуф! Вы как будто умеете находить то, что найти нелегко, и вы его друзья. Вот мне и пришло в голову связаться с вами.

— Когда вы в последний раз получали от него известия? — спросила Реми.

— Десять дней назад.

— Фрэнк обычно работает независимо, — сказал Сэм. — Почему вы…

— Потому что он должен был связываться со мной ежедневно. Это часть нашего договора, и он выполнял ее до последних десяти дней.

— У вас есть причины считать, что дело неладно?

— Кроме того, что он нарушил данное мне обещание? — с ноткой раздражения ответил Кинг. — Кроме того, что взял мои деньги и исчез?

— Ну, ради полноты картины.

— М-м… жизнь в той части света, в которой он находился, бывает не слишком легкой.

— И что это за часть? — спросила Реми.

— Непал.

— Прошу прощения? Вы сказали…

— Да. В последний раз он связывался со мной из Катманду. Отсталый город, но, если не быть осторожным, там все может случиться.

Сэм спросил:

— Кто еще знает об этом?

— Несколько человек.

— А жена Фрэнка?

Кинг отрицательно покачал головой и отпил виски. Поморщился.

— Чжи!

Чжилань оказалась рядом через пять секунд.

— Да, мистер Кинг?

Он протянул ей стакан.

— Лед слишком быстро тает. Выбрось.

— Да, мистер Кинг.

И снова исчезла.

Нахмурившись, Кинг смотрел ей вслед, потом снова повернулся к супругам.

— Простите, вы что-то сказали?

— Вы говорили о жене Фрэнка.

— Не знал, что у него есть жена. Он не оставил мне номер телефона для срочной связи. К тому же зачем ее тревожить? Насколько я знаю, Алтон закрутил с какой-то восточной женщиной и сейчас тратит с ней мои деньги.

— Фрэнк Алтон так не поступит, — сказала Реми.

— Может, да, а может, нет.

— Вы связывались с непальским правительством? — спросил Сэм. — Или с американским посольством в Катманду?

Кинг пренебрежительно махнул рукой.

— Отсталые, все они. И продажные — это местные. Что касается идеи насчет посольства, я думал об этом, но у меня нет месяцев, которые потребуются им, чтобы привести механизм в действие. У меня там есть люди, работающие над другим проектом, но на это у них нет времени. И, как я уже сказал, у вас двоих репутация людей, которые могут найти то, что другим не по силам.

Сэм сказал:

— Во-первых, Чарли, люди не вещи. Во-вторых, поиски пропавших людей не наша специальность. — Кинг открыл рот, собираясь заговорить, но Сэм предостерегающе поднял руку и продолжал: — Учитывая все сказанное и то, что Фрэнк наш добрый друг, мы беремся за дело.

— Фантастика! — хлопнул себя по колену Кинг. — Поговорим о подробностях: во сколько это мне обойдется?

Сэм улыбнулся.

— Будем считать, что вы пошутили.

— По поводу денег? Никогда!

— Он наш добрый друг, и мы сами оплатим счет, — чуть резко сказала Реми. — Нам нужна вся информация, какую вы способны дать.

— Чжи уже приготовила для вас досье и передаст его вам, когда будете уходить.

— Дайте теперь сжатую версию, — попросил Сэм.

— Ситуация «колесо в колесе», — ответил Кинг. — Я нанял Алтона, чтобы он отыскал человека, пропавшего в том же районе.

— Кого?

— Моего отца. Когда он пропал, я послал туда несколько человек, но они ничего не нашли. Он словно исчез с лица земли. Когда появилась эта фотография, я принялся искать лучшего частного детектива. У Алтона были наилучшие рекомендации.

— Вы сказали «последняя фотография», — заметила Реми. — Что это значит?

— С тех пор как мой отец исчез, до нас время от времени доходили слухи, что он появлялся то там, то тут: около десяти раз в семидесятые годы, четыре — в восьмидесятые…

Сэм перебил.

— Чарли, как давно исчез ваш отец?

— Тридцать восемь лет назад. В 1973 году.


Льюис Булли [Булли (англ.) — хулиган, задира, забияка. — Здесь и далее примеч. пер.] Кинг был человеком вроде Индианы Джонса, но задолго до появления фильма: археолог, одиннадцать месяцев в году проводивший в поле; ученый-путешественник, посетивший больше стран, чем известно большинству людей. Чарлз Кинг не знал, чем именно занимался его отец, когда исчез.

— С кем он сотрудничал? — спросила Реми.

— Не совсем вас понимаю.

— Он работал на какой-нибудь университет или музей? Может, на фонд?

— Нет. Он был квадратным колышком, мой папаша. Ни с кем не срабатывался.

— Как он находил средства на экспедиции?

Кинг застенчиво улыбнулся.

— У него был щедрый и доверчивый спонсор. Откровенно говоря, он никогда не просил много: пять тысяч тут, пять там. Работал один, умел работать дешево. В большинстве мест, где он бывал, можно жить на пару баксов в день.

— У него был дом?

— Небольшой, в Монтерее. Я не стал его продавать. Вообще ничего с ним не сделал. Он и сейчас почти такой же, как когда отец исчез. Да, я знаю, о чем вы собираетесь спросить. В 73-м я послал людей осмотреть дом, поискать что-нибудь, но они ничего не нашли. Но, если хотите, можете осмотреть сами. Чжи сообщит вам все необходимое.

— Фрэнк побывал там?

— Нет, он считал, что это ничего не даст.

— Расскажите о последней фотографии, — сказал Сэм.

— Недель шесть назад группа из «Нэшнл джиографик» проводила там съемки в старом городе… Ло-Манта или что-то в этом роде.

— Ло-Монтанг, — подсказала Реми.

— Да, он самый. Когда-то был столицей Мустанга.

По примеру большинства Кинг произносил это название как название породы лошадей.

— Произносится Муус-тонг, — ответила Реми. — До завоевания Непалом в восемнадцатом столетии было известно также как королевство Ло.

— Как скажете. Никогда не любил такой вздор. Упал далеко от яблоньки, полагаю. И вот на одном их снимке вдали виден какой-то тип. Готов ручаться, он точная копия отца — такого, каким он должен был бы выглядеть спустя сорок лет.

— Не слишком много для начала, — сказал Сэм.

— Все, что у меня есть. По-прежнему хотите поискать?

— Конечно.

Сэм и Реми встали, собираясь уходить. Обменялись рукопожатиями.

— Чжи здесь мой представитель. Вам придется связываться с нею. Дайте мне знать, если что найдете. Я оценю ваши регулярные сообщения. Доброй охоты, Фарго.


Чарлз Кинг стоял в дверях «Гольфстрима» и смотрел, как Фарго вышли через ворота, сели на свой скутер и исчезли на дороге. От ворот вернулась Чжилань Су, поднялась по трапу и остановилась перед Кингом.

— Мне они не нравятся, — сказала она.

— Почему это?

— Не проявили достаточного уважения к вам.

— Обойдусь, дорогая. Лишь бы они оправдали свою репутацию. Судя по тому, что я читал, эти двое умеют искать и находить.

— А если они зайдут дальше, чем их просят?

— Что ж, черт побери, для этого у меня есть ты, верно?

— Да, мистер Кинг. Мне теперь отправляться туда?

— Нет, пусть события развиваются естественным образом. Вызови Расса.

Кинг прошел в хвост и со вздохом опустился в одно из кресел. Минуту спустя по громкой связи послышался голос Чжилань:

— Связь установлена, мистер Кинг. Пожалуйста, приготовьтесь.

Кинг подождал, пока резкий звук не подсказал ему, что спутниковая линия открыта.

— Расс, ты там?

— Да, я здесь.

— Как раскопки?

— Все в порядке. Возникли проблемы с местными, но мы справились. Марджори сейчас в яме, щелкает бичом.

— Ну, еще бы. Она совсем не промах! Посматривайте за инспекторами. Они не должны там появиться. Я за это плачу. Все лишние расходы вычту из твоего жалованья.

— У меня все под контролем.

— Хорошо. Теперь скажи мне что-нибудь приятное. Нашли что-нибудь повкуснее?

— Еще нет. Но мы наткнулись на окаменелости, и наши эксперты говорят, что они перспективные.

— Ну, хорошо. Это я слышал и раньше. Ты не забыл о том мошеннике из Перта?

— Нет, сэр.

— О том самом, кто сказал тебе, что у него есть скелет малагасийского карликового бегемота? Он тоже называл себя экспертом.

— Да, ведь я с ним справился.

Кинг помолчал. Сердитое выражение исчезло с его лица, он улыбнулся.

— Да, верно. Но слушай, сын. Я хочу получить одного из этих калико… как там их. Настоящего.

— Халикотериев, — поправил Расс.

— Да мне все равно, как он называется! Латынь! Да пощадит меня Господь! Я уже сказал Дону Менфилду, что у меня есть такой и что все готово. Мы поняли друг друга?

— Да, сэр, поняли.

— Хорошо. Еще дело: встреть двух новых рекрутов. Оба опытные и опасные люди. Думаю, им не потребуется много времени. Если повезет, они пороются в Монтерее и направятся к тебе. Дам тебе знать, когда они будут в воздухе.

— Да, сэр.

— Позаботься о том, чтобы держать их на прочной привязи, слышишь? Если они уйдут, я с тебя шкуру спущу.

3

Голдфиш-Пойнт, Ла-Джолла,

окрестности Сан-Диего, Калифорния

Расставшись с Кингом, Сэм и Реми вернулись на Пулау-Легунди, где, как и ожидали, застали профессора Стэна Дайделла за осмотром раскопок. Преподаватель Реми из Бостонского колледжа взял отпуск, чтобы побывать на многих раскопках. Услышав новость об Алтоне, Дайделл согласился присматривать за раскопками, пока они не вернутся или не найдут ему постоянную замену.

Через тридцать шесть часов, сделав три пересадки, они сели в Сан-Диего в полдень по местному времени. Сэм и Реми отправились прямиком домой к Алтону, сообщить новость жене Фрэнка. Потом, выгрузив багаж в прихожей собственного дома, они отправились в царство Сельмы — в ее рабочий кабинет.

В помещении площадью две тысячи квадратных футов, просторном, с высоким потолком, господствовали два больших, двадцать футов длиной, рабочих стола со столешницами из клена; их освещали подвесные галогеновые лампы и были окружены стульями с высокими спинками. Вдоль одной стены три кабинки с новыми рабочими станциями «Mac Pro» с двенадцатиядерными процессорами и тридцатидюймовыми дисплеями высокого разрешения (две отделенные стеклянными стенами предназначались для Сэма и Реми), а также небольшое помещение для архива с контролируемой средой, с экраном и шкафчиком со справочниками. Противоположная стена отводилась единственному увлечению Сельмы — четырнадцатифутовому аквариуму с пятью сотнями галлонов морской воды и множеством рыб радужной окраски. Мягкое бульканье смягчало общую атмосферу рабочего помещения.

Над этим помещением находился трехэтажный дом Фарго — в испанском стиле, площадью двенадцать тысяч квадратных футов, со сводчатыми потолками и с достаточным количеством окон в стенах и потолке, чтобы потребность в искусственном освещении возникала всего на несколько часов в сутки. Все потребляемое электричество давали установленные на крыше новые солнечные батареи.

На самом верху находились большие комнаты хозяев. Непосредственно под ними — четыре гостевые комнаты, гостиная, столовая и огромная кухня, располагающаяся выше утеса, с видом непосредственно на океан. На втором этаже помещались спортзал с оборудованием для аэробики и различными экзотическими приспособлениями, парилка, бассейн и спортплощадка в тысячу квадратных футов, где Реми занималась фехтованием, а Сэм дзюдо.

Сэм и Реми сели на углу рабочего стола. Сельма в традиционном рабочем наряде (брюки хаки, кроссовки, цветастая футболка и очки в роговой оправе с цепочкой) присоединилась к ним. Подошли послушать Пит Джеффкот и Венди Корден. Загорелые, ловкие, светловолосые и добродушные, они настоящие калифорнийцы, но вовсе не завсегдатаи пляжей. У Джеффа степень в археологии, у Венди — в социальных науках.

— Она встревожена, — сказала Реми. — Но хорошо скрывает это от детей. Мы обещали держать ее в курсе. Сельма, сможешь связываться с ней каждый день, пока мы отсутствуем?

— Конечно. Как прошла аудиенция у его величества?

Сэм пересказал встречу с Чарли Кингом.

— Мы с Реми обсуждали это в самолете. Он говорит все правильно и ведет себя, как положено деревенщине, но что-то в нем неладно.

— Прежде всего его девушка Пятница, — сказала Реми и описала Чжилань Су. Ее поведение, когда рядом не было Кинга, способно лишить присутствия духа, но на борту «Гольфстрима» оно разительно поменялось. Неудовольствие Кинга из-за числа кусочков льда в его «Джеке Дэниелсе» и ее испуг говорили не только о том, что она боится своего нанимателя, но и о том, что Кинг привык повелевать.