logo Книжные новинки и не только

«Холодная ночь» Клаудия Грэй читать онлайн - страница 1

Knizhnik.org Клаудия Грэй Холодная ночь читать онлайн - страница 1

Клаудия Грэй

Холодная ночь

Пролог

— Уходи! — взмолилась я. — Уходи из города навсегда, и тогда нам не придется тебя убивать.

Вампир огрызнулся:

— А почему ты решила, что сможешь?

Лукас сбил его с ног и сам упал сверху. Это лишало Лукаса всякого преимущества: ближний бой всегда выгоден вампиру, его оружие — клыки. Я кинулась на помощь.

— Ты сильнее, чем человек, — выдохнул вампир. Лукас ответил:

— Я человек.

Вампир ухмыльнулся. Эта ухмылка не имела ничего общего с тем отчаянным положением, в котором он находился, и от этого она казалась еще страшнее.

— Я слышал, кое-кто разыскивает одну из наших деточек, — промурлыкал он Лукасу. — Некто из нашего клана, очень могущественный. Леди по имени Черити. Не слышал о такой?

Клан Черити. Меня охватила паника.

— Да, я слышал о ней. Это я насадил ее на кол, — пропыхтел Лукас, пытавшийся заломить руку вампира за спину. — Думаешь, не смогу и с тобой справиться? Сейчас поймешь, как ты ошибаешься. — И все-таки у Лукаса не было преимущества. Похоже, силы у противников равные. Вампир в любой момент может взять над ним верх.

А это значит, что спасти его должна я. Спасти, убив другого вампира.

Глава первая

Я так жадно хватала ртом воздух, что даже в груди заныло. Лицо пылало, пряди волос прилипли к вспотевшей шее. Каждая мышца болела.

Передо мной стоял Эдуардо — предводитель этой ячейки Черного Креста — и держал в руке кол. Мы стояли в центре комнаты, резкий свет из-под потолка разрисовывал стены четкими тенями. Нас окружили охотники на вампиров: разношерстная армия в джинсах и фланели — и молча наблюдали. Никто из них мне не поможет.

— Ну давай, Бьянка. Включайся. — Когда Эдуардо хотел, его голос превращался в рычание, и каждое слово эхом отражалось от бетонного пола и металлических стен заброшенного склада. — Ты что, даже не попытаешься остановить меня?

Если я прыгну в попытке отнять оружие или сбить его с ног, он запросто швырнет меня на пол. Эдуардо куда быстрее, чем я, и охотится много лет. Наверное, он убил не одну сотню вампиров и все они были сильными противниками.

«Лукас, что мне делать?»

Но я не решилась оглянуться. Стоит мне на секунду отвести взгляд от Эдуардо, как сражение закончится.

Я сделала пару шагов назад, но споткнулась. Чужие туфли были мне велики, и одна из них соскользнула с ноги.

— Неуклюже, — хмыкнул Эдуардо и покрутил кол, словно примериваясь, под каким углом бить. Он улыбался так удовлетворенно, так надменно, что я вдруг перестала бояться и разозлилась.

Схватила упавшую туфлю и изо всех сил швырнула в лицо Эдуардо.

Она впечаталась ему в нос, и все расхохотались, а кое-кто даже зааплодировал. Напряжение мгновенно спало, и я снова стала частью группы. Точнее, это они так думали.

— Хорошо, — сказал Лукас, вынырнув из круга наблюдателей и положив мне руки на плечи. — Просто прекрасно.

— Вообще-то, у меня нет черного пояса. — Я никак не могла перевести дух. Учебные бои меня всегда выматывали, и этот был первым, когда я сумела удержаться на ногах.

— У тебя хорошая реакция.

Пальцы Лукаса разминали ноющие мышцы у меня на шее.

Эдуардо не считал, что полетевшая ему в лицо туфля — это забавно. Он злобно смотрел на меня, но такое выражение лица устрашало бы куда сильнее, если бы не здорово покрасневший нос.

— Остроумно — в учебном бою. Но если ты думаешь, что такой трюк спасет тебя в настоящем…

— Спасет, если противник сочтет ее легкой добычей, — заметила Кейт. — Как ты.

Это заставило Эдуардо заткнуться. Он хмуро улыбнулся. Официально они с Кейт вместе руководили ячейкой Черного Креста, но, проведя с ними всего четыре дня, я поняла, что последнее слово обычно остается за Кейт. Кажется, Эдуардо был не против. Несмотря на всю свою вспыльчивость и раздражительность по отношению ко всем, отчим Лукаса явно считал, что Кейт не может ошибаться.

— Нет никакой разницы, как ты сшиб его с ног, лишь бы он упал, — сказала Дана. — Ну а теперь мы можем наконец поесть? Бьянка, наверное, умирает с голоду.

Я подумала о крови — сытной, красной, горячей, куда более восхитительной, чем любая пища, — и меня пронзила дрожь. Лукас заметил это, положил мне руку на талию, словно обнимая, и шепнул:

— С тобой все в порядке?

— Просто я голодна.

Во взгляде его темно-зеленых глаз смешались неловкость и понимание.

Но Лукас мог мне помочь не больше, чем я сама. Мы оказались в западне.

Четыре дня назад на мою школу, академию «Вечная ночь», напал Черный Крест и сжег ее. Охотники знали тайну «Вечной ночи»: она служила убежищем вампирам, местом, где их обучали жизни в современном мире. Это превратило ее в мишень для банды смертельно опасных охотников на вампиров. Все они были обучены только одному — убивать.

Правда, они не знали, что я вовсе не была одной из многих учеников-людей.

Как не была и настоящим вампиром — и если все пойдет так, как я хочу, я им никогда не стану. Но я родилась от двоих вампиров и, несмотря на то что пока оставалась живой, обладала некоторыми их умениями и потребностями.

Как, например, потребность в крови.

После нападения на академию «Вечная ночь» эта ячейка Черного Креста залегла на дно. Это значит, что мы прятались в одном из надежных убежищ — в этом самом складе, где воняло старыми автомобильными покрышками, а весь пол был заляпан маслом, — и спали на раскладушках. Наружу выходили только для патрулирования, чтобы не прозевать вампиров, которые могли явиться мстить. Практически каждую секунду мы проводили в подготовке к грядущим битвам. К примеру, я научилась точить ножи и (что особенно странно и неприятно) строгать колья. А теперь охотники принялись учить меня сражаться.

Уединение? Забудьте! Хорошо хоть, тут имелась дверь в туалете. У нас с Лукасом почти не было возможности остаться вдвоем. И что еще хуже, я не пила кровь вот уже четыре дня.

А без крови я становилась слабой. И голодной. Жажда крови все сильнее и сильнее овладевала мной, и если так продлится еще немного, не знаю, что я сделаю.

Но ни под каким видом я не могла пить кровь на виду у кого-либо из Черного Креста, за исключением Лукаса. Когда во время учебы в академии он увидел, как я укусила другого вампира, я думала, что он даже смотреть в мою сторону больше не станет; но Лукас все равно любил меня. Сомневаюсь, что другие охотники оказались бы способны настолько изменить свою точку зрения. Если хоть кто-нибудь в этом помещении увидит, как я пью кровь, и обо всем догадается, я точно знаю, что произойдет. Они в мгновение ока накинутся на меня.

Даже Дана, лучший друг Лукаса, которая до сих нор посмеивается над тем, что мне удалось победить Эдуардо. Даже Кейт, считающая, что я спасла Лукасу жизнь. Даже Ракель, моя школьная соседка по комнате, присоединившаяся к Черному Кресту вместе со мной. Каждый раз, взглянув на них, я напоминала себе: они убьют меня, если узнают.

— Опять арахисовое масло, — сказала Дана, когда мы сели на пол около своих раскладушек, прихватив скудный обед. — А ведь когда-то, давным-давно, я даже любила его!

— Уж лучше это, чем лапша, — заметил Лукас. Дана застонала. Я с любопытством взглянула на него, и он добавил: — В прошлом году мы какое-то время просто больше ничего не могли себе позволить. Представь: целый месяц мы ели только спагетти или лапшу со сливочным маслом. И даже если мне больше никогда в жизни не доведется ее попробовать, я плакать не буду.

— Да какая разница? — Ракель размазывала арахисовое масло по куску хлеба так бережно, словно это икра. Все четыре дня после того, как Черный Крест согласился нас принять, она не переставала улыбаться. — Ну да, мы не обедаем каждый вечер в шикарном ресторане. Ну и что? Зато мы делаем что-то очень важное. Что-то настоящее!

Я заметила:

— Вообще-то, сейчас мы в основном сидим на складе и трижды в день едим сандвичи с арахисовым маслом, даже без желе.

Ракель ничуть не смутилась:

— Это небольшая жертва. Оно того стоит. Дана любовно взъерошила короткие черные волосы Ракель.

— Слова новичка. Посмотрим, как ты запоешь лет эдак через пять.

Ракель просияла. Ее приводила в восторг мысль о том, что она проведет в Черном Кресте пять лет, или десять, или всю жизнь. После того как ее преследовал вампир в школе и привидение дома, она хотела только одного — надрать чью-нибудь сверхъестественную задницу. И пусть для меня эти четыре дня были странными и голодными, я никогда не видела Ракель такой счастливой.

— Через час выключаем свет! — прокричала Кейт. — Если что-то нужно, делайте сейчас!

Дана и Ракель разом засунули в рот остатки сандвичей и направились в импровизированный душ, устроенный в задней части склада. Сегодня вечером только первые несколько человек из длинной очереди сумеют помыться, и только одному-двоим хватит теплой воды. Может, они собираются подраться за место в очереди? Единственная альтернатива — втиснуться туда вдвоем.

Я чувствовала себя слишком измотанной и не могла даже подумать о том, чтобы раздеться, хотя и сильно вспотела.

— Утром, — пробормотала я то ли Лукасу, то ли самой себе. — Я помоюсь утром.

— Эй! — Он положил мне руку на предплечье, такую сильную и теплую. — Ты вся дрожишь.

— Еще бы!

Лукас поерзал и уселся вплотную ко мне. Его высокая фигура, мускулистая, но вместе с тем гибкая, заставляла меня чувствовать себя маленькой и хрупкой, а его темно-золотистые волосы выглядели роскошно даже в этом мрачном помещении. Он был таким теплым, что я представила, будто сижу зимой перед камином. Лукас обнял меня за плечи. А я положила голову ему на плечо и закрыла глаза. Так можно притвориться, что вокруг нас нет пары десятков смеющихся, болтающих людей, что мы вовсе не на сером отвратительном складе, воняющем резиной, Что в мире нет никого, кроме Лукаса и меня.

Он пробормотал мне на ухо:

— Я за тебя беспокоюсь.

— Я тоже за себя беспокоюсь.

— Изоляция не продлится слишком долго. Тогда мы сможем раздобыть тебе немного… в смысле, что-нибудь поесть, а потом решим, что делать дальше.

Я поняла, что он имеет в виду. Мы собираемся бежать, как планировали еще до нападения на «Вечную ночь». Лукас хотел выбраться из Черного Креста так же сильно, как я. Но для этого нам нужны деньги, свобода и возможность обсудить планы наедине, а пока остается только терпеть.

Я посмотрела на Лукаса и увидела тревогу в его глазах. Положив руку ему на щеку, я почувствовала, как колется щетина.

— Мы справимся. Я знаю, что справимся.

— Предполагалось, что это я буду заботиться о тебе. — Он не отводил от меня взгляда, словно пытался отыскать решение наших проблем у меня на лице. — А не наоборот.

— Мы можем заботиться друг о друге.

Лукас крепко обнял меня, и на несколько секунд я забыла обо всем на свете.

— Лукас! — Голос Эдуардо эхом отразился от бетона и металла. Мы посмотрели вверх и увидели, что он стоит рядом, скрестив руки на груди. От пота на его футболке проступила темная буква V. Мы с Лукасом отпрянули друг от друга — не потому, что нам стало стыдно, а просто никто не умеет испортить романтическое настроение быстрее Эдуардо. — Я хочу, чтобы сегодня ночью ты в первой смене наблюдал за периметром.

— Я ходил две ночи назад, — возразил Лукас. — Моя очередь еще не наступила.

Эдуардо нахмурился еще сильнее.

— С каких это пор ты начал хныкать насчет очереди, как пацан на игровой площадке, который желает покататься на качелях?

— С тех самых, как ты перестал даже делать вид, что поступаешь справедливо. Притормози, ладно?

— Или что? К мамочке побежишь? Потому что Кейт хочет увидеть, как ты доказываешь свою преданность. Мы все хотим.

Лукас очень много раз нарушал правила Черного Креста — куда чаще, чем было известно членам этой ячейки.

Лукас решил не отступать.

— После пожара мне еще ни разу не удалось проспать целую ночь подряд, и я не собираюсь угробить еще одну ночь на то, чтобы сидеть в дренажной канапе и ждать неизвестно чего.

Темные глаза Эдуардо сощурились.

— На наш след в любую секунду может напасть вампирский клан…

— И кто в этом виноват? После твоего фортеля в академии «Вечная ночь»…

— Фортеля?

— Тайм-аут! — Дана, свежая после душа, сильно пахнущая дешевым мылом, втиснулась между Лукасом и Эдуардо, раскинув руки. — Остыньте, ладно? На случай если ты сбился со счета, Эдуардо, сегодня моя очередь дежурить. И я все равно не устала.

Эдуардо терпеть не мог, когда ему противоречили, но отказать добровольцу он тоже не мог.

— Как хочешь, Дана.

— Может, мне и Ракель взять с собой? — предложила она, ловко уводя разговор подальше от Лукаса. — Моя девочка рвется сделать хоть что-нибудь.

— Ракель еще совсем новичок, так что забудь. — Очевидно, сумев настоять на своем, Эдуардо почувствовал себя лучше и спокойно отошел.

— Спасибо, — поблагодарила я Дану. — Но ты уверена, что не слишком устала?

Она ухмыльнулась:

— Ты что, думаешь, я завтра буду едва шевелить задницей, как Лукас сегодня? Даже и не мечтай!

Лукас сделал вид, что сейчас стукнет ее, а она насмешливо оскалилась в ответ. Они то и дело подкалывали друг друга. Я подумала, что Дана, должно быть, лучший друг Лукаса. И уж конечно, только настоящий друг мог добровольно вызваться охранять периметр: всю ночь практически ползать на четвереньках, по уши вымазавшись в грязи.

Вскоре все вокруг начали готовиться ко сну. «Стена», а на самом деле просто старые простыни, развешанные на бельевой веревке, разделяли мужскую и женскую половины склада. Мы с Лукасом спали рядом. Между нами был всего лишь тонкий кусок ткани. Иногда меня это утешало, но чаще от досады хотелось кричать.

«Это не навсегда», — напомнила я себе, переодеваясь в чужую майку, в которой спала. Пижама сгорела во время пожара; все, что я носила сейчас, было с чужого плеча, за исключением обсидианового кулона — подарка родителей, и я не снимала его, даже принимая душ. Брошь из гагата — черного янтаря, — которую подарил мне Лукас на первом свидании, я засунула в небольшую сумку, которую тоже выдал Черный Крест. Я никогда не считала себя слишком помешанной на вещах, но потеря практически всего оказалась большим ударом.

Когда Кейт крикнула: «Гасим свет!» — кто-то почти мгновенно щелкнул выключателем. Я нырнула под тонкое армейское одеяло. Раскладушка не была мягкой, и ее ни под каким видом нельзя было назвать удобной — раскладушки вообще дерьмо, — но я так устала, что любая возможность отдохнуть казалась счастьем.

Слева от меня уже уснула Ракель. Здесь она спала гораздо лучше, чем когда-либо в «Вечной ночи».

Справа, невидимый за медленно колыхавшейся белой простыней, лежал Лукас.

Я представила себе очертания его тела, представила, как он выглядит, лежа на раскладушке. Вообразила, как на цыпочках подхожу к нему и ложусь рядом. Но нас сразу заметят. Вздохнув, я отказалась от этой мысли.

Это происходит уже четвертую ночь подряд. И, как и предыдущие ночи, перестав досадовать на невозможность оказаться рядом с Лукасом, я тут же начала тревожиться.

«С мамой и папой все будет в порядке, — убеждала я себя. Слишком уж хорошо мне помнился тот июнь, языки пламени, полыхавшие вокруг, и густой дым. Там запросто можно было заплутать и оказаться и ловушке. Огонь — одна из тех немногих вещей, которые навсегда убивают вампира. — У них многовековой опыт. Раньше они попадали и в более ужасные переделки. Помнишь, что мама рассказывала тебе про Великий лондонский пожар? Если она выбралась из него, она выбралась и из «Вечной ночи»».

Но мама не смогла выбраться из Великого лондонского пожара. Она ужасно пострадала и едва не погибла; папа «спас» ее, превратив в вампира.

В последнее время мои отношения с родителями сильно испортились, но это не значит, что я хотела их страданий. От одной мысли о том, что они ранены и ослабли — или того хуже, — меня начинало подташнивать.

Но я беспокоилась не только за них. Сумел ли Вик выбраться из горящей школы? А Балтазар? Он вампир, а значит, за ним охотится Черный Крест или его чокнутая мстительная сестра Черити, едва не помешавшая мне, Лукасу и Ракель убежать. А бедняга Ранульф? Он тоже вампир, но такой кроткий и не от мира сего, что мне легко было представить, как охотники Черного Креста убивают его.

Я не знала, как у них у всех дела. Может, никогда и не узнаю. Решив бежать с Лукасом, я понимала, чем рискую. Но это не значит, что мне это нравилось.

В желудке заурчало. Я очень хотела крови.

Застонав, я повернулась на своей раскладушке на другой бок и понадеялась, что усну. Это единственный способ унять страхи и голод хотя бы на несколько часов.


Я потянулась за цветком, но, едва прикоснулась к нему кончиками пальцев, он почернел и завял.

— Не для меня, — прошептала я.

— Нет. Есть кое-что получше, — сказала девушка-призрак.

Сколько времени она уже здесь? Кажется, она всегда была рядом. Мы вместе стояли на территории академии «Вечная ночь», а над головой собирались темные тучи. Горгульи сердито смотрели с внушительных каменных башен. Ветер развевал мои темно-рыжие волосы. Несколько листьев, подхваченных бурей, пролетели сквозь аквамариновую тень привидения. Девушка вздрогнула.

— Где Лукас? — Почему-то предполагалось, что он тоже должен быть здесь, но я не могла вспомнить почему.

— Внутри.

— Я не могу туда войти. — И не потому, что боюсь. Просто мне почему-то казалось, что войти в школу невозможно, но я тут же догадалась почему. — Этого не может быть. Академия «Вечная ночь» сгорела. Теперь ее не существует.

Привидение склонило голову набок.

— Когда ты говоришь «теперь», какое время ты имеешь в виду?


— Подъем!

Этот крик будил нас каждое утро. Пока я моргала, с трудом пытаясь припомнить сон, Ракель спрыгнула со своей раскладушки, на удивление энергичная.

— Вставай, Бьянка!

— Это всего лишь завтрак, — пробурчала я. Тост с арахисовым маслом не казался мне достойной причиной для спешки.

— Нет, что-то случилось!

Сонная, плохо соображающая, я с трудом поднялась на ноги и увидела, что охотники Черного Креста уже полностью готовы. До утра было еще далеко. Зачем они выдернули нас из постелей посреди ночи?

О нет!

Внутрь вбежала Дана и прокричала:

— За оружие, быстро!

— Вампиры, — прошептала Ракель. — Они пришли.